ВУЗЫ РАСПОСЛЕДНЕЙ КАТЕГОРИИ

НОВЫЙ ЗАКОН НЕ ПОЗВОЛИТ РАЗВИВАТЬСЯ ЛЕСНОМУ ОБРАЗОВАНИЮ?
В октябре Госдума рассмотрит в первом чтении проект федерального закона «Об образовании в Российской Федерации». Хотя подготовленный ФЗ касается практически каждой семьи, пока он почему-то не стал предметом широкого обсуждения. Правда, его спорные моменты уже вызвали многочисленные дебаты среди экспертов. Замечания к проекту составляют 190 страниц текста. Одно это позволяет говорить о том, сколь неоднозначными могут быть результаты законодательной инициативы.
Ожидаемые последствия введения нового закона как для образовательных, так и научных учреждений бурно обсуждали на минувшей неделе в Рослесхозе.
Народу собралось много: ректоры вузов, директора лесхозов-техникумов, представители НИИ и региональных органов управления лесами. Перед тем, как войти в зал заседаний, директора лесхозов-техникумов своим давно сложившимся коллективом потолковали о том о сём. Совсем недавно они уже пережили революционные события, когда из-под отеческого крыла Рослесхоза не по своей воле перешли в управление регионов. То же коснулось и профильных ССУЗов других ведомств, что уже создало проблемы с подготовкой кадров. Например, Росгидромет, потерявший свои средние учебные заведения одновременно с Рослесхозом, сегодня утратил ещё и возможность пополнения кадрами: все техникумы за год перепрофилированы. «Нам этого надо избежать, – обвёл взглядом аудиторию замглавы ведомства, статс-секретарь Александр Панфилов и добавил, выдержав паузу: – Вопрос не игрушечный».
Бывшие рослесхозовские Сузы усилиями Федерального агентства пока держатся, но материальные проблемы их уже коснулись, что в первую очередь почувствовали студенты, лишившиеся части денежных выплат и бесплатного питания. Вопрос, идти ли учиться, для детей из малообеспеченных семей стал актуальным.
Чтобы бедность не накрыла с головой, руководители ССУЗов выкручиваются кто как может. Несколько месяцев назад один директор с гордостью рассказывал, как благодаря хорошим связям в своём регионе сумел добыть для родного учреждения два миллиона рублей. Поняв, что говорит с журналистом, оборвал свой пламенный монолог на полуслове. Пусть не волнуется, не выдам.
Так вот, среднее лесное образование уже понесло потери, а теперь и высшее под угрозой, и послевузовское, и дополнительное, и даже начальное, которое, согласно проекту ФЗ, упраздняется. Сегодня подготовкой по рабочим специальностям для лесозаготовки, деревообработки и целлюлозно-бумажной промышленности занимается более ста лицеев и профучилищ; их ежегодный выпуск составляет около 17 тысяч человек.
Согласно проекту закона, лицеи и профучилища исчезнут, их заменят неведомые региональные
центры профессиональных квалификаций. Похоже, готовить квалифицированных рабочих для лесного сектора экономики будет некому.
О том, что грядёт для дополнительного образования, «РЛВ» подробно рассказали («Не разбирайте крышу», № 36 от 14 сентября). Вот и на совещании ректор Всероссийского института повышения квалификации работников лесного хозяйства Анатолий Петров оптимизма не выразил: «Я ожидаю трагических последствий».
Туман с аспирантурой – останется ли она в НИИ, которые рассматривают её как важнейший кадровый резерв, никто пока сказать не может. В научных институтах уже насторожились: «Приток молодых специалистов станет ещё слабее», – сделала вывод Светлана Цареградская. При этом учёный секретарь ВНИИЛМ обратила внимание на столь важную сторону проекта закона, как ясность изложения. Таковая, по мнению Светланы Цареградской, отсутствует: «Нам было трудно читать проект закона: стилистика неудачная, формулировки туманные».
Докторантура законом «Об образовании» регулироваться не будет, для неё придумают отдельную колею.
А вузам к чему готовиться? Примем к сведению, что сейчас специалистов с высшим образованием для лесного комплекса выпускают 56 вузов (с филиалами 72). Исчерпывающий ответ на вопрос об ожиданиях дали ректор МГУЛ Виктор Санаев и проректор Санкт-Петербургского лесотехнического университета Александр Алексеев.
Они проинформировали аудиторию, что проектом закона вводятся четыре категории вузов. Первая – национальные университеты (МГУ и СПбГУ). Они имеют особый статус, что позволяет им проявлять самостоятельность в управлении, разрабатывать собственные образовательные стандарты и финансироваться отдельной строкой в бюджете. Им никто не начальник, кроме самого президента: назначать и отправлять
в отставку их ректоров может только глава государства.
Вторую строку ранжира занимают федеральные университеты (их 9), за ними следуют национальные исследовательские (29). Четвёртая, последняя позиция, принадлежит прочим. Именно сюда попадают все до единого лесные вузы.
Перспективы вузов 4-й категории радужными не назовёшь. Они и сегодня-то хронически недофинансируются, официально бюджетные субсидии покрывают только 70% затрат на содержание ценного и особо ценного имущества, остальные 30% предлагается искать самостоятельно. По линии Минобрнауки материально поддерживаются только федеральные и национально-исследовательские университеты. Лесным тут ждать нечего, денег не дают даже на учебно-опытные лесхозы.
«В таких условиях прогрессивное развитие высшего лесного образования не представляется возможным», – заключил проректор Санкт-Петербургского лесотехнического университета Александр Алексеев. Разумеется, констатацией положения дел и неутешительным выводом ограничиться не могло, и предложение прозвучало: необходимо создание национального (федерального) лесного университета. Это абсолютно адекватно той роли, которую Россия играет в мире как крупнейшая лесная держава.
Другое предложение касалось внедрения сетевой системы в лесном образовании, о чём занимательно поведал проректор Поволжского государственного технологического университета Александр Павлов. Там на базе Межрегионального отраслевого ресурсного центра (МОРЦ) система работает с 2008 года. В неё включено более тридцати учебных заведений начального и среднего образования, а также основные работодатели. Смысл в том, что МОРЦ концентрирует материальные, учебно-методические, кадровые ресурсы в отрасли. То есть на современной основе создаётся единое образовательное пространство: университет, лесные колледжи, профлицеи, школьные лесничества. Таким способом можно привести образование в соответствие с рынком труда, готовя специалистов, которых работодатель примет с радостью.
«Это другой взгляд на проблему», – сказал председательствовавший на встрече Александр Панфилов.
Решили, что пассивно ждать последствий от принятия нового закона категорически не следует, что смотреть на проблему надо комплексно и делать всё возможное, чтобы лесное образование не увяло. К оптимизму призвал ректор МГУЛ Виктор Санаев, и основания у него были: на базе его вуза уже формируется научно-образовательный инновационный центр развития лесного комплекса.

 

Елена СУББОТИНА.

«Российские лесные вести».

Дата публикации: 22 октября 2012
Опубликовано в "Лесной Регион" №16(121)
Теги: Образование




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий