Фанерная отрасль – боль российского ЛПК

Сегодня в фанерной промышленности сложилась непростая ситуация, требующая принятия скорейших мер по её урегулированию как со стороны государства, так и со стороны производителей. Именно поэтому больше внимания в рамках конференции «Плиты и фанера» на Петербургском международном лесопромышленном форуме было уделено этому сектору ЛПК.

Прежде чем говорить о сегодняшних объёмах производства фанеры в России, необходимо вспомнить о ситуации с сырьём, которая сложилась ранее. Последние пять лет рост заготовки берёзового фанкряжа в нашей стране составлял 3,3%. При этом рост потребления на внутреннем рынке превышал 4,5%. Таким образом, растущий практически на 30% ежегодно экспорт этого вида древесины наносил прямой удар по отечественной фанерной отрасли.

В итоге в 2017 году российским производителям просто элементарно стало не хватать сырья для выпуска фанеры. И это наглядно демонстрирует статистика: впервые за 10 лет в 2017 году зафиксировано падение объёмов производства. Многие предприятия напрямую связывали это с ростом цен на сырьё и его нехваткой. В возникшем конфликте интересов между лесозаготовителями и экспортёрами необработанной древесины и производителями-­экспортёрами высокотехнологической продукции с высокой добавленной стоимостью государство встало на сторону последних.

В том числе благодаря АМДПР в качестве необходимой защитной меры в июле 2018 года было принято Постановление правительства РФ № 636, ограничивающее вывоз из страны берёзового фанкряжа. Мера носила временный характер и вводилась на полгода. За время действия документа квоту в объёме 567 тыс. кубометров получили 908 экспортёров, по данным агентства WhatWood.

Ещё на стадии обсуждений данной меры высказывалось большое количество возражений и упреков со стороны лесозаготовителей и лесоэкспортёров. В качестве одного из основных аргументов звучало опасение, что такое ограничение серьёзно повлияет на экспорт баланса, потому что на российской таможне не смогут чётко разбираться в вывозимом сырьё и будут останавливать баланс под видом фанкряжа, но в итоге этого не произошло. «Все шесть месяцев действия постановления мы внимательно наблюдали за данными Федеральной таможенной службы, – заверил генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов. – Экспорт баланса стабильно рос. И не меньшими темпами, чем до этого. Эти полгода дали серьёзную пищу для размышлений и серьёзную информацию для анализа, которую мы будем использовать для того, чтобы в ближайшее время вернуться к теме пролонгации постановления».

Естественно, упоминание об ограничении экспорта фанерного кряжа вызвало оживлённую дискуссию и в рамках конференции. В частности, было отмечено, что в результате действия постановления тысячи кубометров заготовленного берёзового кряжа всё же остались невостребованными. С одной стороны, сейчас фанерные комбинаты максимально обеспечены сырьём и местами даже наблюдается излишняя затоваренность складов, с другой – они не готовы выкупить и переработать весь оставшийся на российском рынке кряж.

Кроме этого, лесозаготовители испытывают проблемы с реализацией берёзовых балансов. В такой ситуации оказалась, например, компания «БиоЛесПром», занимающаяся не только лесозаготовкой и продажей леса, но и реализующая приоритетный инвестиционный проект в области лесопиления и производства пеллет. Управление инвестиционным проектом подразумевает использование всех лесных ресурсов максимально эффективно, но часть расчётной лесосеки зачастую не может быть использована в переделе. Соответственно, в основном заготовленное сырьё в компании перерабатывают, а то, что не востребовано – берёзовый кряж и баланс – вынуждены продавать.

С введением же ограничения возникли серьёзные проблемы со сбытом. Получается, для компании проще вообще не работать на выделенной берёзовой делянке, а выбирать только хвою. Согласны с этим и в группе компаний «Вологодские лесопромышленники». Но такое снижение объёмов лесозаготовки со всеми вытекающими социальными последствиями в виде сокращения рабочих мест неизбежно приведёт к снижению количества пиловочника и т. д. Как найти в данной ситуации золотую середину, чтобы и обеспечить сырьём тех, кто занимается переработкой леса, и корректно соблюсти интересы тех, кто вынужден часть своего леса продавать?

 


Возможное решение проблемы

Возможно, фанерным заводам стоило бы пойти по пути развития собственной лесозаготовки. Но здесь возникает другая большая проблема всего ЛПК – нехватка лесных ресурсов. Ведь деревообрабатывающие предприятия, в том числе и фанерные производства, не имеют собственную лесозаготовку не потому что не хотят, а потому что зачастую не могут получить необходимые лесные ресурсы, экономически доступные и эффективные. Потому что такие леса уже находятся в долгосрочной аренде у тех, кто лес только заготавливает и продаёт.

Даже несмотря на введение сдерживающих пошлин на вывоз круглого леса, на создание института приоритетных инвестиционных проектов и другие дополнительные стимулирующие переработку внутри страны меры, пришли к собственной переработке и воспользовались этими мерами лишь единицы предприятий. Ситуация не меняется на протяжении многих лет: лесозаготовители считают более выгодным перепродавать лес, а переработчики вынуждены у них по повышенным ценам его выкупать. Решать этот клубок проблем необходимо комплексно – и внутри компаний, и на региональном и федеральном уровнях. С учётом интересов тех, кто занимается переработкой леса и производством высокотехнологичной продукции.

Пока в России не будет единого органа управления ЛПК, будут возникать подобные проблемы, уверены в АМДПР. Необходимость изменения лесного законодательства уже давно назрела, и сейчас самим переработчикам нужно активизироваться, чтобы быть услышанными, чтобы их интересы были учтены, объединяться и активнее предлагать свои варианты решения существующих проблем и совместно инициировать те инструменты поддержки, которые реально будут востребованы производителями.


Дата публикации: 22 октября 2019
Опубликовано в "Лесной Регион" №16(253)
Теги: Промышленность




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий