Лес — наше богатство?

В начале марта в Карпогорах состоялась встреча губернатора Ильи Михальчука с предпринимателями Пинежского района, которых больше всего волновало отношение чиновников к бизнесу.

Законы у нас настолько нечётко и расплывчато сформулированы, что трактовать их можно по-разному, и чиновник трактует так, как видится ему. Малейшее отступление от буквы закона карается штрафом, в отдельных случаях нарушение подпадает и под статью уголовного кодекса.

По мнению выступивших на встрече предпринимателей, стало крайне сложно вести бизнес не нарушая ту или иную статью закона.

Контрольно-надзорные органы зорко следят за бизнесменами, при малейшей возможности стремятся наказать предпринимателей, тем самым оправдывая своё существование и подчёркивая свою значимость.

Приводились примеры, когда требования земельного, водного, противопожарного законодательства буквально парализуют предпринимательскую деятельность.

Так, в районе посёлка Пинега предприниматель перевозил технику с одного берега на другой. Подъездов к реке не так и много, и рыбоохрана без устали составляла протоколы о нарушении закона предпринимателем. Тот обратился в суд, который встал на защиту предпринимателя, не обнаружив в его действиях нарушений закона. Этот факт убедительно  говорит о формальном подходе чиновников к исполнению закона.

По словам предпринимателей, требования противопожарной службы меняются чуть ли не ежедневно. Не успеет предприниматель выполнить одно предписание, затратив на это немалые средства, как тут же готово новое предписание с новыми требованиями. И так — до бесконечности.

Чиновники зачастую даже не пытаются вникать в проблемы бизнеса, не хотят помочь найти законный выход из ситуации.

Если малый бизнес после зап рета бесконечных проверок вздох нул чуточку свободней, то круп ные предприятия продолжают страдать от тотального контроля.

Руководитель ООО «Карпогорылес» Михаил Сенчишин об ратился к Илье Филипповичу с просьбой найти варианты для обеспечения лесфондом ООО «Карпогорылес».

В настоящее время складывается парадоксальная ситуация, когда некоторые предприятия, взяв лесфонд в аренду, заготовку леса фактически не ведут, арендную плату вносят с опозданием и не в полном объёме, лесных дорог не строят. Почему-то с такими неэффективными недобросовестными арендаторами договоры аренды не расторгаются.

В то время как повсеместно твердят о дефиците бюджета, с арендаторов, не переоформивших договоры аренды в соответствии с требованиями нового Лесного кодекса, не взимается арендная плата, договоры аренды лесов не расторгаются и освободившиеся лесные участки на аукцион не выставляются.

Цель таких липовых арендаторов ясна — выждать момент, когда эффективно работающие лесозаготовители, освоив свою расчётку, останутся без лесфонда, и вот тогда арендатор будет диктовать свои условия по субаренде и по договорам оказания услуг на заготовку леса.

Совсем недавно лесфонд распределялся по принципу «всем понемногу». С одной стороны, это вроде бы верный подход — большинство лесопереработчиков ре гиона получили лес в аренду. А вот с другой стороны, по словам Михаила Сенчишина, каждый считает, во сколько обойдётся строительство дороги к арендованному участку леса. И при небольших объёмах расчётной лесосеки строить дорогу нет смысла: доход от заготовки леса не покроет затрат на строительство дороги.

Арендаторам лесного фонда, участки леса которых примыкают друг к другу, невозможно договориться о совместном строительст-ве лесовозной дороги. Арендатор дальнего участка выжидает, когда ближний сосед построит дорогу к своему участку леса, и ему останется лишь построить дорогу по своей арендной базе и возить лес от пункта отгрузки по дороге, уже построенной соседом. Соседа такая перспектива — строить дорогу для чужого дяди — не устраивает, и он решает не строить дорогу вообще, тем самым отрезая доступ к лесфонду и соседу. В результате оба арендатора заготовку леса на арендованных участках не ведут. Надеяться, что они договорятся построить дорогу на паях — не приходится. Выход здесь один — лесфонд двух, трёх, четырёх арендаторов должен быть в одних руках, тогда и дорога будет по-строена, и лесозаготовки пойдут полным ходом. Но как перераспределить лесфонд — головоломка   для   власти.

К примеру, ООО «Карпогорылес» в состоянии построить технологическую дорогу кругло годового действия к лесфонду, расположенному в Лешуконском районе, но при этом экономически целесообразно вкладываться в строительство такой дороги лишь при расчётной лесосеке не менее 100 тыс. кбм.

По словам Михаила Васильевича, такая технологическая дорога могла бы связать посёлок Лешуконского района Усть-Чуласу с карпогорской железной дорогой, появились бы новые рабочие места для жителей Лешуконского района, не исключено, что и ожил бы посёлок Усть-Чуласа, сейчас не имеющий связи с Большой землёй и переживающий трудные времена.

ООО «Карпогорылес» строит в год около 30 км лесных дорог круглогодичного действия и в течение 2-3 лет может построить 50 км дороги до Усть-Чуласы. В этом случае и стабильно работающее предприятие ООО «Карпогорылес» не снижает объёмы заготовки леса из-за недостатка лесфонда, и в Лешуконском районе появится новое лесозаготовительное производство.

Есть ещё один плюс: дровяную древесину из делянок Лешуконского района везти в Пинежский район нет смысла — нерентабельно, а значит, станет меньше проблем с обеспечением дровами жителей Лешуконского района, объектов социальной сферы.

В последнее время немало говорится о необходимости эффективно управлять лесными ресурсами региона, об ответственности арендаторов за выполнение договоров аренды лесного фонда. Илья Михальчук дал указание сотрудникам правительства области рассмотреть предложение ООО «Карпогорылес» и дать свои предложения для принятия окончательного решения по лесфонду в   Лешуконском   районе.

От редакции

Любой житель области заинтересован, чтобы каждый гектар лесфонда приносил доход в бюджет, работал в интересах населения. На практике получается, что в области немало арендаторов, которые считают лес своей собственностью, полагая, что могут распоряжаться чужим (государственным) имуществом как им заблагорассудится: хочу — плачу аренд ную плату, не хочу — не плачу, хочу – осваиваю расчётную лесосеку, не хочу — не осваиваю, хочу — строю дороги, не хочу — не строю. Можно сказать, что недобросовестные арендаторы совсем страх потеряли. Как оказалось, федеральные законодатели содействуют неэффективному использованию лесных богатств. Не будь «дыр» в законодательстве, арендаторы не относились бы к лесфонду столь пренебрежительно.

Один пример: согласно Лесному кодексу, все договоры аренды к 01.01.2009 г. должны быть приве дены в соответствие с требованиями законодательства. Казалось бы, если договор аренды в указанный срок не переоформлен, он прекращает своё действие, а освободившийся лесной участок вновь выставляется на аукцион — таким образом лесфонд используется эффективно.

На практике всё гораздо запутанней. Чтобы расторгнуть не переоформленный в соответствии с новыми требованиями договор, необходимо согласие обеих сторон данного договора, либо договор может быть расторгнут только через суд (а судебные тяжбы, как известно, могут длиться годами). В это время лесфонд, взятый в аренду по старому договору, дохода бюджету не приносит, поскольку арендатор никаких обязательств по арендным платежам не несёт.

И ещё немаловажная деталь: в этом лесфонде ни сам арендатор, ни кто-либо другой не имеют права вести заготовку леса, строить дороги и проводить иные работы. Словом, лес, пригодный к рубке, есть, а пользы от него нет.

Согласно Лесному кодексу, договор аренды вступает в силу с момента его подписания обеими сторонами, а по Гражданскому кодексу — с момента регистрации данного договора в федеральной регистрационной службе. А пока договор не вступил в законную силу, и арендная плата не взимается.

При таких сюрпризах законодательства не приходится утверждать, что лес — наше богатство. Точнее будет сказать: лес – богат- ство недобросовестных арендаторов.

Сергей КОНДРАТЬЕВ.

 


Дата публикации: 22 марта 2010
Опубликовано в "Лесной Регион" №


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий