Усыхающие леса: тяжёлый выбор

Часть лесов Архангельской области давно усыхает, однако лесные предприятия и экологи смотрят на проблему по-разному. О проблеме заговорили ещё лет пятнадцать назад. Хотя, если удаляться в ретроспективу, можно обнаружить упоминание о негативных процессах в лесах нашей губернии аж 100-летней давности. Тревожная информация стала поступать из Конецгорского леспромхоза Виноградовского района.

Исследования, проведённые в 2005 году учёными, не помогли выявить причину происходящего и также не предсказали направление развития процессов усыхания. Кстати, усыхали прежде всего ельники. Сейчас северные учёные говорят, что массовое негативное явление происходит по ряду причин. Это и климатические, и почвенные изменения, а также старовозрастность лесов. Лес, как и любой живой организм, смертен и подвержен старению. Слабые, переспелые деревья более чувствительны к нападению вредителей и болезням.

Но ситуация имеет ещё ряд важных аспектов. Упомянутый стареющий лес — малонарушенный (в поэтической традиции его называли девственным). Там нет дорог, и вообще влияние человека на такие дремучие пространства минимально. Если там и проводились рубки, то лишь по контуру, а не вглубь лесного массива.

Разумеется, в ситуацию не могли не вмешаться экологи. Но если у лесопромышленников своя логика, то у экологов — своя. И взгляды их можно назвать диаметрально противоположными. Большие площади усыхающих лесов находятся на территории междуречья Пинеги и Северной Двины. Крупные предприятия региона — ГК «Титан» и Поморская лесопильная компания — арендуют там массивные участки и, конечно, намерены и впредь заниматься лесозаготовкой. В свою очередь экологи из «Гринпис Интернешнл», Всемирного фонда дикой природы настаивают на создании природного заказника в междуречье Северной Двины и Пинеги для сохранения диких лесов. То есть международные экологи считают, что эти территории для промышленности должны остаться неприкосновенными.

«Варварское лесопользование уже привело к катастрофическому истощению самых ценных хвойных лесов в южных и западных районах Архангельской области и закрытию сотен лесозаготовительных предприятий. Жители огромного количества лесных деревень и посёлков остались без работы и средств к существованию. Это привело к сокращению заготовки древесины в регионе в два раза: с 25 млн. кубометров в год в 70-е годы до 11 млн. сейчас», — говорится в публикации руководителя лесного отдела «Гринпис Россия» Алексея Ярошенко на сайте организации. То есть экологи обращают внимание и на социально-экономическую сторону вопроса. Но делают это своеобразно.

Впрочем, в таком зависимом от леса регионе, как Архангельская область, экономическая сторона не менее важна, чем экологическая. Губернатор Игорь Орлов высказался о проблеме осторожно: «Внимательное отношение к особо охраняемым природным зонам (ООПТ) — это цивилизационная задача. Наша цель — сохранить и поддержать те уникальные объекты, которые важны для экологии региона, для жизни будущих поколений, всей страны, да и всего мира. При этом мы должны находиться в постоянном диалоге с жителями этих мест, находить такие решения, которые не приведут к снижению уровня жизни», — отметил губернатор.

В своём ежегодном послании областному Собранию депутатов глава Поморья отметил необходимость разработать план развития особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Кстати, не возражают против их создания и лесопромышленники. Более того, они всегда подчёркивают, что гарантируют масштабные лесовосстановительные работы. Но экологи просят отдать под охраняемую зону огромную территорию. И берут, что называется, нахрапом.

Чтобы поднажать на отраслевиков, российский «Гринпис» разослал европейским потребителям продукции крупных архангельских производителей «доклад» с кричащим названием «Взгляд на тайгу: как то, что промышленники называют «устойчивым лесным хозяйством», уничтожает великий северный лес в России».

Дело в том, что наши крупные производители давно следуют высоким мировым экологическим стандартам, в частности, стандартам FSC (международной организации «Лесной попечительский совет»), позволяющим выходить на рынки разных стран. Как подразумевают регламентирующие документы FSC, если арендатор пользуется участком, относящимся к малонарушенным лесным территориям, он должен учитывать, что примерно три четверти этой территории должно быть сохранено. В общем, лесопользователи, имеющие договоры аренды на такие леса, могут оказаться перед тяжёлым выбором: либо выполнять жёсткий экологический стандарт, либо рисковать потерять сертификат FSC, а следовательно — часть зарубежных клиентов. Говоря языком шахмат, ситуация приближается к пату.

Однако, как бы там ни было, трём сторонам — промышленникам, экологам и власти — придётся искать компромисс. Ведь стратегически важная для региона отрасль не должна умереть. Но и лес нужно оставить потомкам. Это ведь «лёгкие планеты», как-никак.



Вадим РЫКУСОВ.

 



Дата публикации: 19 мая 2017
Опубликовано в "Лесной Регион" №08-09(207-208)
Теги: Экология, Лесное хозяйство



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий