Искусство непонимания

В середине мая 2013 года на заседании Совета по развитию лесного комплекса при правительстве РФ рассматривался крайне важный для лесоэкспортёров вопрос о системе распределения тарифных квот на лесоматериалы. Тогда глава Рослесхоза Влади-мир Лебедев при одобрительном молчании зала предложил ежемесячно обновлять список не имеющих задолженности по лесным платежам арендаторов, который даёт право на получение квот. Лебедев акцентировал внимание присутствующих на том, что у Рослесхоза нет никаких проблем с регулярной передачей в Минпромторг списков «чистых» перед государством арендаторов. Вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович дал поручение Минпромторгу внести соответствующие изменения в порядок распределения квот, сделав его удобным для бизнеса и одновременно не забыв об интересах государства. 
С тех пор прошло три месяца. Недавно Минпромторг предложил собственный незатейливый вариант решения проблемы – навсегда забыть о списках арендаторов, не имеющих долгов государству. Предыстория появления списков, дающих право торговать с зарубежными странами лесоматериалами по сниженным таможенным пошлинам, связана с вступлением России в ВТО. После присоединения к международной торговой организации заградительные таможенные пошлины на вывоз круглого леса оказались вне закона. Был обозначен «переходный период», предусматривающий постепенное снижение таможенных пошлин в пределах установленных квот. Российское правительство было вынуждено принять новые «правила игры» для российских лесоэкспортёров. 
В результате появилось постановление российского правительства, регламентирующее экспорт ели и сосны в пределах установленных тарифных квот. Одним из главных условий, дающих право на получение квот, стала финансовая дисциплинированность арендаторов. Наличие задолженности казне автоматически выводило арендатора за пределы внешнеэкономической деятельности. Такая мера выглядела вполне логично. Ведь многие арендаторы считают, что за предоставленный ресурс можно либо не платить вообще, либо погасить долг в последний момент, когда дойдёт до расторжения договора аренды. 
В общем, появление списков заставило многие компании по-другому взглянуть на обязательства перед государством. Некото-рые недобросовестные предприниматели оказались не у дел. Во всяком случае, долги бюджету временно закрыли границу для недобросовестных лесопользователей.
Но очень быстро выяснилось, что и с самой системой распределения тарифных квот не всё благополучно. Главная претензия бизнеса состояла в том, что изменения в списки можно было вносить только раз в год. Можно представить разочарование арендатора, расплатившегося с государством
и вынужденного ждать около года, чтобы продолжить торговлю с зарубежными партнёрами. Предложение Рослесхоза как раз и состояло в том, чтобы обновлять списки регулярно. Причём высказывались разные мнения относительно частоты внесения изменений – от раза в месяц до раза в квартал. Как бы то ни было, Рослесхоз выразил готовность предоставлять списки арендаторов ежемесячно. 
Позиция Федерального агентства лесного хозяйства фактически заключалась в том, чтобы сделать систему распределения квот удобной для добросовестных арендаторов, а компаниям, имеющим долги, создать максимально дискомфортный режим в торговле с зарубежными партнёрами. Тем более что связь между формированием списков и погашением задолженности была очевидна. После того, как постановление правительства стало достоянием гласности, с 1 июля по 1 августа 2012 года по Северо-Западному федеральному округу, граничащему со странами ЕС, произошло снижение недоимки на 100 млн.рублей. По данным Рослесхоза, за год действия постановления задолженность в федеральный бюджет по действующим договорам аренды снизилась на 17%.
Что мы имеем в результате? Вместо того, чтобы слегка откорректировать существующую систему распределения квот, сделав её более гибкой и удобной для бизнеса, Минпромторг предпочи-тает полностью уничтожить её, уравняв в правах тех, кто платит в бюджет, с теми, кто бесплатно пользуется национальным богатством. Неужели в Министерстве промышленности и торговли не понимают, что, открывая границу для должников, мы фактически стимулируем пренебрежное отно-шение к закону? Зачем платить за лесные ресурсы, если родное государство снимает последние барьеры для нерадивых лесопользователей? 
Откровенно говоря, не думаю, чтобы, предлагая упразднить списки, в Минпромторге всерьёз заботились об оздоровлении российской экономики или пополнении казны. Скорее всего, отказ от списков – самый простой способ избавиться от лишних забот. Нет списков – нет проблемы, не нужно ничего обновлять, выдавать и проверять. Как говорится, баба с возу – кобыле легче. Видимо, чиновничья логика не терпит дополнительной работы. Поражает и пугает другое. Если бы я лично не присутствовала на том самом заседании и своими ушами не слышала вполне внятное поручение, которое дал Дворкович, то просто не поверила бы, как легко можно уклониться от исполнения того, что выполнять не очень хочется. 
Может, действительно правы те, кто убеждён, что в России правят бал незаметные клерки?


Антонина КРАМСКИХ. 
«Российские лесные вести».

Дата публикации: 15 сентября 2013
Опубликовано в "Лесной Регион" №14(138)
Теги: Таможня




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий