Осинка выделки стоит

В Северо-Западном федеральном округе наблюдается дефицит производств, ориентированных на использование низкосортной древесины. С «оптимизацией» лесхозов, которая произошла несколько лет назад, сократилось количество санитарных рубок. Последствия регионы пожинают сейчас — обилие пожароопасных скоплений ветровалов и сухостойных деревьев, которые арендаторы не спешат ликвидировать из-за отсутствия спроса.

Кроме того, доля берёзы, осины и другой низкокачественной мягколиственной древесины в лесах Северо-Запада существенно выше, чем в целом по стране. В округе, где развита лесная промышленность, ценные хвойные породы заготовители осваивают в первую очередь, что позволяет разрастаться лиственным деревьям. Как в субъектах СЗФО решают проблему переработки неликвида и что необходимо сделать, чтобы стимулировать добытчиков очищать леса от древесного «хлама»?

Например, в Вологодской области решить проблему дефицита компаний, ориентированных на использование балансовой и низкосортной древесины, призван проект по созданию полноценного лесоперерабатывающего кластера. Речь идёт о цепочке производств, выпускающих лесную продукцию глубокой переработки. В частности, прорабатывается вопрос строительства на территории региона крупного целлюлозного завода.

Для успешной реализации проекта необходимо провести межевание и поставить на кадастровый учёт участки лесного фонда, которые планируется передать в долгосрочную аренду. Их площадь составляет 2 млн. гектаров, объём годовой расчётной лесосеки — 4,5 млн. кбм.

Общая площадь лесов в нашей стране — около 1,2 млрд. гектаров, запас древесины составляет примерно 83,4 млрд. кбм. На долю низкокачественных мягколиственных деревьев приходится около 20%, или чуть больше 16,5 млрд. кбм. Кроме того, при переработке древесины ежегодно остаётся 300-400 млн. кбм отходов. В итоге в общем объёме лесозаготовки низкосортная древесина вместе с лесосечными отходами и отходами лесопереработки составляет около 48%.

Проблема использования этого сырья стоит довольно остро, комментирует ситуацию генеральный директор Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования Николай Петрунин.

Дело в том, что заготовка берёзы, осины и другой мягколиственной древесины сопряжена с большими затратами труда. При этом цены на неё ниже, чем на хвойные породы. Потому низкосортную древесину компании заготавливать не спешат, вырубая хвойные леса. В результате площадь, занятая мягколиственными породами, увеличивается. За последние 70 лет в целом по стране ее прирост составил 37,6%. В частности, в Архангельской области, согласно данным Лесного плана, за последние сто лет около 15% хвойных насаждений сменилось малоценными лиственными березняками и осинниками. А у 30% оставшихся хвойных насаждений, преимущественно молодых, доля лиственной примеси имеет критическое значение.

Нет у предпринимателей и достаточно стимулов перерабатывать все древесные отходы. На лесозаготовительных предприятиях низкосортная и низкокачественная древесина используется на 30%, в основном её превращают в технологическую щепу.

Правда кроме того, продолжает учёный, в последние годы получило развитие производство древесных топливных пеллет. В 2015 году в стране изготовили около 1,4 млн. тонн этого биотоплива —на 4,8% больше, чем в 2014 году. Около половины пеллетного производства сосредоточено в Северо-Западном регионе. Выпуск такого биотоплива освоили в республиках Коми и Карелия, в Архангельской, Вологодской, Ленинградской, Псковской, Новгородской областях СЗФО. Ряд проектов планируется запустить в скором будущем. Например, пеллетный завод на 30 тыс. тонн топливных гранул в год построят на территории Прионежского района в Республике Карелия. Обусловлено это наличием сырья и рынка сбыта — около 80% производимых в России топливных гранул идёт на экспорт.

Впрочем, 1,4 млн. тонн пеллет всё равно недостаточно для страны, которая ежегодно «производит» 300-400 млн. тонн древесных отходов, не говоря уже о мягколиственной древесине, ветровальных деревьях и сухостое.

Петрунин считает: одна из причин, тормозящих развитие рынка биотоплива, — недоступность кредитных ресурсов на закупку оборудования. Особенно актуальна эта проблема для небольших компаний. Кроме того, внутренний рынок сбыта пока ещё довольно узок.

Поэтому, с одной стороны, необходимо стимулировать потребление пеллет и других видов экологичного топлива, произведённого из низкосортной древесины, внутри страны. В этой связи полезен опыт Архангельской и Вологодской областей, где разработали региональные программы по плановому переводу до 2020 года котельных коммунальной сферы на современное биотопливо.

С другой стороны, следует решить проблему недоступных финансовых ресурсов. К примеру, на федеральном или региональном уровне субсидировать процентную ставку по кредитам, привлекаемым для реализации инвестиционных проектов по созданию биотопливных производств.



Артём АЛЕКСЕЕВ.

 



Дата публикации: 22 августа 2016
Опубликовано в "Лесной Регион" №12(192)
Теги: Лесное хозяйство



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий