Лесные тренды

Минувшей весной Минприроды РФ приступило к подготовке обновлённой Стратегии развития лесной отрасли.

По словам министра Дмитрия Кобылкина, цель разработки нового документа – создание экономики замкнутого цикла на возобновляемых лесных ресурсах. Для этого предполагается внести корректировки в уже существующую стратегию развития лесопромышленного комплекса России до 2030 года, которая была утверждена правительством в сентябре 2018 года. В середине апреля нынешнего года заявлялось, что новая стратегия будет готова «через месяц», но работа над ней пока продолжается.

 


Тренд на экологичность

Эксперты отмечают, что существующий документ действительно оставляет желать лучшего в разных аспектах – как в промышленном и экономическом, так и в экологическом. Как заявила в интервью одному из отраслевых изданий директор по взаимодействию с органами государственной власти Архангельского ЦБК Наталья Пинягина, в действующем варианте стратегии уделено слишком мало внимания лесному машиностроению. Хотя прогресс не стоит на месте: в России появляется всё больше производителей, выпускающих оборудование для целлюлозно-­бумажной и лесозаготовительной промышленности, растёт ассортимент техники, поэтому необходимо предусмотреть поддержку её импортозамещения.

Разработчики стратегии предусмотрели сценарий, при котором ключевыми экспортными продуктами станут пиломатериалы и целлюлоза. Однако уже стало ясно, что этот сценарий не оправдывается: темпы прироста целлюлозы снижаются, а мощности по производству тарного картона растут. В стратегии же рост производства бумаги и картона обозначен весьма скромно – с 2,6 млрд. долларов по экспорту в 2020 году до 3,6 млрд.в 2024-м. При этом очевиден долгосрочный тренд на экологичность, который продолжит влиять на российский ЛПК и позволит лесопромышленникам освоить новые рынки. В большинстве европейских стран на предприятиях и в торговле используется только упаковка из экологичных материалов, в основном бумаги и картона, которые производятся именно лесопромышленным комплексом. Этот тренд неизбежно усилится и в России.

 


Новые производства

Стоит учесть, что Северо-­Запад России имеет наиболее развитый лесопромышленный комплекс, подчёркивает генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимур Иртуганов. Помимо производства целлюлозы, бумаги, фанеры и древесных плит, здесь осваиваются новые нап­равления. Например, в Череповце развивается производство фибролитовых плит, которые очень востребованы в деревянном домостроении. Растёт востребованность перекрёстно-­ламинированных плит (CLT) – нового экологичного материала для строительства.

Конечно, все тенденции и наработки в стратегии предусмот­реть невозможно, но она должна облегчать отслеживание потребностей лесного рынка, помогать формировать гибкую политику поддержки бизнеса и принимать оперативные решения.

Это остается первоочередной задачей, решить которую пока не получилось, и это признают федеральные власти. По словам замглавы Минпромторга РФ Виктора Евтухова, до сих пор вклад лесного сектора в российский ВВП в 10 раз ниже, чем в Америке, и в 1,5 раза уступает Бразилии, хотя по запасам лесных ресурсов Россия находится на 2-­м месте после Бразилии и вдвое превосходит США. В общем объёме продукции мировой лесной промышленности только 3% приходятся на Россию, тогда как доля Финляндии – 8,4%, Швеции – 10,1%, США – 12,7%, Канады – 17,3%.

 


Не забывать про экологию

Отдельным проблемным вопросом лесопромышленного комплекса остаётся экология. Современный вариант стратегии лесного комплекса рассматривает леса главным образом как источник древесины, считает завкафедрой общей экологии МГУ Дмитрий Замолодчиков, который согласился перечислить основные экологические аспекты, которые необходимо отразить в стратегии. «Ситуацию с потребительским отношением к лесу необходимо менять, поскольку лес – это гораздо больше, чем просто древесина, –уверен ученый. – Это различные экосистемные услуги, это защита почв, это культурное наследие и ещё многое другое. Все эти вопросы в стратегии недооценены. Кроме того, ни в одном из документов лесной отрасли не отражён тот факт, что мы живём в эпоху потепления климата.

Очевиден вклад потепления климата в проблему усиливающихся лесных пожаров, подчёркивает эксперт. Влияет климат и на природные зоны, а это означает, что необходимо менять технологии лесовосстановления, сажать другие породы деревьев. В России ключевой вид для восстановительных лесопосадок – ель. Это объяснимо, поскольку лесная промышленность ориентирована на хвойные породы. Однако ель крайне чувствительна к изменению климата. Она имеет поверхностную корневую систему, поэтому засуха ослабляет ель – ведь в первую очередь высыхает верхний слой почвы.

Кроме того, там, где вечная мерзлота из-за потепления оттаивает, в еловых лесах начинается ветровал. Также в тепле усиливается размножение лесных вредителей. В Западной Сибири идёт мощная инвазия паразита – уссурийского полиграфа, который ранее держался в пределах дальневосточных лесов. Усыхают десятки тысяч гектаров пихты. Те же процессы характерны для Архангельской области, где за последние 20 лет отмечено множество волн усыхания ели. Необходимо расширять посадки дуба, который достаточно «технологичен» для посадок и может расти в значительной части средней полосы СЗФО.

Власти осознают необходимость перемен. В Минпромторге обсуждается возможность не только откорректировать существующую стратегию, но и разработать отдельный аналогичный документ по ведению лесного хозяйства с формированием целей и задач рынка лесных услуг.



Алексей МИХАЙЛОВ.


Дата публикации: 25 августа 2020
Опубликовано в "Лесной Регион" №12(268)
Теги: Лесное хозяйство, Экономика




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий