Лесу не хватает цифр

Генпрокуратура РФ и Всемирный фонд дикой природы (WWF) выступили с заявлениями о нарушениях в действиях Рослесхоза, призванного следить за состоянием лесной отрасли в РФ. Из-за отсутствия реестра лесов, который должна вести служба, регионы не в состоянии осуществлять адекватный надзор за ними. Также экологи и бизнес недовольны качеством, доступностью и актуальностью лесной статистики.

По данным Генпрокуратуры, Рослесхоз внёс в государственный кадастр лишь 30% земель лесного фонда. Это, по мнению ведомства, создает условия для незаконного отчуждения, деградации и уничтожения лесов. Сумма ущерба от деятельности «чёрных лесорубов» превысила 6,2 млрд. руб. Есть проблемы и с взысканием задолженности по оплате лесопользования — более 10,3 млрд. руб.

У природоохранных организаций свои претензии к Рослесхозу: они заявляют о сокрытии им данных о состоянии лесов в открытом доступе. По словам экологов, статистика службы не систематизирована и посвящена отдельным узким темам, нет данных о площадях и границах арендованных лесных участков, видах лесопользования, приоритетных инвестпроектах в освоении лесов, ссылок на лесные планы и лесные регламенты. На деньги лесопромышленников начинают делать стратегию развития лесного комплекса, но консалтинговые компании говорят, что нет информации. Публичная декларация Рослесхоза 2015 года обязывала предоставить доступ к материалам государственной инвентаризации лесов. Ни по одному региону данные так и не были показаны. Средняя давность материалов лесоустройства — более 20 лет. Нет в открытом доступе ни публичной декларации Рослесхоза за 2016 год (принята 23 сентября), ни приказа о её утверждении.

А завкафедрой общей экологии биофака МГУ (член Общественного совета при Рослесхозе) профессор Дмитрий Замолодчиков добавляет: «Хотя в структурах Рослесхоза собрано достаточно данных о выгоревших лесах, доступа к ним у учёных нет».

Замечания высказывают и предприниматели. Пресс-секретарь Архангельского ЦБК Милена Авада говорит, что материалы по лесоустройству, например, в Архангельской области не обновлялись более десяти лет. Она рассказала, что группа компаний «Титан» (основной поставщик АЦБК) с 2015 года обновляет базы данных на условиях ГЧП. «Логично увеличить финансирование такого рода хотя бы по отношению к новым участкам лесфонда», — добавляет она.

Замечания экологов и Генпрокуратуры касаются и статистики лесных пожаров. Она по-прежнему основана на данных регионов, а не информационной системы дистанционного мониторинга лесных пожаров (ИСДМ-Рослесхоз), и из-за этого сопоставить отчётность регионов и Рослесхоза невозможно. В первом полугодии 2016 года в РФ было зарегистрировано около 10 тыс. природных пожаров (более 1,7 млн. га), считают в Генпрокуратуре.

А вот глава Рослесхоза Иван Валентик называет другие оценки: 11 тыс. лесных пожаров на 2,4 млн. га и ущерб в 15 млрд. руб. за весь год. Эта статистика основывается на данных регионов. Сведения о лесопожарной обстановке на сайте «Авиалесохраны» свидетельствуют: данные относятся лишь к территориям, где «проводились и проводятся работы по активному тушению». Там же говорится о 3,4 млн. га, где активное тушение прекращено или приостановлено, но в докладах по итогам пожарного сезона их нет. В сумме, по этим данным, в 2016 году огнём пройдено 6,1 млн. га, ущерб, по тем же расчетам, что и у Рослесхоза,— более 32 млрд. руб.

После высказанных претензий к Рослесхозу Минприроды РФ разместило в открытом доступе доклад о состоянии лесного хозяйства и использовании лесов в стране за 2015 год. Эксперты поддерживают инициативу министерства, но констатируют: данные в документе неполны, не сходятся и не позволяют инвесторам оценить привлекательность тех или иных объектов. С этим согласны и сами представители лесопромышленного комплекса, экологи. «По докладу можно сделать вывод, что он делался в спешке, — заявил глава лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко. — Это реакция на то, что Рослесхоз активно критикуют за закрытость». По словам Ярошенко, доклад представляет собой картину «вымышленного лесного мира» с некоторыми правдивыми данными.

Так, лесовосстановительные работы в 2015 году, судя по докладу, проводились на площади 802,2 тыс. га — из них на посадки деревьев приходится 182 тыс. га, при этом погибло только 26 тыс. га. «Это — абсолютно выдуманная цифра, потому что у нас гибнет 80% того, что сажают, нет никакого ухода», — утверждает эколог. К тому же вызывают вопросы данные о площади пожаров за 2015 год: в докладе говорится о 3 млн. га, при этом, по расчётам «Гринпис России», основанным на космических снимках, ущерб от лесных пожаров составил 4,3 млн. га. В докладе нет сопоставления объёмов экспорта наиболее ценных и редких пород и их задекларированной вырубки. Это позволило бы оценить объём нелегальных рубок и пути оптимизации работы лесной охраны.

Также он добавляет, что информация государственного лесного реестра так и остаётся закрытой, хотя по публичной декларации Рослесхоза за 2015 год должно быть раскрыто 26% данных. «Ни один нормальный инвестор не будет вкладываться в леса, по которым нет объективной информации о том, во что лучше инвестировать — в интенсификацию лесного хозяйства в регионах с плотной дорожной сетью или в дороги там, где их нет».



Артём АЛЕКСЕЕВ.


Дата публикации: 23 января 2017
Опубликовано в "Лесной Регион" №01(200)
Теги: Экология, Лесное хозяйство



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий