Русскому лесу показали финансовый кукиш

17 августа премьер-министр России подписал распоряжение российского правительства, в котором утверждён перечень субвенций, включённых в так называемую единую субвенцию — регионы будут получать её на протяжении 2014—2016 годов. В эту общую сумму попали и лесные субвенции. На мой взгляд, данное распоряжение правительства является не до конца продуманным, нелогичным, и оно противоречит решениям Президиума Госсовета от 11 апреля с. г. по проблемам лесного комплекса, где говорится о том, что выделяемых средств на лесное хозяйство, в том числе и на лесоустройство, крайне мало. Это, повторяю, было сказано совсем недавно, и что же мы теперь видим? Можно ли считать, что таким образом на заботу о лесе будет выделяться больше средств? Можно ли считать, что правительство уже успело всё проанализировать и, чтобы особо не ломать голову, решило выделяемые субвенции на лесное хозяйство из федерального бюджета ввести в единую субвенцию субъектов Российской Федерации, чтобы поправить лесные дела на период с 2014 по 2016 годы? Думаю, надеяться на это у нас нет оснований.
Новый порядок даёт регионам больше самостоятельности, так как они смогут перераспределять средства в пределах выделенного объёма денег, перебрасывая их с одного направления на другое — более важное с точки зрения губернатора.
Тут сразу же возникает очень важный вопрос: как можно будет лесному хозяйству конкурировать с такими сферами, как здравоохранение, образование или строительство жилья, особенно если на носу всенародные выборы губернатора? Не надо ходить к гадалке, чтобы понять: приоритетными станут те полномочия, неисполнение которых может привести к острым социальным проблемам. И, скорее всего, судя по нынешнему отношению большинства руководителей субъектов к лесному хозяйству, во многих регионах в число полномочий, финансируемых по остаточному принципу, попадут именно лесные полномочия — это, скорее всего, будет означать сокращение объёмов финансирования лесного хозяйства, а следовательно, и работ по лесоустройству, кадастровому учёту и т. д. 
Таким образом, переход на единую субвенцию ещё больше усугубит ситуацию с финансированием лесного хозяйства. Вот и весь ответ на слова Президента на Госсовете: «Конечно, это крайне мало» (напомню, тогда речь шла о денежных средствах, выделяемых из федерального бюджета на лесоустройство). В теории, правда, говорится о том, что региональную власть будут контролировать с помощью целевых прогнозных показателей, которые покажут качество исполнения переданных полномочий. Но, во-первых, до сих пор этих самых целевых прогнозных показателей никто в глаза не видел (хотя их, прежде чем издать распоряжение, должны были разработать и опубликовать), а во-вторых, когда деньги будут истрачены, поздно 
будет махать кулаками. Кроме того, не секрет, что качество нынешней отечественной лесной статистики оставляет желать много лучшего, 
а мастеров виртуозно улучшать отчётность при помощи приписок у нас хватает с избытком.
Ещё одно большое сомнение, которое не может не тревожить. Пока федеральные и региональные власти будут договариваться о том, как делить «единые субвен-ции», лесохозяйственные и лесо-пожарные организации могут оказаться без финансирования. В результате может случиться очередной отток квалифицированных специалистов, будет упущено время для подготовки к пожароопасному сезону, сезону лесокультурных работ, проведению работ по таксации и т. д.
Кроме того, если сегодня 5% (чуть более 1 млрд. руб.) от выделяемых регионам субвенций аккумулировалось в резервные фонды, которые использовались в случае чрезвычайных ситуаций, связанных с лесными пожарами, то с единой субвенцией о резервном фонде, скорее всего, придётся забыть. Захотят ли регионы тратить средства на содержание круглосуточной диспетчерской службы, найдутся ли деньги на обновление техники, вспомнят ли о строительстве лесосеменных станций и т. д. — попробуйте сами ответить на эти вопросы.
Как ни горько это сознавать, можно поставить крест на якобы намечавшемся прорыве в финансировании отрасли, который давал надежду лесникам на возрождение профессии. За правильными словами о необходимости укреплять лесную отрасль последовал большой финансовый кукиш.
Может ли при таком положении вещей идти речь о выполнении государственной программы Российской Федерации «Развитие лесного хозяйства» на 2012—2020 годы и, тем более, о запланированных бюджетных ассигнованиях из федерального бюджета на выполнение данной программы? Думаю, ответ может быть только один — конечно нет.
И последний, тоже очень важный вопрос. Согласно Постановлению Правительства РФ от 27 марта 2013 г. № 275 главным распорядителем единой субвенции на федеральном уровне будет Минрегион. А у нас (да и не только 
у нас, но и во всём мире) кто даёт деньги, тот и контролирует ситуацию, тот и воспринимается получающим деньги (в нашем случае субсидии) хозяином положения. Вот тут и возникает закономерный вопрос: а как же выглядят в этой ситуации Минприроды и Рослесхоз? Ясно как божий день, что при таких порядках влияние этих ведомств на ситуацию с лесоуправлением в субъектах РФ значительно ослабнет. Это факт, с которым невозможно спорить и который нельзя игнорировать. 
Особенно в незавидном положении оказывается Рослесхоз, у которого за душой практически ничего не осталось. Права на законотворческую инициативу у него нет, большинство основных функций по лесоуправнению передано субъектам Федерации, Московская
и Ленинградская области тоже теперь находятся вне зоны его влияния, а сейчас ведомство лишили возможности формировать 
и распределять лесные субвенции. И как оно теперь должно управлять лесами в масштабах огромной страны? С помощью увещаний, советов, просьб и уговоров? Неужели кто-то верит, что это может хоть как-то сработать? Нет ведь.
Тогда получается, что от Рос-лесхоза в таком виде польза для леса будет самая мизерная. Но ведь совсем недавно на самом высоком уровне говорилось о необходимости укреплять лесную службу, совсем недавно она подчинялась напрямую правительству страны. А всё потому, что в горестном 2010 году нас больно клюнул в одно место красный петух. Будем ждать новой беды, после чего снова начнём укреплять лесную службу? Или всё же задумаемся над тем, что каждое ведомство должно заниматься своим делом и иметь для этого соответствующие полномочия и соответствующие рычаги управления. Ведь только так можно навести порядок в делах, в том числе и в лесных.
Я далёк от мысли утверждать, что раньше, когда лесные субвенции распределялись лесным ведомством, всё было нормально. Нет, возникало немало вопросов, в том числе и у меня. Когда я отвечал за лесные дела в Вологодской области, то никак не мог понять, почему это регионы, в которых лесной сектор далеко не самый важный получают лесную субвенцию вровень с нами, а нередко и выше. Понятно, что здесь играли свою роль разные факторы, не имеющие прямого отношения к интересам дела. Но всё же тогда было возможно доказывать свою правоту, бороться за свои права, а главное — мы все знали, что эти деньги должны быть истрачены только в интересах леса. Теперь этого нет.
Как ни печально, но вывод из всего сказанного можно сделать только один: распоряжение правительства может принести очередные неприятности российскому лесу. Чтобы это не произошло, некоммерческое партнёрство «Лесной союз» направило в адрес правительства обращение с просьбой исключить субвенции на осуществление полномочий в области лесных отношений из единой субвенции, выделяемой для субъектов Российской

Виктор ГРАЧЁВ, 
директор НП СРО «Лесной Союз», заслуженный работник лесной 
промышленности, 
доктор экономических наук, 
академик РАЕН.




Дата публикации: 15 сентября 2013
Опубликовано в "Лесной Регион" №14(138)
Теги: Лесное хозяйство



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий