Лесовосстановление или освоение бюджета?

Основной компонент Федерального проекта «Сохранение лесов» — воспроизводство лесов на всех участках, вырубленных и погибших лесных насаждений фактически сводится к постройке теплиц для посадочного материала и посадки хвойных пород.

Но если за высаженными молодыми деревьями не ухаживать, они погибнут – в первую очередь из­-за конкуренции с малоценными породами. Поскольку посадки погибнут не сразу, то и меры по предотвращению их гибели в проекте не заложены — что будет через 5­-7-­10 лет, не волнует чиновников. Возникают очевидные вопросы – а как восстанавливался лес до того как появился Лесной департамент России? Почему нужно тратить бюджетные средства на лесовосстановление? Кто эффективнее восстанавливает лес – государство или арендатор леса и кто должен за это платить?

По официальным данным, скорее всего существенно приукрашивающим действительность, более 25% культур гибнут в первые 10 лет после посадки, ещё больше в последующие 10-­15 лет. Так, в период с 1983 по 2003 год в России погибло 53,5% созданных лесных культур. Проблемы с отсутствием уходов за молодыми насаждениями привели к смене пород на огромных территориях Европейской России и юга Сибири — на месте хвойных лесов (ель, сосна) возникли мелколиственные, в основном из берёзы и осины, которые гораздо менее привлекательны для промышленности.

Многие предприятия лесного сектора испытывают дефицит лесных ресурсов, расстояние вывозки древесины приб­лижается к границе окупаемости, и часто цена транспортировки составляет большую часть цены древесины при поступлении на переработку. Дефицит сырья в освоенных лесах приводит к давлению на первозданные, наиболее ценные для сохранения биоразнообразия и запасов углерода леса. По новому закону, принятому 27 декабря 2018 года, под топор пойдут и защитные леса: из­-за нехватки сырья ликвидируются нерестоохранные полосы рек и в промышленные рубки отдаётся до 50 млн. га защитных лесов.

Принятые в 2018 году нововведения в нормативном регулировании воспроизводства лесов — Федеральный закон от 19 июля 2018 г. № 212-­ФЗ и Федеральный проект «Сохранение лесов» Национального проекта «Экология» и др. опять нацелены только на совершенствование системы лесопосадки, но не стимулируют последующие этапы воспроизводства лесов, в том числе важнейший из них – уход за молодняками. Представляется, что значительные объёмы финансирования в рамках Федерального проекта «Сохранение лесов» не окажут существенного воздействия на получение хозяйственно ценных насаждений, поскольку при отсутствии ухода большая часть созданных в рамках проекта лесных культур также погибнет.

Какие-­либо «экологические» характеристики восстанавливаемых лесов (видовой состав, устойчивость к пожарам, запас углерода и др.) вообще не планируются. Для экологии нужно сохранять массивы малонарушенных лесов, но такая задача в Федеральном проекте «Сохранение лесов» полностью отсутствует, хотя это и не противоречит Указу Президента Российской Федерации от 7.05.2018 г. «...сохранение лесов, в том числе на основе их воспроизводства на всех участках вырубленных и погибших лесных насаждений».

В 2018 году рубки ухода в молодняках были проведены лишь на 78% запланированной площади (вместо 294,0 тыс. га лишь 228,9 тыс. га), хотя и запланировано было во много раз меньше необходимого. Рубка­ми ухода в молодняках проходится только около 24% от площади лесовосстановления и лесоразведения, тогда как в Беларуси, например, почти в 6,5 раз больше (155% к 2017 г.). В то же время использование самого дорогого посадочного материала с закрытой корневой системой (ЗКС) в общем количестве посадочного материала перевыполнено больше чем в 2 раза.

Можно сделать вывод, что значительная доля работ по лесовоcстановлению и лесоразведению (включая посадки сеянцев с ЗКС) не решает задачи восстановления лесных ресурсов. Для формирования молодняков необходимого состава и густоты в них необходимо проведение в среднем 2-­х приёмов ухода. С учётом средней площади лесовосстановления за последние 10 лет в 0,85 млн. га необходимая площадь проведения ухода должна составить 1,7 млн. га в год, а в реальности уход проводится в среднем на площади 0,27 млн. га, то есть в 6 раз меньше необходимого.

Критерии и сроки перевода лесных культур в лесопокрытую площадь не позволяют на практике обеспечить формирование экономически ценных насаждений на месте срубленных или сгоревших и в целом направлены на регламентацию процесса, а не на достижение конечного результата — создание хозяйственно ценных и экологически устойчивых насаждений. Существующие нормативы также не позволяют обеспечить эффективный уход за лесом. Причиной неэффективности системы воспроизводства лесов в России является ориентированность ведения лесного хозяйства только на первый этап воспроизводства лесов – посадку.

Лесовосстановление в отсутствие контроля со стороны общества и заинтересованности бизнеса превратилось в инструмент освоения государственного бюджета. На ранее пройденных рубками участках не появляются ценные для промышленности ресурсы древесины. В результате в России валовой годовой доход с единицы площади эксплуатационных лесов в 30­-35 раз меньше, чем в Финляндии и Швеции — то есть в странах со сходными природно-­климатическими условиями. Причина в том, что органы лесного хозяйства заинтересованы в финансируемом из государственного бюджета процессе посадки леса, а не в его результате, успех которого определяется на рынках лесных ресурсов и их конечной продукции.

В странах с наиболее экономически эффективным лесным хозяйством восстановление ресурсов для лесной промышленности – это в первую очередь ответственность самих лесопромышленных компаний, поскольку от результатов лесовосстановления напрямую зависит эффективность их бизнеса в будущем. Одновременно органы управления развитых стран лесами также считают ключевой частью своей деятельности восстановление промышленных лесов, то есть предназначенных прежде всего для заготовки древесины, а вовсе не экологически и общественно значимых рекреационных и защитных лесов. В результате этого густонаселённые староосвоенные регионы покрываются «порохом для лесных пожаров» образца 2010 года – хвойными монокультурами.

Восстановление лесов можно достигать разными путями, в том числе – и без дорогостоящих посадок. Например, исключительно уходами за природными молодняками, в том числе — через повышение устойчивости лесов к пожарам. Целесообразно скорректировать Федеральный проект «Сохранение лесов» и обеспечить государственный и общественный контроль за результатами лесовыращивания, а не за процессами и промежуточными шагами (посадкой лесных культур, созданием лесосеменных центров), что делается сейчас. Нужен эффективный контроль за качеством созданных лесных культур с использованием спутникового и авиамониторинга, а не проверка наличия формальных бумаг. Необходимо размещать в открытом доступе информацию о всех участках лесовосстановления в удобном для государственного и общественного контроля виде.

Создание лесных культур и проведение уходов за лесом требует от лесопользователей значительных долгосрочных инвестиций. Поэтому необходимы меры поддержки таких инвестиций, в том числе — создание частных лесных плантаций и разрешение лесовыращивания на заросших деревьями и кустарниками землях сельскохозяйственного назначения, снижение арендных платежей за качественно восстановленные лесные площади, пропорциональное увеличение разрешённого объёма лесопользования и др.

12 февраля 2019 года председатель Правительства Д. А. Медведев поддержал идею разработки нового Лесного кодекса и дал поручения представить предложения по подготовке новой редакции Лесного кодекса Российской Федерации с учётом необходимости общественного обсуждения проекта кодекса. Важно заложить в концепцию нового Лесного кодекса механизмы экономического стимулирования арендаторов лесного фонда к правильному и качественному лесовоспроизводству (доля лесовосстановительных работ, выполняемых арендаторами, в 2018 году уже достигла 82%), а не ставить во главу угла «обеспечение экономической устойчивости учреждений лесного хозяйства» под предлогом лесовосстановления, как это предлагается сейчас Рослесхозом, то есть возвращение к экономически исчерпавшей себя советской системе лесного хозяйства и вытеснению лесного бизнеса из значительной части экономически продуктивных лесных земель.

Промышленные леса должны восстанавливаться в первую очередь самим бизнесом. А лесовосстановление и сохранение экологических функций лесов за счёт бюджетных средств вне территорий долгосрочной лесопромышленной аренды должно осуществляться в соответствии с целевыми экологическими задачами и показателями – многопородность и сохранение биологическо­го разнообразия, сохранение естественных (не оплачиваемых из бюджета) экологических процессов и массивов малонарушенных лесов, повышение устойчивости к антропогенно­ и климатически обусловленным пожарам и др. То есть на неарендованных лесных землях, управляемых учреждениями органов лесного хозяйства, в первую очередь должны осуществляться работы по повышению устойчивости лесов к пожарам и поддержке противопожарной инфраструктуры.

Обеспечение экологических функций лесов в южных малолесных районах соответственно должно осуществляться за счёт восстановления подобных естественным широколиственных лесов, а не хвойных монокультур. Бюджетные средства, в том числе – национального проекта «Экология», должны тратиться на достижение измеряемых экологически значимых показателей, а не на имитацию ведения лесного хозяйства.



Евгений ШВАРЦ
Николай ШМАТКОВ
Константин КОБЯКОВ. Всемирный фонд природы (WWF) России.

Дата публикации: 13 мая 2019
Опубликовано в "Лесной Регион" №08(245)
Теги: Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий