Тяжело лес переваривается

Минпромторг РФ завершил разработку Cтратегии развития лесного комплекса до 2030 года. Осенью она должна быть внесена на обсуждение в правительство.

В документе чётко обозначен приоритет инвестирования в новые целлюлозно-бумажные производства. Сейчас Россия «варит» 8,2 млн. тонн целлюлозы. По мнению чиновников, есть потенциал увеличения объёмов более чем в два раза — на 11,5 млн. тонн. Однако участники рынка считают, что в нынешних условиях этот потенциал не может быть реализован.

В последнее десятилетие правительство пытается стимулировать переработку древесины внутри страны, в том числе в целлюлозу, вводя высокие экспортные пошлины на вывоз необработанной древесины и поддерживая переработчиков. В результате стабилизировался объём леса-кругляка, отправляемого на экспорт, хотя объём экспорта довольно большой: 19-21 млн. кбм. Но часто это — лес, который не находит спроса внутри страны, а за рубежом его готовы покупать и перерабатывать.

Основные мощности ЦБП находятся на Северо-Западе европейской части России и в южных районах Сибири. С начала 1990-х ведущие предприятия отрасли провели масштабные реконструкции, что позволило увеличить мощности на 30%. С 2012 года объём производства целлюлозы в стране вырос на 7%. Одним из крупнейших проектов со времён СССР стала модернизация двух комбинатов группы «Илим», в Братске и Коряжме, в которую было вложено 2 млрд. долл. Но ни одного нового комбината за последние 40 лет построено не было.

Уровень внутреннего спроса на целлюлозу не очень высок и отчасти сдерживает активное развитие производств глубоких переделов из бумаги и картона. Потребление целлюлозы в России на 30-50% ниже, чем в странах со сходными значениями ВВП на душу населения.

«Российский рынок с точки зрения потребления продукции целлюлозно-бумажной промышленности — лишь около 7 млн. тонн в год целлюлозы из глобальных 450 млн. тонн, — комментирует Ксения Соснина, гендиректор АО «Группа Илим». — Половина мирового рынка потребления приходится на страны Азии и около 20% — на Европу. Но сегменты с потенциалом роста на рынке есть, они увеличиваются даже при скромном увеличении покупательной способности. Это санитарно-гигиенические изделия (СГИ), упаковочные картон и бумага, макулатурный картон».

В прошлом году в Россию было ввезено древесины и изделий из неё на 3,4 млрд. долл., и примерно две трети импорта в стоимостном выражении пришлось на бумагу и картон. Что касается сегмента СГИ, то здесь доля импорта за последние шесть лет снизилась с 53 до 8%.

Кроме того, у нас развивается производство высококачественной бумаги. Например, в 2012 году в России отсутствовало производство мелованных бумаг и картона, а в 2016 году их было произведено 100 тыс. тонн. Падает только производство и внутреннее потребление газетной бумаги.

Причин, по которым новые проекты целлюлозно-бумажной промышленности так тяжело реализуются, множество. Одна из главных — отсутствие инфраструктуры во многих отдалённых от городов лесистых районах. Никакой частный инвестор такие вложения не потянет. Тем более что и строительство самого ЦБК тоже влетит в копеечку: стоимость проекта — от 1 млрд., три-четыре года на строительство и не менее десяти лет на возврат инвестиций. В то же время построить лесопильный завод средних для отрасли масштабов, который окупится вдвое быстрее, стоит 5 млрд рублей.

В то же время на рынке есть мнение, что планы увеличить производство целлюлозы не могут быть реализованы, поскольку нет нужного объёма доступных лесных ресурсов, чтобы обеспечить сырьём несколько новых ЦБК. Стратегия Минпромторга не предусматривает конкретных инструментов решения этой проблемы и носит скорее декларативный характер, как и предшествующая ей, утверждённая в 2008 году (на период до 2020 года) и по сути ничего не изменившая в лесном комплексе.

Основная проблема ЛПК — сокращение объёмов доступного для экономически эффективного освоения качественного леса. Расстояние, на которое приходится углубляться в лес, в отдельных случаях уже достигает 400-500 километров, лесопромышленники несут невообразимые затраты. Но эту глобальную проблему невозможно быстро решить. В России начиная с 2010 года площадь лесных рубок превышает площадь лесов, где осуществляется лесовосстановление. За 2010—2015 годы накопленная площадь невосстановленных вырубок составила около 1 млн. га. В Стратегии развития лесного комплекса до 2030 года прописаны принципы устойчивого управления лесами, в том числе на базе интенсивного лесовосстановления с использованием плантационного лесоводства — но скорее лишь как целевой показатель.



Вера КОПЕРОВА.


Дата публикации: 18 сентября 2017
Опубликовано в "Лесной Регион" №14(213)
Теги: Промышленность



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий