Что ни делается – всё к худшему. Для малого бизнеса

На фоне громких заявлений представителей власти всех уровней о поддержке малого лесного бизнеса пока всё делается с точностью до наоборот. Началось всё с незабвенного Лесного кодекса, в адрес которого было сказано столько лестных слов самими разработчиками этого документа. Что получили в результате? Развалено лесное хозяйство. Зато выросло число чиновников. Кто же выиграл от нового Лесного кодекса? Только крупный бизнес.

Замечательная статья в Лесном кодексе о приоритетных инвестпроектах в области освоения лесов (далее в тексте ПИП) дала крупному бизнесу сказочные преимущества, но только крупному бизнесу: лесфонд без проведения аукционов! Лесфонд по сказочной стоимости – 50% минимальной ставки платы за древесину на корню и ещё ряд преимуществ. На первом этапе минимальный объём инвестиций составлял 300 млн. рублей. Сегодня минимальный объём инвестиций 2-­3 млрд. Откуда у предпринимателя такие средства? Это означает, что малый бизнес никогда не получит тех преференций, что имеет крупный бизнес.

Обратите внимание: малому бизнесу Лесной кодекс предлагает идти на лесные аукционы, где стоимость леса на корню в десятки раз выше, чем для крупного бизнеса, реализующего ПИП. К лесным аукционам были допущены все желающие, у кого больше денег – тот и арендатор лесного участка, В результате немалая часть российских лесов была отдана обычным спекулянтам, которые и не думали заниматься лесозаготовкой, лесовосстановлением, лесопереработкой, а просто «запускали» в свой лесфонд работоспособных предпринимателей, причём за большие деньги.

После того как лесная отрасль и лесное хозяйство пришли в полный упадок, 11 апреля 2013 года в Улан-­Удэ было собрано заседание Госсовета под председательством Президента РФ. Напомню, какие решения были приняты:

возвращение лесных конкурсов (правительству было дано поручение внести в законодательство изменения, предусматривающие проведение конкурсов на право заключения договоров аренды лесного участка для заготовки древесины предприятиями лесопереработки (сейчас завершается подготовка соответствующей нормативной базы, но на практике внесённые в законодательство изменения пока не работают);

возможность перезаключения договоров аренды добросовестными арендаторами на новый срок без торгов;

возвращение возможности краткосрочного пользования лесом (на основании договоров купли-­продажи лесных насаждений) для малого и среднего бизнеса.

Давайте посмотрим, сколько по России проведено конкурсов для малого бизнеса? Нет таких данных. В Архангельской области, по информации редакции, всего два за 2020 год. При этом, чтобы иметь право участвовать в конкурсе, надо соблюсти целый перечень условий, и далеко не каждое малое предприятие может им соответствовать.

Что интересно, на эти два конкурса для малого бизнеса заявились все архангельские компании, реализующие ПИПы.

Могут ли представители малого бизнеса иметь право перезаключения договора аренды лесного участка добросовестным арендатором на новый срок? Нет! Все суды предпринимателями проиграны. А лесные участки предпринимателей отданы в аренду на льготных условиях крупному бизнесу под ПИПы. Таким образом, решение Госсовета чиновниками не выполнено!

Как видим, «поддержка» малого бизнеса всё круче. Наша редакция ежегодно издаёт Лесной телефонный справочник, и всё чаще при уточнении реквизитов можно услышать: не включайте нас в справочник, договор аренды закончился, и у нас больше нет лесфонда, предприятие в стадии ликвидации. Всё это – результат «поддержки» малого бизнеса.

Ещё много лет назад один из руководителей Рослесхоза на лесном форуме в Архангельске сказал пророческую фразу: «Малый бизнес должен уйти из леса». Тот руководитель давно отправлен в отставку, но дело его живёт и даже процветает.

В настоящее время сделан ещё один шаг по выдворению малого бизнеса из лесу. Как следует из информации социальных сетей, власть намерена замахнуться – нет, не на Вильяма нашего Шекспира, а на муниципальную лесосеку, которая сохраняется за районными властями для решения социальных проблем территорий. Уже много лет крупный бизнес ищет способы прибрать к рукам и эти лесные участки под обещания, что крупный бизнес будет решать все социальные проблемы районов. Крупный бизнес ведёт заготовку леса во многих районах Архангельской области и действительно активно участвует в различных социальных программах территорий, но в зависимости от объёма расчётной лесосеки в районе. Однако только малый бизнес в состоянии оперативно решать острые и неотложные проблемы населения районов.

Чтобы не быть голословным, приведём высказывания представителей малого бизнеса, имена не указываем по просьбе респондентов.

***

- Взял я лесной участок в аренду на аукционе, 550 рублей за куб за лес на корню. Крупному бизнесу отдано примерно по 50 рублей за куб. Кто в этом случае победит в конкурентной борьбе? У кого будет прибыль?

- Старушку из глухой деревни на кладбище хоронить крупный бизнес не повезёт, а повезёт индивидуальный предприниматель, который в этой деревне работает. Да, малому бизнесу не нужны комплексы, бреющие лес как газонокосилкой. Ему и миллионные объёмы лесосеки не нужны. Достаточно и 1000 кубов в месяц, кому больше, а кому и меньше. Зато они лес и распилят, высушат, отходы переработают на топливо, участок приберут, дров привезут, детсад помогут отремонтировать. И люди будут знать, что леса этого, вокруг их населённого пункта, им хватит до конца жизни, ещё и детям, и внукам останется.

- Мощные лесовозы крупного бизнеса только дороги разрушают. А у нас и денег нет, и лесу нет. Сидим без лесу уже несколько месяцев. А ведь людям надо на что-­то жить, у всех семьи... Куда нам деваться? У кого самосвал есть, песок возит. Кто-то леса займёт под честное слово пока люди верят, пилит… А нам бы 20-25 тысяч кубов выделяли, и было бы очень хорошо, прекрасно даже. С учётом наших мощностей мы вполне могли бы освоить такой объём.

- Прежде в области работали десятки леспромхозов. Объёмы вырубки были о­-го­-го какие. И сегодня малый и средний бизнес, который ещё теплится в деревнях и посёлках, подбирает за ЛПХ оставшиеся крохи лесфонда. Подбирают всё. Что-то идёт на доску, что – на дрова, а что – на отопление в котельные.

- Все эти вопросы годами задаются правительству области. Но меняются министры, правительства, губернаторы, а вопросы остаются без ответа. На словах все, вроде, поддерживают, говорят о бережном отношении к малому бизнесу. А на деле лес уходит крупному. А с «Титаном», «Илимом» или УЛК сельскому предпринимателю тягаться трудно. Тут-­то и нужна поддержка власти. Если, конечно, она действительно хочет сохранить лесной малый бизнес в районах области, а не обеспечить дополнительные преференции и сверхприбыли владельцам и акционерам монстров ЛПК.

- Отремонтировали здание начальной школы – полы, потолки перебрали, мосты построили в деревне. Из детсада звонят – помоги, у нас пол проваливается… Начали с пола, им захотелось стены гипсокартоном выровнять. Ну давайте, сделаем. Наши же дети и внуки в детсад ходят. Что, мне кто-­то заплатит за это?! Спасибо сказали. Пожалуйста. Чаем напоите? Напоили, и вся оплата. Будет так крупный бизнес работать? Сомневаюсь!

- Несколько слов о ПИПах. В уставах всех предприятий указана единственная цель всех без исключения предприятий – получение прибыли! Так вот цель всех ПИПов – увеличение прибыли. И довольно странно, что власть отдельной категории бизнеса – крупному бизнесу – для увеличения его прибыли предоставляет небывалые конкурентные преимущества по сравнению с малым бизнесом. Цель ПИПов не развитие территорий, где идёт лесозаготовка, не решение всех социальных проблем районов, не создание новых рабочих мест, а увеличение прибыли! В переводе на простой язык: почему-­то наше государство для увеличения прибыли, а значит, доходов узкого круга акционеров и участников разных ООО (зачастую иностранных граждан) выделяет громадные лесные участки. Какая забота о миллионерах и миллиардерах! А вот российскому малому бизнесу гораздо сложнее, он работает в трудных условиях. Лес ему государство выделяет втридорога. И никакой ПИП малому бизнесу никогда не зарегистрировать. При этом предприниматели, работающие на селе, не могут отказать в помощи односельчанину, учреждению, оказавшимся в сложной ситуации. По той простой причине, что предпринимателя на селе знают все, многие даже с детских лет, и как отказать соседу, хорошо знакомому человеку.

А вот слова губернатора Архангельской области Александра Цыбульского на одной из встреч с лесопромышленниками.

- Самое главное, что меня волнует, практически везде в районах, куда я приезжал и где ведётся лесозаготовка, мы сталкиваемся с проблемами малых и средних предпринимателей, которые крайне недовольны существующими сегодня правилами, когда под инвестпроекты в области освоения лесов передаётся весь лесфонд.

Я хочу услышать ваше мнение, вашу точку зрения как профессионалов, людей с мест, которые там работают, насколько эта система является совершенной, и как вы видите взаимодействие с малым и средним предпринимательством. Для многих сёл, небольших населённых пунктов эти предприниматели – основные работодатели и оказывают там социальную поддержку.

На мартовском Биотопливном конгрессе в Санкт-Петербурге в кулуарах между представителями малого бизнеса Архангельской области разгорелась горячая дискуссия: всем ли предпринимателям должен выделяться лесфонд?

Одни говорили, что не все предприниматели работают открыто, не платят налоги, а работники не оформлены по правилам Трудового кодекса.

Однако другая сторона спора настаивала на том, что в Архангельской области сформировался целый класс малого бизнеса, который работает уже не один десяток лет, не нарушает никаких законов, работает честно, более того, многие малые предприятия создали производственные мощности по переработке леса, поставляют свою продукцию на экспорт, успешно решают многие социальные проблемы территорий.

Такие предприятия нацелены на далёкую перспективу, и чтобы не разрушить добросовестный малый бизнес Архангельской области, необходимо, чтобы муниципальная лесосека работала исключительно в интересах муниципальных образований. Обратите внимание, что лесосека и называется муниципальной, а значит, предназначена для развития муниципальных образований, а не для увеличения прибыли крупного бизнеса. И должны быть приняты все меры, чтобы муниципальная лесосека сохранилась и добросовестные предприниматели имели возможность участвовать в конкурсах и иметь доступ к муниципальному лесфонду, работая в первую очередь в интересах муниципальных образований.

Самый оптимальный вариант распределения лесфонда, на котором настаивают подавляющее большинство предпринимателей:

- муниципальные леса сначала размежевать, провести оценку и выставить на конкурсы те участки, на которые уже поступают заявки от предприятий малого и среднего бизнеса;

- при тщательном отборе участников конкурса, проведённом с учётом высоких требований и строгих критериев конкурсного отбора, участвовать смогут только добросовестные, социально ответственные переработчики с производственны­ми мощностями по лесопереработке, расположенными в районах, их осталось не так и много;

- судьбу оставшегося после конкурсов свободного лесфонда решит власть.

При таком варианте освоения муниципальной лесосеки будут развиваться территории, люди будут иметь работу, а местные бюджеты – дополнительные поступления.



Записал Сергей КОНДРАТЬЕВ.

При подготовке статьи были использованы в том числе и материалы ИА «Северные новости».


Дата публикации: 6 апреля 2021
Опубликовано в "Лесной Регион" №06(282)
Теги: Малый бизнес, Откровенный разговор




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий