Что будет с тобой, ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО?

Совершенно очевидно, что 2012 год станет для лесного хозяйства России годом больших перемен. Перемены неизбежно будут связаны и с общими изменениями в мире и стране, которые отразятся на лесном хозяйстве, и с сугубо отраслевыми реформами и нововведениями.

 

Если ситуация будет развиваться по более или менее инерционному сценарию, т. е. примерно как сейчас, в системе управления лесами на федеральном уровне неизбежна утрата профессионализма и дееспособности всех имеющих отношение к лесу органов государственной власти. Произойдёт дальнейшее вытеснение с руководящих постов случайно уцелевших профессионалов; оставшиеся, совершенно заваленные бумажной волокитой, полностью утратят возможность разумной созидательной деятельности. Итогом будет нарастающее количество самых разнообразных провалов в системе управления лесами.

 

Собственно, год начался с двух таких провалов: Рослесхоз и Правительство РФ не смогли должным образом подготовить ни передачу лесхозов-техникумов субъектам РФ (хотя о ней было известно ещё в феврале прошлого года), ни введение обязательного лицензирования тушения лесных пожаров (хотя о нём было известно ещё в апреле). При той организации работы Рослесхоза, которую мы видим сейчас, и при том кадровом потенциале, которым он располагает, любое крупное нововведение, будь то передача новых полномочий субъектам РФ, существенное изменение нормативно-правовой базы лесного хозяйства или что бы то ни было ещё, почти неизбежно будет заканчиваться аналогичным провалом.

 

Ситуация усугубляется последствиями декабрьских и мартовских «выборов» депутатов Госдумы и президента РФ. Даже не вдаваясь в вопрос о легитимности их официальных результатов, можно с уверенностью утверж-
дать, что работа органов государственной власти, имеющих отношение к лесному хозяйству, будет этими мероприятиями надолго нарушена. Сейчас она отчасти парализована ожиданием кадровых перестановок; потом на смену ожиданиям придут сами перестановки. Административные перетряски руководства профильных министерств и ведомств будут продолжаться по крайней мере до июня, до формирования новой структуры и нового состава правительства – это станет мощным фактором дополнительного снижения дееспособности федеральных органов власти, имеющих то или иное отношение к управлению лесами.

 

Прогрессирующая утрата органами государственной власти профессионализма и дееспособности в значительной степени предопределяет результаты всевозможных реформ и нововведений, запланированных в лесном секторе России в 2012 году. Наиболее важная реформа, которая готовится сейчас и которую, по всей видимости, органы власти попытаются начать уже в первом полугодии 2012 года, – это дальнейшая «децентрализация власти», передача очередной порции федеральных лесных полномочий субъектам Российской Федерации. Несмотря на то, что реформу предполагается начать в ближайшие месяцы, до сих пор непонятно, что же именно правительство предполагает сделать и какие именно дополнительные лесные полномочия передать субъектам РФ.

 

Планы реформы, как и в недавнем прошлом, готовятся в обстановке строгой секретности, без широкого обсуждения с профессионалами и другими заинтересованными сторонами, без анализа уже проведённых реформ. Результат, скорее всего, окажется плачевным – те полномочия, которые будут переданы субъектам РФ, в течение длительного времени просто не будут исполняться, а организации, затронутые реформами, на долгое время потеряют ещё какую-то часть своей дееспособности (если не утратят полностью).

 

Ко всему этому добавляется значительное сокращение финансирования лесного хозяйства из федерального бюджета. В соответствии с федеральным законом от 30 ноября 2011 г. № 371-ФЗ «О федеральном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов», общее финансирование лесного хозяйства сократится по сравнению с уровнем 2011 года примерно на четверть, а размер лесных субвенций субъектам РФ – на 10%. Крупнейшие сокращения бюджета связаны с отказом от финансирования лесхозов-техникумов, закупок новой лесопожарной техники, строительства лесных селекционно-семеноводческих центров, с урезанием лесных субвенций.

 

Руководство Рослесхоза предполагает, что какие-то линии бюджета будут возвращены в первой половине 2012 года после внесения в закон о бюджете поправок (в частности, речь идёт о закупках новой лесопожарной техники и строительстве новых лесных селекционно-семеноводческих центров) – но пока это представляется маловероятным. Поскольку экономически самодостаточной отраслью экономики при существующем законодательстве лесное хозяйство быть не может и его выживание начиная с 2008 года полностью зависит от бюджетного финансирования, в 2012 году лесное хозяйство неизбежно столкнётся с дефицитом финансирования и вынужденным дальнейшим сокращением рабочих мест.

 

В 2012 году значимым для лесного сектора событием станет вступление России во Всемирную торговую организацию. Одним из условий вступления стало заключение между Российской Федерацией и Европейским Союзом двухстороннего соглашения, охватывающего широкий круг самых разнообразных вопросов, в том числе касающихся регулирования экспорта необработанной древесины из России. Пока не совсем ясно, каким именно будет новый порядок экспорта «кругляка», но уже ясно, что, во-первых, дальнейшего повышения вывозных пошлин на древесину даже в длительной перспективе не будет, и во-вторых, будут введены экспортные квоты и экспортные лицензии на определённые виды необработанной древесины и в пределах этих квот ставки вывозных пошлин будут существенно снижены. Когда именно этот новый порядок будет введён – тоже пока не ясно, но теоретически он должен быть введён не позднее июля 2012 года. На ситуацию в азиатской части России этот новый порядок вряд ли повлияет сколько-нибудь существенно, но в европейской части экспортно-сырьевая ориентация российского лесного сектора неизбежно вновь усилится. При этом новое европейское законодательство, призванное не допустить древесину криминального происхождения на рынок Европейского Союза, в полной мере вступит в силу лишь в 2013 году.

 

Наиболее общественно значимыми явлениями, связанными с лесами и лесным хозяйством России, в 2012 году практически наверняка станут лесные пожары, гибель лесов от короеда-типографа и других вредителей, и «распил» (незаконное или условно-законное изъятие из государственной собственности и общего пользования) лесных земель.

 

Система борьбы с лесными пожарами в 2012 году будет работать хуже, чем в предшествующие годы. Это связано с продолжающимся распадом системы государственного управления лесами, сокращением финансирования лесного хозяйства и вынужденным сокращением штатов, неподготовленным введением обязательного лицензирования тушения лесных пожаров, огромными затратами на приобретение и обслуживание малоэффективной техники (например, самолётов Бе-200). Регулярные сообщения МЧС о развитии «добровольной пожарной охраны» в понимании федерального закона от 6 мая 2011 г. № 100-ФЗ создают у многих чиновников иллюзию улучшения защищённости сельских населённых пунктов от природных пожаров, но на их реальную защищённость это никак не влияет.

 

Не подготовленное введение обязательного лицензирования деятельности по тушению лесных пожаров неизбежно приведёт к организационному хаосу в начале пожароопасного сезона – весьма вероятно, что тушить лесные пожары на законных основаниях во многих регионах окажется просто некому. Хорошо, если где-то найдутся достаточно смелые и решительные руководители, которые организуют тушение вопреки абсурдным требованиям законодательства – но вряд ли они найдутся везде.

 

В общем, предпосылки для очередной пожарной катастрофы в 2012 году органами власти созданы, и теперь почти всё будет зависеть от погоды. Если лето будет экстремально сухим и жарким (а оно почти наверняка будет таким хотя бы в какой-то части России) – избежать катастрофических пожаров при такой готовности невозможно.

 

Гибель лесов (старых ельников) от короеда-типографа в центральных районах Европейской России уже достигла катастрофических масштабов, но из-за того, что основная волна усыхания пришлась на осень 2011 года, она пока осталась незамеченной большинством жителей самых густонаселённых регионов страны. В 2012 году усыхание не только продолжится в тех регионах, где оно наблюдается сейчас, но и неизбежно распространится на другие регионы Европейско-Уральской России, чему в большой степени будет способствовать нынешняя «еврозима» (устойчиво тёплая погода способствует успешной зимовке жуков). Адекватно реагировать на такую вспышку численности короеда остаточное лесное хозяйство, сохранившееся после реформ последних двенадцати лет, уже не может; да и поздно уже реагировать – экстренные меры надо было принимать в прошлом и позапрошлом годах. Сейчас остаётся лишь спасать отдельные ценные лесные массивы, не делать глупостей, способствующих ещё более массовому размножению вредителей, и дожидаться, когда вспышка пойдёт на убыль под действием естественных причин.

 

Кабинетные «дятлы» сделали всё от них зависящее для массового размножения короеда – теперь остаётся надежда на настоящих дятлов, которые питаются короедом (и не только на дятлов – в целом на всех природных врагов короеда). Но в любом случае усыхание старых ельников из-за массового размножения типографа, вместе с сопутствующими ему санитарными рубками, станет одним из наиболее заметных для общества событий, связанных с лесом.

 

И наконец, резкое усиление «распила» лесных земель – незаконного или условно-законного изъятия лесов из государственной собственности и общего пользования граждан, фактическая приватизации лесов – также неизбежно станет одним из важнейших общественнозначимых явлений, связанных с лесами и лесным хозяйством. «Распил» лесных земель в наибольшей степени выражен в самых густонаселённых районах России, в окрестностях крупнейших городов или в курортных районах, в особенности – в Подмосковье, Ленобласти и на Черноморском побережье Кавказа, где стоимость захватываемой земли оправдывает все риски, связанные с её незаконным захватом. Ослаб-ление и разложение государства всегда ведёт к ускоренному растаскиванию государственных активов, представляющих ценность для предприимчивых дельцов — а в современных условиях наибольшую ценность представляют ещё не приватизированные земли в густонаселённых и экономически относительно благополучных районах страны. Традиционные процессы растаскивания государственной собственности (в том числе земли) усиливаются в угоду потребности в землях под строительство жилья, инфраструктуры и промышленных объектов. А земли эти зачастую уже просто неоткуда брать, если не из-под леса.

 

Всё это крайне печально, и пока признаков улучшения ситуации не наблюдается. Однако упадок лесного сектора и все вышеописанные процессы и явления не представляют собой чего-то нового и неожиданного – это вполне закономерный итог лесных реформ последних двенадцати лет.

 

Фактически курс на разруху был взят тогда. В 2000 году были ликвидированы профессиональные федеральные ведомства, отвечавшие за лесное хозяйство и охрану природы – Федеральная служба лесного хозяйства и Госкомэкологии РФ. Последовавшая за этим депрофессионализация государственного управления лесами стала одной из причин появления Лесного кодекса 2006 года, который добил остатки старой системы управления лесами.

 

Двенадцать лет система государственного управления лесами России упорно и последовательно разрушалась. До сих пор нет единого мнения, было ли это следствием глупости и недальновидности руководства страны или результатом целенаправленного вредительства. Но гибельные последствия налицо.

 

Сейчас самый главный вопрос – что можно сделать, чтобы лесное хозяйство начало возрождаться и в обозримом будущем в нашей стране была выстроена разумная система государственного управления лесами.

 

За последние двенадцать лет нами перепробованы все мыслимые способы обращения к власти с конкретными предложениями по наведению порядка в лесном секторе. И мы с уверенностью утверждаем, что никакие обращения к органам власти – ни от граждан, ни от общественных и научных организаций, ни от профессионального сообщества – не работают, даже если под этими обращениями стоят десятки тысяч подписей.

 

Скорее всего, главная причина такого безразличия власти к мнению профессионального сообщества работников леса и природоохранников состоит в том, что это сообщество слишком малочисленно и разрозненно и не оказывает существенного (с точки зрения власти) влияния на умонастроения общества, а сам лесной сектор в жизни страны играет относительно небольшую роль.

 

На мой взгляд, чтобы изменить эту ситуацию, специалистам лесного хозяйства и природоохранникам необходимо сосредоточить свои усилия на просветительской и разъяснительной работе с активной частью гражданского общества, с теми людьми, от которых зависит будущее нашей страны. Необходимо добиться, чтобы как можно больше людей понимали значение лесов и в целом природы для будущего России, чтобы лесное хозяйство воспринималось как совершенно необходимая и приоритетная для страны отрасль, и чтобы будущие руководители представляли, что надо сделать в первую очередь для наведения порядка в лесах.

 

А главное и самое эффективное дело на сегодня – борьба с тотальной ложью, в которой погрязла наша система государственного управления лесами. Ложь скрывает основные результаты разрушительных лесных «реформ» последних двенадцати лет, позволяет высокопоставленным чиновникам ничего не делать для исправления ситуации, а виновникам провалов – избегать какой бы то ни было ответственности. Чем больше в самых разных местах (в СМИ, на форумах и блогах, в книгах и выступлениях) будет правды о том, что происходит с лесами и в каком состоянии находится лесное хозяйство – тем быстрее общество и власть осознают необходимость срочных мер по сбережению лесов нашей страны и восстановлению лесного хозяйства.

 

Алексей ЯРОШЕНКО,

руководитель лесного отдела Гринпис России.


Дата публикации: 30 января 2012
Опубликовано в "Лесной Регион" №1 (106)


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий