Мнение ветерана

Две публикации в «Лесном регионе» — «Возродить молевой сплав?» и «Оживёт ли лесохимия?» взволновали ветерана лесной отрасли Григория Жигарева .

 

 

Надо сказать, что Григорию Георгиевичу в своё время довелось заниматься и молевым сплавом, и лесохимией. Как любого здравомыслящего человека, Григория Георгиевича огорчает, что важный и нужный отрасли вид транспорта леса — молевой сплав по рекам области — прекращён. И теперь, чтобы вывезти древесину, требуется строить лесовозные дороги, эксплуатировать мощные лесовозы, тем самым наносить природе ущерб гораздо более заметный, нежели при транспортировке леса по воде. Мнение Григория Георгиевича по поводу возрождения молевого сплава и лесохимии следующее:

Сплав необходимо возрождать, но уже с учётом новых экономических условий. Сейчас никто не сможет дать команду тому или иному леспромхозу отправить лес по реке. На первом этапе надо обратиться к учёным, в первую очередь кафедры водного транспорта АГТУ, чтобы они предложили наиболее рациональные, эффективные технологии молевого сплава.

Заинтересовать молевым сплавом предпринимателей, работающих в Пинежском и Верхнетоемском районах, предложить им древесину на корню на выгодных условиях, местным властям оказать посильное содействие в организации сплава.

Никто не решится сразу проплавить по реке сотни тысяч кубометров леса, начать лучше с малых объёмов. На моей памяти проводили не только молевой, но и пучковый сплав, когда в воду сбрасывались не отдельные брёвна, а пучки небольшого объёма – 456 кбм, обвязанные 8-миллиметровой проволокой, что надёжно предохраняло пучки от размолёвки. Такой способ позволял сплавлять и хвойную, и лиственную древесину. Сбрасывать берёзу, осину без хвойного подплава не очень разумно, скорее всего она не дойдёт до потребителя и ляжет на дно.

Пучковый сплав наименее затратен, при необходимости не составит труда сформировать из пучков секции и даже плоты. А доставка сырья из отдалённых, но богатых лесом районов обойдётся в несколько раз дешевле, нежели автотранспортом, что должно привлечь внимание лесопильщиков, испытывающих острый дефицит сырья, а также ЦБК, где ощущается нехватка балансов.

Сплав пучков небольшого объёма позволит при необходимости организовать их выгрузку на берег грузоподъёмными механизмами для отгрузки уже автомобильным или ж/д транспортом.

На Пинеге высокие горизонты воды стоят короткое время, поэтому буксирам порой просто не хватает времени подняться вверх по реке за плотами зимней сплотки.

А вот сплав микропучков можно начинать сразу после ледохода, что даст значительный выигрыш во времени.

Можно, конечно, ссылаться на то, что, мол, не осталось сейчас опытных сплавщиков, некому работать на сплаве, нет специалистов, способных построить наплавные сооружения, береговые опоры. Это не так. Если понастоящему взяться за дело, то всё найдётся, а если искать причины ничего не делать, но и их будет достаточно.

Что касается развития лесохимии, то тут без поддержки государства, его заинтересованности не обойтись. Захочет область, чтобы лесные богатства использовались наиболее полно, рационально, — будут найдены инструменты, способные заинтересовать бизнес лесохимией. Особенно важно развитие лесохимии для отдалённых районов, таких как Лешуконский. И не случайно главу МО «Лешуконский район», так же как и меня, не оставила равнодушным газетная публикация «Оживёт ли лесохимия?».

Для возрождения лесохимии ничего изобретать не надо – всё уже придумано сто и более лет назад. Наши предки умели работать, бережно относились к лесу, нам остаётся возродить старинные промыслы, тем самым вдохнуть жизнь в северную деревню. Если люди живут в лесу, то жить они должны лесом, тем, чем он богат.

Бизнесмены, работающие в лесу, люди грамотные, и если им создадут условия, государство поддержит финансами, то им не составит труда изучить спрос на продукцию лесохимии на внешнем и внутреннем рынке, приобрести оборудование и дать стране угля и другой продукции лесохимического производства.

 

От редакции

А может, есть смысл провести конкурс на лучший проект возрождения молевого сплава, привлечь к разработке новой технологии учёных, экологов, практиков, предпринимателей и найти в областном бюджете средства на реализацию этого проекта?

В первые 23 года новому сплавному предприятию потребуются значительные финансовые вложения на строительство береговых опор, наплавных сооружений, остолбовки, подъездных путей, пунктов перегрузки древесины. На этот период освободить предприятия от попённой платы, найти иные возможности для поддержки прогрессивной технологии транспортировки леса. Такой проект вполне логично назвать для Архангельской области приоритетным инвестиционным.

При удачной реализации такого проекта опыт распространится на всю область, начнут работать реки, станут осваиваться отдалённые участки леса, для жителей села появятся новые рабочие места.

Вполне замономерно, что глава Архангельской области Николай Киселёв проявил интерес к молевому сплаву. При такой мощной поддержке, возможно, и оживёт молевой сплав в регионе.

Сергей Павлов.

.

 

 

Надо сказать, что Григорию Георгиевичу в своё время довелось заниматься и молевым сплавом, и лесохимией. Как любого здравомыслящего человека, Григория Георгиевича огорчает, что важный и нужный отрасли вид транспорта леса — молевой сплав по рекам области — прекращён. И теперь, чтобы вывезти древесину, требуется строить лесовозные дороги, эксплуатировать мощные лесовозы, тем самым наносить природе ущерб гораздо более заметный, нежели при транспортировке леса по воде. Мнение Григория Георгиевича по поводу возрождения молевого сплава и лесохимии следующее:

Сплав необходимо возрождать, но уже с учётом новых экономических условий. Сейчас никто не сможет дать команду тому или иному леспромхозу отправить лес по реке. На первом этапе надо обратиться к учёным, в первую очередь кафедры водного транспорта АГТУ, чтобы они предложили наиболее рациональные, эффективные технологии молевого сплава.

Заинтересовать молевым сплавом предпринимателей, работающих в Пинежском и Верхнетоемском районах, предложить им древесину на корню на выгодных условиях, местным властям оказать посильное содействие в организации сплава.

Никто не решится сразу проплавить по реке сотни тысяч кубометров леса, начать лучше с малых объёмов. На моей памяти проводили не только молевой, но и пучковый сплав, когда в воду сбрасывались не отдельные брёвна, а пучки небольшого объёма – 456 кбм, обвязанные 8-миллиметровой проволокой, что надёжно предохраняло пучки от размолёвки. Такой способ позволял сплавлять и хвойную, и лиственную древесину. Сбрасывать берёзу, осину без хвойного подплава не очень разумно, скорее всего она не дойдёт до потребителя и ляжет на дно.

Пучковый сплав наименее затратен, при необходимости не составит труда сформировать из пучков секции и даже плоты. А доставка сырья из отдалённых, но богатых лесом районов обойдётся в несколько раз дешевле, нежели автотранспортом, что должно привлечь внимание лесопильщиков, испытывающих острый дефицит сырья, а также ЦБК, где ощущается нехватка балансов.

Сплав пучков небольшого объёма позволит при необходимости организовать их выгрузку на берег грузоподъёмными механизмами для отгрузки уже автомобильным или ж/д транспортом.

На Пинеге высокие горизонты воды стоят короткое время, поэтому буксирам порой просто не хватает времени подняться вверх по реке за плотами зимней сплотки.

А вот сплав микропучков можно начинать сразу после ледохода, что даст значительный выигрыш во времени.

Можно, конечно, ссылаться на то, что, мол, не осталось сейчас опытных сплавщиков, некому работать на сплаве, нет специалистов, способных построить наплавные сооружения, береговые опоры. Это не так. Если понастоящему взяться за дело, то всё найдётся, а если искать причины ничего не делать, но и их будет достаточно.

Что касается развития лесохимии, то тут без поддержки государства, его заинтересованности не обойтись. Захочет область, чтобы лесные богатства использовались наиболее полно, рационально, — будут найдены инструменты, способные заинтересовать бизнес лесохимией. Особенно важно развитие лесохимии для отдалённых районов, таких как Лешуконский. И не случайно главу МО «Лешуконский район», так же как и меня, не оставила равнодушным газетная публикация «Оживёт ли лесохимия?».

Для возрождения лесохимии ничего изобретать не надо – всё уже придумано сто и более лет назад. Наши предки умели работать, бережно относились к лесу, нам остаётся возродить старинные промыслы, тем самым вдохнуть жизнь в северную деревню. Если люди живут в лесу, то жить они должны лесом, тем, чем он богат.

Бизнесмены, работающие в лесу, люди грамотные, и если им создадут условия, государство поддержит финансами, то им не составит труда изучить спрос на продукцию лесохимии на внешнем и внутреннем рынке, приобрести оборудование и дать стране угля и другой продукции лесохимического производства.

 

От редакции

А может, есть смысл провести конкурс на лучший проект возрождения молевого сплава, привлечь к разработке новой технологии учёных, экологов, практиков, предпринимателей и найти в областном бюджете средства на реализацию этого проекта?

В первые 23 года новому сплавному предприятию потребуются значительные финансовые вложения на строительство береговых опор, наплавных сооружений, остолбовки, подъездных путей, пунктов перегрузки древесины. На этот период освободить предприятия от попённой платы, найти иные возможности для поддержки прогрессивной технологии транспортировки леса. Такой проект вполне логично назвать для Архангельской области приоритетным инвестиционным.

При удачной реализации такого проекта опыт распространится на всю область, начнут работать реки, станут осваиваться отдалённые участки леса, для жителей села появятся новые рабочие места.

Вполне замономерно, что глава Архангельской области Николай Киселёв проявил интерес к молевому сплаву. При такой мощной поддержке, возможно, и оживёт молевой сплав в регионе.

Сергей Павлов.


Дата публикации: 4 мая 2007
Опубликовано в "Лесной Регион" №


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий