Лес просит защиты

Лес просит защитыПо просьбе редакции руководитель филиала ФБУ «Российский центр защиты леса» — «Центр защиты леса Архангельской области» (далее в тексте Центр) Владимир Ратенков рассказал о работе Центра и поставленных задачах на предстоящий период.

Как отметил Владимир Павлович, охране, защите и воспроизводству лесов в Лесном кодексе отведены главы 3 и 4, которые определяют основные цели и задачи Центра, а глава 9 законодательно закрепляет и конкретизирует полномочия Центра (как федерального органа) в части лесопатологического мониторинга (цель — сбор, анализ и использование информации о лесопатологическом состоянии лесов, о вредителях и болезнях леса) и лесного семеноводства (цель – лесосеменное районирование, семенной контроль, объекты лесного семеноводства и т. д.).

Одной из главных задач Центра является лесопатологический мониторинг (ЛПМ), которым на данный момент охвачено 23% лесопокрытой площади Архангельской и 20% Вологодской областей (Центр ведёт работу не только в Архангельской, но и в Вологодской области и НАО. – Прим. ред).

С конца 90-х годов на территории Архангельской области отмечалось усыхание и распад еловых древостоев, расположенных в междуречье Северной Двины и Пинеги, которое привело к резкому ухудшению лесопатологической ситуации в лесном фонде области. В связи с этим в 2004–2005 годах специалистами Рослесозащиты были проведены экспедиционные лесопатологические обследования в данных насаждениях, в результате были выявлены очаги короеда-типографа на площади 1,61 млн. га, из которых 99% сконцентрировались в Березниковском, Выйском, Сурском, Верхнетоемском, Карпогорском лесничествах.

Причиной этой лесной катастрофы стал целый комплекс неблагоприятных факторов: погодные условия, почвенно-климатические факторы (изменение уровня грунтовых вод) на фоне общего ослабления старовозрастных древостоев.

Проведённая в 2010—2011 годах инвентаризация очагов короеда-типографа показала, что на площади 1,59 млн. га очаги затухли под воздействием естественных факторов. Лес сам «залечивает свои раны»: поражённые участки леса активно зарастают рябиной, берёзой, осиной, ивой, что в немалой степени снижает пожароопасность в этих лесах. Участки также зарастают и еловым подростом, однако в меньших объёмах, чем лиственным. На конец 2011 года на территории Архангельской области площадь очагов вредителей и болезней леса составила 40,9 тыс. га, из них: 70% — вредители леса (короед-типограф); 30% — болезни леса (еловая губка, сосновая губка, берёзовая губка, корневая губка, ложный осиновый трутовик, настоящий трутовик, смоляной рак).

По оценке специалистов Центра и по мнению ряда учёных-лесоводов, процесс распада ельников в междуречье Северной Двины и Пинеги приостановился, а пик усыхания ельников с их активным заселением пришёлся на 2004-2005 годы. Однако успокаиваться не стоит. Несмотря на определённую законами природы цикличность возникновения негативных явлений в лесу, отрицательные последствия деятельности человека тоже могут быть существенными. Это рубки, подсочка, вредные выбросы в атмосферу, пожары по вине населения и т. д. Все эти факторы (особенно лесные пожары) способствуют ослаблению древостоя, последующему повреждению насекомыми и поражению болезнями, что неминуемо приведёт к его гибели. Поэтому крупные пожары 2010—2011 гг. через год-два могут нам «выйти боком».

Что касается лесов Вологодской области, находящихся в зоне средней и слабой лесопатологической угрозы, то здесь санитарное состояние оставалось относительно стабильным. Резкое ухудшение произошло в результате воздействия летних ураганов 2010 года, повредивших, по данным дистанционного зондирования, более 86 тыс. га леса. Если в 2009 году площадь ослабленных и погибших лесов составляла 9,9 тыс. га, то к концу 2011 года она увеличилась до 95 тыс. га (в т. ч. 66 тыс. га – погибшие), из которых 89% — насаждения, пострадавшие от ураганных ветров. На конец 2011 года на территории Вологодской области площадь очагов вредителей и болезней леса составила 3,7 тыс. га, из них: 50% — вредители леса (короед-типограф, большой сос-новый лубоед, малый сосновый лубоед); 50% — болезни леса (корневая губка, ложный осиновый трутовик, настоящий трутовик, смоляной рак (серянка), окаймлённый трутовик, бактериальные заболевания берёзы и ели, берёзовая губка, опёнок).

В ближайшие год-два резкого ухудшения лесопатологической обстановки в лесах Архангельской и Вологодской областей Центр не прогнозирует. Однако погибшие леса являются источником повышенной пожарной опасности в регионах.

В ходе нашей беседы Владимир Павлович неоднократно сравнивал лес с человеком. В молодости человек мало болеет, а с возрастом появляются различные болячки. Так и лес. Молодое, здоровое дерево не по зубам короеду-типографу, а вот повреждённые, ослабленные, старовозрастные леса – главное лакомство для короеда. Причём распространяется данный вредитель молниеносно, как эпидемия, охватывая огромные лесные массивы. В массовом масштабе метод борьбы с короедом только один – рубка больного леса. Как у человека удаляют поражённые болезнью органы, так и у леса необходимо убирать поражённые участки, чтобы «болезнь» не распространялась дальше – на здоровый лес. Однако как для человека болезнь лучше предупредить, чем лечить, так и для леса – лучше предупредить появление и распространение очагов вредителей и болезней леса, чем бороться с последствиями. Поэтому одной из важнейших задач Центра является своевременное обнаружение негативных явлений в лесу и предложение методов и способов борьбы с ними.

По мнению Владимира Павловича, пока не все участники лесных отношений понимают, что ухудшение санитарного и лесопатологического состояния лесов приводит к негативным экологическим, экономическим и социальным последствиям. Взять ту же проблему усыхающих ельников в междуречье. «Зелёные» пытаются спасти последний в Европе крупный хвойный массив (вернее его остатки) и вывести его из хозяйственного оборота. Лесозаготовители теряют лесосырьевую базу, а местное население подвергается опасности сгореть, т. к. сухостой – это как порох, убежать не успеешь. Возможно, если бы своевременно были проведены санитарно-оздоровительные мероприятия, проблем у всех было бы меньше.

Повреждённые вредителями и поражённые болезнями леса теряют потребительские свойства, и арендаторы лесного фонда несут большие потери. Им приходится проводить санитарные выборочные и сплошные рубки поражённых участков. К сожалению, повреждённая, усохшая древесина почти не находит применения в промышленности. Однако все эти плюсы и минусы должны стимулировать лесозаготовителей на соблюдение правил санитарной безопасности в лесах, более оперативное проведение мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов. Необходимо своевременно вывозить и обрабатывать защитными средствами заготовленную древесину, проводить санитарно-оздоровительные мероприятия: лесопатологические обследования, сплошные и выборочные санитарные рубки, уборку захламлённости. Но главное — своевременно обнаружить повреждённый участок и оперативно проинформировать об этом лесничество и Центр.

Кроме того, перед санитарными рубками обязательно следует провести лесопатологическое обследование (ЛПО) повреждённых участков леса, т. е. провести оценку древостоя, чтобы можно было определить реальную стоимость лесного ресурса. При этом лучше обратиться к профессионалам Центра, где есть специалисты и необходимое оборудование, нежели обращаться в коммерческие структуры, чьи лесопатологи окончили «трёхдневные курсы». К тому же все обследования лесов, проведённые этими лесопатологами, обязательно проверяются специалистами Центра.

Уже есть случаи, когда «коммерческие лесопатологи» («не выходя из дома») проводили обследования по заказам арендаторов лесного фонда и представляли в лесничества недостоверные сведения, а после комплексных проверок Центром и лесничеством эти факты выявлялись и принимались соответствующие меры.

Понятно, что стоимость арендной платы за лес, поражённый болезнями или пройденный пожарами, должна быть ниже, но действовать арендаторам лучше в рамках закона.

Что же касается лесосеменного контроля, то в оценке посадочного материала есть некоторые нестыковки: так, экспертиза семян необходима, а вот саженцы и сеянцы, которые планируются для посадки, такой экспертизы не проходят. Поэтому существует опасность, что сеянцы и саженцы выращены из семян, собранных без учёта лесосеменного районирования (что запрещено законом) в других регионах, и не приживутся в климатических условиях Архангельской и Вологодской областей.

Как считает Владимир Ратенков, на современном этапе Центр несколько меняет направление своей деятельности.

Применив медицинскую терминологию можно сказать, что ес-ли вначале инженер-лесопатолог выполнял роль патологоанатома, т. е. фиксировал гибель лесных насаждений, устанавливал причину гибели, площадь очагов вредителей и болезней леса, то сейчас лесопатолог — это «лесной доктор», почти «терапевт». В настоящее время перед Центром стоит задача не только своевременно обнаружить очаг, изучить его, но, главное, правильно поставить диагноз болезни, предложить способы лечения, проконтролировать ход лечения и полученный результат. Таким образом, работа Центра имеет большее практическое применение, чем раньше.

Если очаг вредителей и болезней леса обнаружен в арендной базе, надо активно работать с арендатором, чтобы он провёл необходимые для локализации очага санитарно-оздоровительные мероприятия. Это в основном ЛПО, санитарные рубки, сплошные или выборочные, в зависимости от вида заболевания и его масштабов. Необходимо убедить арендатора не экономить деньги, а принимать меры для борьбы с вредителями и болезнями леса, ведь в перспективе он может потерять значительно больше, если очаг распространится на большую площадь.

Аналогичная ситуация с участками леса, не переданными в аренду. Региональные власти должны объективно оценивать угрозу ухудшения санитарного и лесопатологического состояния лесов и оперативнее принимать решения о проведении санитарно-оздоровительных мероприятий. Необходимо находить средства для финансирования работ по ликвидации очагов либо устанавливать на погибающую древесину такую цену, чтобы лесозаготовителям было выгодно осваивать поражённые участки леса.

Пользуясь случаем, Владимир Павлович обращается к населению и лесозаготовителям с просьбой помочь лесу, беречь его от пожаров, захламления мусором и порубочными остатками и своевременно информировать Центр обо всех негативных явлениях в лесу!

Сергей КОНДРАТЬЕВ.


Дата публикации: 25 июня 2012
Опубликовано в "Лесной Регион" №11(116)


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий