О кластерах вопрос.

По предложению профессора Северного (Арктического) федерального университета Александра Пластинина редакция провела опрос гостей международной выставки «ЛЕСДРЕВМАШ­-2020» на тему промышленных кластеров. Полагаем, что читателям «Лесного региона» будет интересно мнение коллег по поводу кластеров, по поводу проблем ЛПК. Респонденты откровенно отвечали на вопросы о кластерах, но только при условии анонимности.

 


Руководитель ассоциации лесопромышленного кластера

По словам эксперта, в законодательство о лесопромышленных кластерах изначально заложены невыполнимые условия. Например, субсидии предоставляются для создания и развития производственной кооперации участников промышленного кластера, а также для создания новых высокопроизводительных рабочих мест. Довольно сложно представить, что в лесной отрасли при столь незначительной финансовой поддержке можно создать высокопроизводительные рабочие места.

Более того, внимательное изучение деятельности лесопромышленных кластеров показывает, что кроме подготовки несметного количества бумаг, – другого результата нет. Очень хотелось бы узнать о об успешной работе кластеров. Хотя надо сказать, что лесопромышленники изыскивают любые возможности для финансирования своих проектов, особенно в условиях пандемии.

 


Индивидуальный предприниматель

По словам эксперта, он внимательно изучил законодательство о кластерах и считает идею здравой и полезной. Полезной в том, что в реализации кластерного проекта смогут участвовать и индивидуальные предприниматели. Тем более что законодатели не создали условий для развития малого предпринимательства. Обратите внимание, какие льготные условия созданы законодателями для крупного бизнеса!

Так, благодаря законодательству о приоритетных инвестпроектах в области освоения лесов крупный бизнес имеет возможность подготовить пакет документов, пройти все согласования и получить крупные участки леса в аренду без аукциона, причём за 50% минимальной ставки платы за лес на корню. Причём минимальный объём финансирования растёт из года в год. При этом лесфонд, который был в аренде у малого и среднего бизнеса, после истечения срока аренды – передаётся в аренду крупному бизнесу под реализацию инвестпроектов. Этим подрывается основа развития малого и среднего бизнеса.

Очень хочется, чтобы в законодательство о лесопромышленных кластерах были внесены изменения, способные дать импульс развитию малого и среднего бизнеса.

 


Директор по развитию

По мнению эксперта, первоначально законодательство о кластерах было встречено с оптимизмом. Однако при более детальном изучении выяснилось, что получить субсидии для реализации того или иного инвестпроекта практически невозможно, слишком много условий необходимо выполнить.

Вот лишь один пример: существует требование, что не более 30% числа участников промышленного кластера производят промышленную продукцию, сырьё, материалы или комплектующие либо выполняют работы и оказывают услуги производственного характера, менее 20% стоимостного объёма которых (в действующих ценах за предыдущий отчётный период) используется участниками промышленного кластера, или не более 30% числа участников промышленного кластера осуществляют конечный выпуск промышленной продукции, приобретая менее 20% стоимостного объёма промышленной продукции, сырья, материалов и комплектующих, работ и услуг производственного характера (в действующих ценах за предыдущий отчётный период) у других участников промышленного кластера. Эти условия никогда не выполнить и субсидии никогда не получить.

 


Заместитель директора по развитию

Наше предприятие было заинтересовано в создании кластера или участии в нём. Тем не менее, анализируя законодательство о промышленных кластерах, выяснили, что получить субсидию практические невозможно. Приведу лишь несколько примеров. Как возможно выполнить такие пункты?

1. Снижение в размере не менее чем на 10% суммы затрат инициатора совместного проекта на закупку сырья, комплектующих, узлов и агрегатов у организаций, не являющихся участниками промышленного кластера.

2. Увеличение в размере не менее чем на 10% суммы затрат всех участников совместного проекта на закупку сырья, комплектующих, узлов и агрегатов, произведённых инициаторами совместного проекта.

3. Увеличение в размере не менее чем на 10% объёма добавленной стоимости промышленной продукции, создаваемой предприятием-инициатором совместного проекта, рассчитываемого в соответствии с методикой расчёта числа высокопроизводительных рабочих мест на предприятии-­инициаторе совместного проекта, объёма добавленной стоимости промышленной продукции, создаваемой предприятием-инициатором совместного проекта, и прироста доли высокопроизводительных рабочих мест в общем числе рабочих мест на предприятии-инициаторе совместного проекта.

Выполнить всё это возможно только при работе в идеальных условиях, которых в лесной отрасли никогда не было, нет и не будет. Для большинства предприятий лесной отрасли ключевой проблемой является обеспечение лесфондом. А какой толк вкладываться в инвестпроект, если нет никакой гарантии в обеспечении сырьём. Поэтому при совершенствовании законодательства о промышленных кластерах важно на первое место ставить обеспечение сырьём инициатора кластера, а уж затем формулировать условия реализации проекта.

 


Директор

Любое предприятие стремится к развитию, и промышленный кластер – один из таких путей. У нашего предприятия есть планы стать инициатором проекта промышленного кластера. Прежде чем браться за новое дело, изучили опыт коллег, ознакомились с законодательством о промышленных кластерах и пришли к выводу, что только затраты на содержание некоммерческой организации управления промышленным кластером за несколько лет реализации проекта могут «съесть» все субсидии, которые ещё не так просто и получить. Тем более в настоящее время пандемия коронавируса вносит свои коррективы в деятельность лесных предприятий, что называется – не до жиру, быть бы живу.

Тем не менее останавливаться и в этой ситуации нельзя. Мне кажется, требуется масштабная ревизия законодательства о промышленных кластерах, необходимо убрать излишнюю забюрократизированность. К чему, например, такое требование: обязанность руководителей соответствующих органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых осуществляют свою деятельность участники промышленного кластера и расположена инфраструктура промышленного кластера, осуществлять мониторинг и координацию деятельности участников промышленного кластера для достижения цели создания промышленного кластера…

Каким образом органы власти могут координировать деятельность участников кластера – остаётся загадкой. Следует прислушаться к мнению лесного сообщества, что именно необходимо сделать, чтобы пережить нынешний сложный период для ЛПК.

 


Коммерческий директор

Вопрос о промышленных кластерах довольно интересный и чувствительный для лесной отрасли. Основные виды продукции ЛПК: бумага, целлюлоза, мебель, пеллеты, пиломатериалы. А теперь вернёмся к правилам предоставления из федерального бюджета субсидий участникам промышленных кластеров на финансовое обеспечение части затрат, связанных с реализацией совместных проектов по производству промышленной продукции промышленного кластера в целях импортозамещения. И какие виды продукции требуют импортозамещения? Таким образом, подавляющее большинство предприятий ЛПК выпадают из кластеров. Полагаю, с этим и связано слабое развитие кластерного движения лесной отрасли.

 


Директор по развитию

Как показывает практика, лесопромышленные кластеры не получили должного развития. И этому я вижу несколько причин.

Во-­первых, средства из федерального бюджета на компенсацию части процентов по кредиту получает инициатор проекта. Для чего нужны остальные члены проекта – как говорится, для мебели?

Во-­вторых, бизнес руководствуется категориями «выгодно не выгодно», и как только участнику кластера станет не выгодно участие в кластере, он сразу выйдет из кластера, что повлечёт за собой длительное переоформление всех учредительных документов ассоциации, занятой управлением кластером.

В­-третьих, создавая законодательство о кластерах, государство стимулирует ЛПК на разработку и внедрение инвестпроектов, однако, сделав первый шаг, не сделало второй: как инвестпроект будет обеспечен сырьём, а именно лесфондом. В данном случае телега поставлена впереди лошади – сначала инвестпроект, а потом туманное обеспечение деятельности проекта на длительную перспективу.

Давайте рассмотрим, как стимулируется реализация приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов. Сначала инициатор инвестпроекта получает на льготных условиях лесфонд, а уж затем реализует инвестпроект, который обеспечен сырьём на длительную перспективу. Как видим, для крупного бизнеса сделано всё верно – сначала лошадь – лесфонд, а затем телега – инвестпроект.

Было бы вполне логично перенести подобный опыт и на малый, и на средний бизнес. При этом пусть для крупного бизнеса минимальная сумма инвестиций будет 5 млрд. руб­лей, а вот для малого и среднего бизнеса минимальная сумма инвестиций должна быть значительно меньше, с тем чтобы и индивидуальные предприниматели могли реализовывать свои некрупные, но очень важные для страны инвестпроекты. При этом сначала должно стоять обеспечение сырьём (лесфондом), а уж потом реализация инвестпроектов. Тогда лошадь и телега будут на своих местах, и лишь при таком подходе можно рассчитывать на развитие ЛПК.

 


Генеральный директор

Вопрос о промышленных кластерах рассматривало большинство предприятий лесной отрасли, планировавших реализовать инвестпроект. Оказалось, что действующее законодательство по промышленным кластерам для ЛПК никак не подходит.

Начнём с правил предос­тавления из федерального бюджета субсидий участникам промышленных кластеров на финансовое обеспечение части затрат, связанных с реализаци­ей совместных проектов по производству промышленной продукции промышленного кластера в целях импортозамещения.

Это из проекта постановления Правительства РФ 2020 года. Казалось, должны быть учтены старые ошибки. Однако финансирование предоставляется только в целях импортозамещения. Значит, предприятия отрасли полностью выпадают из кластерного законодательства. И какие проекты ни планируй, какие документы ни представляй на конкурс, результат будет один – отказ. Поэтому ни в СМИ, ни в интернете не нашёл положительного опыта деятельности лесопромышленного кластера. И дело здесь не в косности мышления руководителей лесных предприятий, а в несовершенстве законодательства.

 


Индивидуальный предприниматель

Прежде чем отвечать на вопрос о кластерах, хотелось бы напомнить о встрече президента Путина с лесопромышленниками несколько лет назад. О чём просили представители ЛПК главу государства: создать условия для обеспечения лесфондом малого и среднего бизнеса, чтобы продлевались договоры аренды лесных участков у добросовестных арендаторов, выполняющих все условия договоров аренды лесных участков.

Как выполнили распоряжение президента? А никак. Внесли такие изменения в законодательство, что все договоры аренды лесных участков, у которых истёк срок аренды, автоматически расторгаются, а лесные участки передаются в аренду крупным предприятиям под реализацию приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов.

Вот теперь и можно ответить на вопрос о лесопромышленных кластерах. Будет в таких условиях малый и средний бизнес разрабатывать новые инвестпроекты и приступать к их осуществлению?

Бизнес, в том числе и лесной, чутко реагирует на все изменения в законодательстве, но пока промышленные кластеры не интересуют лесную отрасль.

Таково мнение наших экспертов. Вывод напрашивается сам.

Дата публикации: 16 ноября 2020


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий