Лесные предприниматели: вассалы или партнёры?

Лесная отрасль — это сложный механизм взаимоотношений, требующий внимания власти. Действующий Лесной кодекс постоянно трансформируется. Безусловно, предлагаемые законодательные инициативы должны стимулировать и оптимизировать взаимоотношения в лесной отрасли для рационального использования такого важного стратегического ресурса, как лес.

К сожалению, практика показывает, что пока законодателями полностью проигнорированы интересы предпринимательства. Складывается такое впечатление, что всё это делается умышленно, с одной целью – выдавить малый и средний бизнес из лесной отрасли. Существующие долгосрочные договоры аренды лесных участков, на основании которых малый бизнес пока ведёт заготовку и лесопереработку, в дальнейшем вряд ли будут пролонгированы, действующее законодательство и активные действия лобби крупных лесозаготовительных холдингов исключают такую возможность в перспективе.

Лесной фонд, зарезервированный за муниципальными образованиями региона, — важный элемент поддержки как малого бизнеса, так и муниципальных образований (МО). Отсутствие финансирования для лесоустроительных работ ограничивает возможность рационального использования расчётной лесосеки, создавая тем самым дефицит сырья и напряжённость отношений в предпринимательской среде.

Для многих предпринимателей Архангельской области работа в зоне муниципальной лесосырьевой базы — это возможность выжить в сложной экономической ситуации. К сожалению, некоторые главы районов используют лесной фонд как рычаги влияния на предпринимательство, откровенно спекулируя выделенным лесным ресурсом, забывая о его действительном предназначении и не вникая во все сложности ведения лесного бизнеса, идут по пути наименьшего сопротивления, открывая доступ в лес недобросовестным лесозаготовителям и фирмам-однодневкам. Банально преследуется лишь одна цель — максимально быстро получить краткосрочное финансирование для латания бюджетных дыр, а дальше — хоть трава не расти.

Основным участником освоения расчётной лесосеки в зоне муниципального потребления, под которую ежегодно планируются отводы в объёме 2,2 млн. кубометров, является малый бизнес региона. Указанные лесные площади в значительной степени пройдены рубкой и не интересны лесопромышленным холдингам. Деструктивный подход ряда МО к освоению финансирования, выделенного для отводов, провоцирует дальнейшее нерациональное использование лесов и как следствие — снижение поступлений в региональный бюджет.

Учитывая изменения законодательства и требований к участникам рынка, условия использования лесного фонда, закреплённого за муниципалитетами, требуют пересмотра взаимоотношений в лесной отрасли для эффективного использования лесного фонда, с обязательным привлечением к обсуждению малого и среднего бизнеса региона.

Привлечение инвестиций в отрасль — важный и значимый показатель эффективного использования лесосырьевой базы региона.

Крупный архангельский холдинг на волне пиар-кампании активно лоббирует инициативу по резервированию части муниципального лесного фонда для своих приоритетных инвестиционных проектов, позиционируя себя как единственного эффективного лесопользователя, способного организовать работу и радеющего за развитие области.

Модернизировать высокорентабельное производство, конечно, необходимо, но почему лесосырьевой ресурс для инвестиционных проектов должен формироваться любыми способами, в том числе и за счёт остальных участников рынка на территории Архангельской области?

Основной аргумент, которым пытается манипулировать холдинг — это голословные обвинения малого бизнеса в невозможности выполнить социальные обязательства перед МО. Отмечу, что в районах зачастую нет иного производства, кроме лесного, и только лесные предприниматели несут социальную нагрузку в МО.

Если обратить внимание на критерии оценки работы лесопромышленного холдинга и его отношение к проблемам региона, то так ли всё радужно?

Объём арендованных лесных участков крупного лесного холдинга полностью обеспечивает потребности заявленных инвестиционных проектов, но прилагаются все возможные ухищрения для резервирования дополнительного лесного фонда. Расчётная лесосека на арендованных участках холдингом осваивается на 60%, а по отдельным договорам аренды, где леса отданы на откуп субподрядчикам, и того меньше.

Заявленная концепция инвестиционного проекта холдинга в рамках освоения заявленных лесных участков предполагает, что выход пиловочного сырья от общего объёма заготовки максимально занижен, тогда где так бурно обсуждаемые в СМИ технологии и эффективность использования лесного фонда? Или это откровенная подтасовка документации с целью получить как можно больше лесного ресурса? Свободные лесные участки, примыкающие к арендной базе холдинга, откровенно блокируются договорами аренды в интересах дальнейшей перспективы холдинга.

Одной из серьёзных проблем участников лесного рынка региона является реализация балансовой древесины хвойных и лиственных пород. Если проанализировать цену закупки кубометра балансов за период введения санкций и всех катаклизмов последних лет, связанных с повышением курса валют, то окажется, что цена покупки балансового сырья холдингом практически не изменилась. При этом выручка холдинга от реализации лесопродукции на экспорт удвоилась за счёт ослабления рубля. Парадокс взаимоотношений — сырья не хватает, холдинг квотирует поставку сырья местным лесозаготовителям, но закупает балансы в других прилегающих областях. Тот, кто занимается лесозаготовкой на территории Архангельской области, хорошо знает, что происходит в лесу и каких усилий стоит выжить предприятиям и предпринимателям, работающим вне холдинга.

Все действия холдинга с инвестиционными проектами и лесным фондом больше напоминают стремление к монополизации лесного рынка на территории Архангельской области, чем стремление к развитию отрасли.

Регулярные телерепортажи в СМИ о холдинге не отражают всю проблематику инвестиционно-сырьевых войн. Концепции всех инвестпроектов области похожи — заготовка леса, транспортировка, переработка и продажа, но логистика освоения лесных участков у каждого из заявленных инвестиционных проектов абсолютно разная. Одни инвесторы планируют осваивать удалённые участки лесного фонда с вложением средств в строительство дорог и инфраструктуры МО, прилагая максимум усилий для этого, другие с помощью пиар-кампаний рисуют красивую картинку, пытаясь манипулировать мнением населения и органов власти, чтобы получить доступный лесфонд.

Региональная власть видит и слышит проблемы предпринимательства, но действующее федеральное лесное законодательство во многом сдерживает возможности для качественного диалога бизнеса и власти.

Малый и средний бизнес Архангельской области, занятый в лесном секторе, без сомнения заинтересован в конструктивном сотрудничестве с крупными холдингами, но не на правах вассала, а в качестве эффективного и равноправного партнёра.



Сергей ГУЦАЛО, исполнительный директор Союза лесопромышленников Архангельской области.



Дата публикации: 21 октября 2016
Опубликовано в "Лесной Регион" №16(196)
Теги: Лесное хозяйство



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий