Лесной Гринпис

Наше государство в лице Рослесхоза не только ничего толком не знает про свои леса и их использование, но и не хочет знать. Это совершенно ясно следует из очередного странного документа, появившегося недавно на официальном сайте главного лесного ведомства страны — приказа Рослесхоза от 29 марта 2019 года № 483 «О публичной декларации целей и задач Федерального агентства лесного хозяйства на 2019 год».

Вот часть этого документа, относящаяся к лесоучётным работам:

6,7 млн. гектаров — это примерно 0,6% от «площади земель, на которых расположены леса» (по данным ЕМИСС). Если ежегодно проводить лесоустройство за государственный счёт на такой площади, то средний по стране период обновления данных лесоустройства составит около 180 лет (а не 10 лет, как это требуется при полноценном периодическом лесоустройстве в освоенных лесах). Напомним: Рослесхоз в последние годы прилагает немалые усилия для федерализации и монополизации лесо­устройства.

Государственная инвентаризация лесов проводится в России в течение уже двенадцати лет, и потрачено на неё за это время, оценочно, около десяти миллиардов бюджетных рублей (правда, не только на получение информации о количественных и качественных характеристиках лесов, но и на дистанционный мониторинг лесопользования, и на оценку мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов).

За всё это время в рамках ГИЛ не получилось создать ни одного информационного продукта, пригодного для хотя бы какого­-нибудь практического использования — и, очевидно, уже не получится из­-за методических ошибок, допущенных в самом начале и до сих пор не исправленных. Но даже если забыть об этих ошибках и о бесполезности ГИЛ в её нынешнем виде (в таком виде её правильнее называть «псевдо­-ГИЛ») — в современном мире позорно планировать получение каких-­то обзорных данных только о 75% лесов на тринадцатый год работы.

Примерно то же самое можно сказать про дистанционный мониторинг лесов. На большей части нашей страны для заготовки древесины на лесных участках, переданных в аренду, используются почти исключительно примитивные сплошные рубки большой площади — для мониторинга этих рубок вполне достаточно космоснимков с пространственным разрешением в 10-­30 метров. Эти снимки, например, со спутников Landsat и Sentinel­-2, находятся в открытом доступе для всех заинтересованных лиц; кроме того, для государственных органов доступны, хотя и с серь­ёзными бюрократическими ограничениями и технологическими проблемами, снимки российских спутников с более высоким разрешением.

В таких условиях единственной причиной для непроведения дистанционного мониторинга лесопользования на 30% лесов, переданных в аренду, может быть нежелание ничего знать о лесопользовании в этих лесах. Откуда такое нежелание — не совсем понятно: может быть, там хозяйствуют какие-­то особые лица, подсматривать за которыми Рослесхозу страшно, а может быть, у него просто не хватает специалистов даже для такой относительно простой работы.

Как бы то ни было, очевидно, что масштабы всех видов лесоучётных работ, которые Рослесхоз планирует организовать за бюджетные деньги в российских лесах в 2019 году, не позволят получить достаточной информации о лесах для адекватного управления ими.

Ну и кому, а главное — зачем нужен такой Рослесхоз?



Лесной Гринпис России.


Дата публикации: 13 мая 2019
Теги: Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий