Прорехи лесного образования

Ситуация с кадрами лесной отрасли не устраивает никого – ни государство, ни работодателей, ни общество

Вот так — жёстко, но точно обозначил ситуацию Александр Панфилов, открывая в Пушкино международную научно-практическую конференцию «Кадровый потенциал – основа эффективного лесоуправления и правоприменения». Лесные направления подготовки специалистов размыты между непрофильными учебными заведениями, не располагающими школой и базой; около трети всех работников отрасли не имеют лесного образования, констатировал заместитель главы Рослесхоза.

 

Вполне случайные люди

С базовым образованием туго. Проректор Всероссийского института повышения квалификации руководящих работников и специалистов лесного хозяйства Ирина Вуколова говорит, что, встречая каждые две-три недели группы слушателей, ВИПКЛХ обязательно проводит тестовый контроль, входной и выходной. Результаты самого свежего, апрельского тестирования двух групп слушателей по федеральному лесному надзору таковы: на входе 93% инспекторов продемонстрировали профнепригодность, знания обнаружились лишь у 7%. По истечении трёх недель интенсива «пирамида» перевернулась – 93% с тестами справились, 7% это не удалось:

- Наша задача – после входного тестирования усилить наполнение отдельных дисциплин. Нередко люди недополучили это в вузе. Далеко не все имеют базовое образование. К нам попадают группы руководителей лесничеств. Кого там только нет, с каким угодно образованием. Вполне случайные люди.

А те, что окончили лесные вузы и факультеты, – все подряд профи? Сегодня специалистов лесного хозяйства готовят 48 вузов. В СССР обходились одиннадцатью, и на всю советскую державу хватало.

- Кто-то должен сказать: нужно это? Сегодня в каждом сельхозвузе открывают лесной факультет. Причём это не худший вариант. Бывает, и педагогический вуз открывает, и мясомолочный. Но при отсутствии денег надо их концентрировать, а не распылять, – заметил по этому поводу ректор ВИПКЛХ Анатолий Петров.

Пример тотального тестирования полуторагодичной давности лесопатологов Рослесозащиты сталхрестоматийным: чуть больше половины сдали этот тест на троечку-четвёрочку, остальные на момент проверки знаний оказались профнепригодными и нуждались в срочном повышении квалификации. В ВИПКЛХ есть и более свежие данные: в минувшем марте только 11% лесопатологов из регионов сдали входные тесты. Как ни бились преподаватели,на выходе с заданием не справились 30%. Получается, что на переподготовку надо отправлять каждого третьего. Среди лесопатологов, говорит Ирина Вуколова, случайных людей – как нигде много.

 

Сколько ни лей…

А что с желанной в отрасли молодёжью? Кадры практически во всех организациях лесного профиля стареют.

- Сегодня в нашей системе 90 вакансий инженеров защиты леса и 350 человек пенсионного и далеко запенсионного возраста, – сокрушённо констатировал заместитель директора ФГУ «Рослесозащита» Василий Тузов.

Вот и решили поговорить, что делать, если случайных людей в отрасли полно, если профессиональные кадры стареют, молодых надо заманивать калачом, но умения их слабоваты, а новая экономическая и юридическая реальность, связанная с современным законодательством, требует столько знаний, что удержать в одной голове всё сразу – задачка не для средних умов. К диалогу пригласили вузы, техникумы, различные профильные структуры работодателей и даже двух зарубежных гостей из Латвии и Эстонии, чтобы рассказали, как у них в Прибалтике не забыли ни русского языка, ни советской специфики. Может, полезно было бы послушать и другие лесные державы, но вот проблема – объясни шведу, что такое лесхоз! «Долго пытался, мне это не удалось», – засмеялся профессор Петров. Он бы ещё про коммуналки и колхозы попробовал объяснить...

Участники встречи были самокритичны: к сожалению, мы консервативны, не чувствуем, что отрасль нуждается в совершенно новых кадрах, а мы готовим по-прежнему, расширяем, увеличиваем количество, но ничего не меняется к лучшему. Налицо эффект бочки без дна: сколько ни лей… Отсюда и цифры – каждый третий работник отрасли без лесного образования.

 

Собой любуйся, но кластеризуйся

Тон встрече задал первый докладчик – профессор Романов из Йошкар-Олы. Ректора Поволжского технологического университета ведущий Анатолий Петров не прерывал, сочтя выступление исчерпывающим комментарием к вступившему в силу новому Федеральному закону «Об образовании».

Евгений Михайлович выделил главные, по его мнению, моменты в реализации новых требований к подготовке специалистов лесного хозяйства: сетевое взаимодействие, создание базовых кафедр на предприятиях и в организациях, прикладной бакалавриат и технологическая магистратура, а также создание инновационной целевой инфраструктуры для научной и образовательной деятельности:

- С 2007 года мы внедряем у себя функционирование университетского комплекса, теперь идём дальше и считаем, что на базе ведущих университетских комплексов нужно создавать образовательные кластеры. Это значит, что к университетским комплексам должны присоединяться работодатели, которые дают нам заказ, научно-исследовательские и прочие структуры. Непременно внешний контроль – гражданское общество.

Все эти проблемы планируем обсудить в октябре на международной конференции, которая пройдёт в Йошкар-Оле, она будет посвящена опыту внедрения сетевых образовательных технологий и внедрению кластерного подхода при подготовке кадров.

На уровневой подготовке ректор остановился особо:

- Это позволяет не только целевым образом готовить под конкретные рабочие места, но и работать на опережение. Раньше, когда существовал специалитет, трудно было, принимая паренька на первый курс, понять, что из него получится, да и производству было трудно планировать. А сегодня мы имеем возможность после 4 курса совместно с производственниками отбирать студентов, ставить молодым людям конкретные задачи и целевым образом, то есть на опережение, готовить их под конкретную технологию.

Вот наглядный пример – новый теплично-лесопитомнический комплекс нашего вуза, где чего только нет, и чтобы работать там, надо обладать самыми разнообразными знаниями, управленческими в том числе. В соответствии с этим мы и должны учить. Нужно сказать, что направление опережающей подготовки даёт очень серьёзное преимущество: можно готовить не отдельного специалиста, а команду. Допустим, если где-то начали внедрять новую технологию, которая через два года заработает, к тому времени мы можем выпустить дипломированную команду, способную эту технологию применять, – экономистов, механиков, лесоводов, радистов, технологов. При таких условиях у нас появится влияние на научно-техническую политику отрасли, а инновационный процесс в лесном секторе пойдёт быстрее, чем сейчас.

По словам профессора, прописанные в новом законе базовые кафедры и структурные подразделения на предприятиях и в организациях – новая и очень важная форма сетевого взаимодействия кластерного типа:

- Это не филиал кафедры, вуз переносит часть учебного процесса на площадку партнёра, причём вуз получает возможность проводить на предприятии все виды учебной и научной деятельности, теоретических и практических занятий. Это важно и для магистратуры, и для прикладного бакалавриата, то есть мы ещё сильнее адаптируем подготовку к конкретному производству и включаем работодателя в процесс подготовки. Давайте будем откровенны: одни, без работодателя, подготовить специалиста самого высокого уровня никак не сможем, особенно по наукоёмким направлениям, так как для этого надо располагать дорогостоящей материальной базой.

Профессор признался как на духу, что пока ещё ни одной подобной кафедры в его вузе нет, но в обозримом будущем появится на Зеленодольском фанерном заводе. Университетский комплекс, по словам Евгения Михайловича, – это хорошо, каждому позволительно гордиться своим вузом, но в то же время надо идти на сближение и понимать, что в одиночку задачу не решить. «Собой любуйся, но кластеризуйся», – закончил ректор под одобрительный смех зала и добавил, что «для успешного устойчивого развития лесной отрасли формирование научно-производственных кластеров должно стать приоритетом государственной власти».

 

Зри в корень

Идея отличная, но всё же обидно: высоколобые профессора и доценты пишут достойные, во всех подробностях проработанные программы действий, а престиж профессии падает. Что только не делают болеющие за своё дело руководители предприятий и организаций, чтобы привлечь и удержать! Примеры кадровой политики Мособллеса, Рослеcинфорга, Департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики ХМАО, а также многих других впечатляют: всевозможные стажировки, принятие присяги при вступлении в должность, вручение кортика лесничего, различные профессиональные конкурсы, чествование лесных династий… Но молодые всё равно на сторону смотрят.

- Какие бы системы обучения и взаимодействия мы с вами ни предлагали, студент голосует ногами. И всегда по одной причине – если работодатель не может предложить ему достойную зарплату, он всегда найдёт более подходящее место работы, – заглянул в корень Василий Тузов. – Поэтому я как работодатель должен прежде всего предложить ему достойную зарплату, или иной соцпакет, или карьеру, а уж потом обратить своё внимание на повышение качества обучения, квалификацию и т. д.

К сожалению, не все руководители это понимают, надеются, что всё само собой образуется. В нашей организации, что тут скрывать, средняя зарплата ниже всех в системе Рослесхоза. Поэтому все проблемы, о которых тут говорилось, мы испытываем первыми. Так было не всегда, было и получше, и это сразу увеличивало приток умных голов, о которых мечтает каждый работодатель. Каждый хочет, чтобы к нему выстроилась очередь замечательно подготовленных молодых людей. К сожалению, так не происходит, но надеюсь, что это ситуация временная.

Хорошо бы, коли так.

Елена СУББОТИНА.
Фото автора.



Дата публикации: 2 июня 2014
Опубликовано в "Лесной Регион" №09 (152)
Теги: Образование



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий