К ПРОБЛЕМАМ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА

За 20 лет после распада СССР в лесном деле страны накопились многочисленные проблемы. Это не только проблемы таёжного, но и всего российского лесного хозяйства. Их можно объединить в следующие направления: лесоуправление, включая лесоустройство, без которого немыслимо лесоуправление; лесопользование; лесная наука. Все эти направления приобрели усиливающийся деструктивный характер.

Критерием состояния и оценки ведения лесного хозяйства в таёжных лесах является их продуктивность и, соответственно, интенсивность смены пород. Состояние лесов Европейского Севера — вследствие длительной неурегулированной эксплуатации сплошными концентрированными рубками — буквально плачевное. Европейский Север, ранее считавшийся лесоизбыточным, стал по-существу лесодефицитным.

Приоритет таёжных лесов как природного ресурса не оценивается по экономическому, экологическому и социальному значению. В целом в регионе леса более чем на 50% площади пройдены рубками, изменилась породная и возрастная структура лесов. На вырубках идут техногенные процессы почво- и лесообразования. В результате рубок только в Архангельской области ежегодно выносилось около 60 млн. тонн органической массы, в том числе кроновой части — как источника кислорода — более 15 млн. тонн. В связи с длительностью лесообразования не происходит естественной компенсации изъятой массы органики.

Прогрессирует снижение производительности лесных почв (низкопродуктивных, холодных), нарушается баланс вещества и энергии. Возникает много вопросов о природе компенсации плодородия лесных почв, обеднённых выносом органики, продуктивности вторичных лесов в аспекте распределения атмосферных потоков влажности воздуха и влияния их на климат, динамики углеродного баланса.

Сплошные концентрированные рубки, вызвавшие широкомасштабную смену хвойных лесов малоценными лиственными, по-влекли за собой изменения экологических условий, как на локальном, так и на биосферном уровне.

Смена пород и породного состава произошла на 45-85% площади сплошных рубок. Идёт формирование вторичных, антропогенных лесов. Темнохвойная тайга превращается в берёзово-осиновую со снижением их биосферной роли и средостабилизирующих свойств лесов. Наступает эра рациональной организации ведения хозяйства в этих лесах. Неизбежное вовлечение вторичных лесов в сферу хозяйственной деятельности повлечёт ряд изменений во всех подотраслях и инфраструктуры лесного комплекса. Решение этой проблемы необходимо начинать уже сейчас.

За 70-80 лет интенсивной эксплуатации лесов средний запас древесины поступающих в рубку древостоев снизился с 250 кбм до 110 кбм. Фактическая продуктивность главных пород (сосна, ель, 100 лет) снизилась по сравнению с потенциальной на 40-250% в разных лесорастительных условиях.

Объём лесопользования от расчётной лесосеки сократился более чем в два раза. Вероятно, и нужно бы дать «передышку» лесам от непосильного антропогенного пресса, но экономически это не оправдано. С лесоводственной точки зрения недоруб также вреден для лесов, как и переруб. «Консервация» лесов – не лучший способ ведения рационального хозяйства.

Проблема устойчивого управления лесами – это проблема экологического лесопользования. Лесоводственные устои, определённые Г. Ф. Морозовым 90 лет назад и забытые, в настоящее время приобретают особую значимость. Это прежде всего постоянство пользования лесом и его восстановление.

Основной причиной такого состояния лесов является отсут-ствие лесной политики в стране, соответственно в регионах, и как следствие – нестабильность лесоуправления, что привело к полной деградации лесного хозяйства как отрасли народного хозяйства страны. Многострадальные Лесной кодекс (2007), Лесные планы и регламенты оказались безрезультатными: первый как мертворождённое дитя, документ иррационального толка, вторые – лишённые возможности реализации и попросту – ideе fixe.

В своё время под эгидой Гос-лесхоза СССР и под руководст-вом акад. Н. А. Моисеева и А. В. Побединского всеми научно-исследовательскими институтами страны были разработаны региональные «Системы ведения лесного хозяйства на зонально-типологической основе». Это были фундаментальные работы, основанные на накопленном потенциале отечественного лесоводства. Реализации их не произошло из-за постоянного реформирования лесного хозяйства.

С 1917 года лесное хозяйство страны 25 (!) раз подвергалось всевозможным реорганизациям. Придатком каких только ведомств оно не было: сельского хозяйства, деревообрабатывающей, лесной про-
мышленности, природных ресурсов... Ни одна отрасль народного хозяйства не претерпела столько реформ и не была столь бедной, бесправной и беззащитной.

Эта вакханалия происходит и в наше время. Упразднение лесхозов, создание участковых лесничеств (если считать участком площадь лесничества в 200 тыс. га и более) полностью парализовало лесоуправление на местах. Можно ли считать лесоуправление эффективным, если ежегодно в России незаконно вырубают до 20 млн. кубометров леса? Этот объём превышает всю расчётную лесосеку Архангельской области.

Ошибки, допущенные в лесном хозяйстве и лесоводстве, уже непоправимы.

Важнейшей основой эффективного лесоуправления является систематический учёт лесного фонда, лесоустройство. В 30-х го-дах прошлого века М. М. Орлов определил лесоуправление как исполнение лесоустроительного планирования. Происшедшие реформы привели к сокращению функционального значения лесоустройства, а лесоустроительные экспедиции превратились в фирмы по разработке планов рубок для арендаторов лесов.

Коллапс в лесном хозяйстве адекватно затронул и лесную науку. В России, обладающей четвертью лесов планеты, бореальными лесами, различными лесорастительными зонами и подзонами, сокращено число лесных научно-исследовательских институтов, лесных опытных станций, утеряны высококвалифицированные научные кадры.

Европейский Север, крупнейший в стране лесной регион, остался без научного обеспечения: исчезли ЦНИИМОД, СевНИИП, проектные институты. В Северном НИИ лесного хозяйства, проводившем исследования на территории, равной Швеции, Финляндии, Норвегии вместе взятых, из 250 научных сотрудников осталось 30. Закрыта Северная лесная опытная станция со 100-летней историей. В планах НИИ отсутствуют научно-исследовательские темы, преобладает разработка различных правил, нормативов, документации. По существу прекратились исследования в области типологии леса, лесной пирологии, энтомологии, фитопатологии, анатомии древесины, физиологии, экологии.

Система лесоуправления и лесопользования в таёжных лесах должна основываться на трёх составляющих: критериях оценки состояния лесов, их комплексной продуктивности и экологической роли; природопользовании на принципах сохранения экологической ёмкости ландшафтов, повышения биосферной роли северных территорий; моделях состояния лесных экосистем с учётом природных и антропогенных воздействий для прогнозного и оперативного принятия решений.

Всеобъемлющее представление о лесах Севера невозможно без учёта их биосферной роли, без оценки комплекса разнообразных средостабилизирующих, защитно-экологических свойств лесных экосистем.

Важное значение имеет организация и ведение мониторинга лесной растительности, особенно на границе её контакта с тундрой. Динамика экотона «тайга-тунд-ра», биологическая продуктивность лесных фитоценозов могли бы служить индикатором изменения климата. Существующее мнение о наступлении леса в тундру требует научного обоснования. Крайне необходима оценка состояния притундровых лесов с учётом их многофункциональной сущности и антропогенного пресса.

Многие острые экономические и экологические проблемы фокусируются в сохранении и рациональном использовании лесов. Особая роль принадлежит таёжным лесам в целом, и в значительной степени лесам Европейского Севера, представляющим собой природный форпост жизни в Европейской части России.

Г. А. Чибисов, доктор с.-х. наук, профессор С(А)ФУ. Тел. 29-17-99.


Дата публикации: 11 октября 2010
Опубликовано в "Лесной Регион" №


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий