Возродить молевой сплав?

Идея на первый взгляд абсурдная, а оттого весьма интересная. Известно, что любая такая идея проходит три стадии: первая - это сделать невозможно, вторая - что-то в этом есть, третья - это прекрасное предложение.
Скоро двадцать лет как термин "молевой сплав" ушёл из лексикона лесопромышленников. Давно распилены на дрова продольные и поперечные запани, убрана остолбовка, ржавеют или сданы в металлолом сплавные багры.
А сотни и тысячи людей в приречных посёлках и деревнях остались без работы и вынуждены покидать родные места, чтобы заработать на жизнь.
Лесные массивы, отдалённые от перерабатывающих центров, не осваиваются, лес стареет, сохнет на корню. На недавней встрече в нашей редакции глава Верхнетоемского района Александр Корниенко высказал неперспективную на первый взгляд идею - возродить молей сплав на реке Пинеге. Александр Иванович привёл несколько доводов в защиту своего плана.
- Во-первых, Верхнетоемский район богат лесом, а освоение лесных массивов сдерживается отсутствием лесных дорог. Надеяться, что в ближайшие сто лет в Верхнетоемском районе появятся лесные дороги круглого-дового действия, не приходится.
Усыхание коснулось и верхнетоемских лесов, и необходимо срочно проводить сплошные санитарные рубки, чтобы ликвидировать очаг усыхания.
Другого пути для транспортировки леса с верховьев Пинеги кроме как по реке - нет. Да, прошлый аномальный год сорвал сплавную навигацию, но это не повод опускать руки и отказываться в том числе от плотового сплава.
Во-вторых, никто пока не делал никаких расчётов - насколько эффективен молевой сплав. Я не веду речь о том, чтобы сразу возобновить сплав по всей Пинеге, с формировкой плотов в Усть-Пинеге и с дальнейшей их буксировкой в Архангельск.
Полагаю, надо начать с малого - с проплава древесины с верховьев Пинеги до Карпогор, где установить передерживающую запань и перегружать лес на железную дорогу.
В дальнейшем можно просчитать возможность сплава с верховьев Пинеги до посёлка Усть-Пинега, где формировать плоты или грузить лес плавкраном в баржи.
В-третьих, появится возможность дать работу людям в населённых пунктах, расположенных на Пинеге.
В-четвёртых, надеюсь, что предложение по возрождению молевого сплава найдёт поддержку у руководителей ведущих лесоперерабатывающих предприятий Архангельска, представителей среднего и малого бизнеса.
В-пятых, полагаю, что интерес к моему предложению проявят учёные АГТУ, в частности кафедра водного транспорта леса, и предложат новую современную технологию молевого сплава, конструкции передерживающих запаней, предусмотрят применение современной техники, имеющейся у лесопромышленников.
Согласен, на первый взгляд предложение возобновить молевой сплав кажется абсурдным, но иного пути увеличить объёмы поставки древесины на перерабатывающие предприятия просто нет!
Дорог нет и не будет. Сейчас по федеральной трассе М8 только на танке можно проехать, настолько она разбита, дороги в областном центре - как после бомбёжки.
Понятно, что нет никакой надежды на появление дорог в нашем забытом богом Верхнетоемском районе. Поэтому молевой сплав - единственный способ оживить промышленность в районе, дать работу людям, сырьё перерабатывающим комбинатам.
Очень хотелось бы знать мнение настоящих профессионалов: рабочих, мастеров, техноруков, занимавшихся сплавом.
Только эти люди могут сказать - возможно ли на Пинеге возрождение молевого сплава, и если да - подсказать, где лучше ставить запани, где нужны реевые боны, где необходима обоновка или остолбовка.
В какое время лучше проводить сброску леса, какая техника потребуется, чтобы проплавить, а затем поднять лес из воды, либо в устье Пинеги сплотить древесину в пучки, сформировать из них секции, плоты.
С прекращения молевого сплава на Пинеге прошло почти 20 лет, и с тех пор, как отмечают местные жители, рыбы в реке больше не стало. Выходит, мнение о том, что молевой сплав сокращает рыбные запасы, весьма спорно.
Никто не предлагает начать молевой сплав по Пинеге с завтрашнего дня, а вот обсудить интересное предложение - смысл есть.
Какую роль в экономике региона играл молевой сплав и по каким причинам он был прекращён, можно узнать из книги В. С. Плохова "Лесопромышленный комплекс Архангельской области. Этапы развития (1703-2003)".
"В 70-80-е гг. принимались меры по выводу из эксплуатации малых, неустроенных рек за счёт переключения вывозки древесины на более крупные реки и к железной дороге.
В 1975 году сплав проводился по 85 рекам, объём вывозки леса для сплава составил 10 млн. кбм.
В 1985 году сплав проводился по 34 рекам, его объём составил 8,2 млн. кбм.
В 1990 году сплав вёлся по 31 реке, общий объём сплава - 7,6 млн. кбм, что составляло 42,8% от общего объёма вывозки.
Как видим, объёмы сплава и количество рек, по которым он вёлся, неуклонно сокращались.
Однако никто не мог подумать, что молевой сплав будет полностью прекращён.
И тем не менее в соот-ветствии с приказом Минлесбумпрома от 12 августа 1988 года N 150 "О прекращении молевого сплава на реках и других водоёмах РСФСР" молевой сплав в Архангельской области с 1993 года был прекращён.
В тяжелейших условиях оказались лесозаготовительные предприятия, которые находились на берегах рек, вдали от железных и автомобильных дорог.
Лесовозные дороги (автомобильные и узкоколейные), примыкавшие к рекам, дорогостоящее оборудование на нижних складах (стационарные погрузочные краны, поточные линии по раскряжёвке хлыстов и т. д.) остались напоминанием о непродуманных решениях тех лет".

Дата публикации: 6 апреля 2007
Опубликовано в "Лесной Регион" №-


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий