Свалка мирового масштаба

Уже почти год в Ленском районе Архангельской области, у железнодорожной станции Шиес, идёт строительство крупного промышленного объекта, который официально называется «экотехнопарком», а фактически представляет собой одну из крупнейших в мире свалок твёрдых бытовых отходов.

Полноценная проектная документация по этому объекту пока отсутствует — работы ведутся по принципу «сначала построим, потом спроектируем, потом узаконим». Тем не менее даже той информации, которая есть, достаточно, чтобы с полной уверенностью утверждать: создание свалки («экотехнопарка») Шиес может сыграть в судьбе Российской Федерации примерно ту же роль, какую сыграла чернобыльская катастрофа 26 апреля 1986 года в судьбе СССР.

Во-­первых, свалка Шиес — это чрезвычайно опасный в экологическом отношении объект: судя по той информации, которая есть сейчас, это будет минимум четвёртый по величине полигон захоронения ТБО в мире (после американского Apex Regional, мексиканского Bordo Poniente и китайского Laogang), но единственный в мире полигон захоронения ТБО такого масштаба, расположенный в зоне избыточного увлажнения и подтопления, в истоках сразу нескольких рек и ручьёв.

Ниже этой свалки по течению рек Шиес, Вычегда, Северная Двина находятся Коряжма, Котлас, Красноборск, Черевково, Верхняя Тойма, Сельменга, Рочегда, Березник, Емецк, Брин-­Наволок, Холмогоры, Новод­винск, Архангельск и множест­во более мелких населённых пунктов, которые неизбежно будут затронуты загрязнением воды при просачивании и утечках фильтрата со свалки (а избежать этих утечек на объекте такого размера в условиях Шиеса будет невозможно — недаром статья 67.1 Водного кодекса РФ прямо и однозначно запрещает «в границах зон затопления, подтопления... размещение кладбищ, скотомогильников, объектов размещения отходов производства и потребления»). Риски и угрозы, связанные с этим полигоном, с течением времени, по мере его наполнения и по мере разрушения пластиковых упаковок брикетов с прессованными отходами, неизбежно будут быстро нарастать.

Во­-вторых, свалка Шиес — это долговременный источник напряжённости в отношениях между Москвой и вообще федеральным центром и двумя крупнейшими северными регионами Европейской России — Архангельской областью и Республикой Коми (свалка находится в Архангельской области, но всего в двух километрах от Коми — и если водному загрязнению подвергнутся в основном населённые пункты Архангельской области, то воздушному — в основном Коми). Для жителей обоих северных регионов Шиес имеет огромное символическое значение: одно дело — быть равноправными, хотя бы условно, субъектами Российской Федерации, а другое — быть мусорными колониями её столицы. Отношение северян к Москве и в целом к федеральному центру и так оставляет желать лучшего, а после Шиеса оно может стать и вовсе критически негативным. Даже ритуальное принесение в жертву руководителей регионов, поддержавших строительство свалки или молчаливо согласившихся с ним, налаживанию этих отношений уже не поможет, особенно после первых же (как сказано выше — неизбежных) аварий и утечек.

Печально, что и механизмы самозащиты общества и государства от опасных авантюр такого масштаба в случае со свалкой Шиес не сработали. Ни постоянные, не прекращающиеся в течение уже многих месяцев протесты местного населения в обоих регионах, ни попытки отдельных наиболее смелых чиновников из различных федеральных министерств и ведомств объяснить, что проект крайне опасен и недопустим, ни предостережения со стороны Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека пока не помогли — «Васька слушает, да ест», стройка идёт полным ходом. Попытки экспертов как-­то убедить власти в том, что строительство свалки Шиес совершенно недопустимо и очень опасно для будущего страны — провалились и не принесли пока никаких результатов. И чем больше проходит времени, тем глубже ситуация заходит в тупик: вовлечённым в неё чиновникам, силовикам и хозяйствующим структурам всё труднее становится признать, что деньги и силы тратились во вред стране и людям, работы велись незаконно, а права граждан нарушались самым бессовестным образом.

Конечно, строительство свалки Шиес вполне вписывается в традиционную логику покорения природы и одноразового пользования ресурсами Севера. Собственно, сама станция Шиес — это центр бывшего крупного леспромхоза, ещё в советское время закрытого из-­за исчерпания сырьевой базы (лес в целом, конечно, сохранился — но экономически привлекательные ресурсы хозяйственно ценной хвойной древесины, достаточные в то время для обеспечения жизни и работы лесозаготовительного предприятия, были выбраны практически полностью). Такое отношение к лесным, рыбным и другим природным ресурсам Севера уже давно стало привычным и мало у кого вызывает возмущение и отторжение. Но Шиес — это не просто одноразовое использование территории, но ещё и создание источника постоянных угроз жизни и здоровью сотен тысяч людей (всех, кто живёт ниже по течению или попадает в зону потенциального атмосферного загрязнения) на десятки лет вперёд. Исчерпание лесов хоть и подрывает основы жизни лесных деревень и посёлков, но всё-­таки оставляет надежду на восстановление благоприятной экологической среды в обозримом будущем — а свалка Шиес не оставляет даже такой надежды.

На сегодняшний день планируемая свалка охватывает три земельных участка: во-­первых, это часть земельного участка самой железнодорожной станции Шиес (кадастровый номер 29:09:010401:1 — здесь строится инфраструктура будущей свалки); во­-вторых, это земельный участок из состава земель лесного фонда площадью 15 га (кадастровый номер 29:09:012601:125, предоставлен для «строительства, реконструкции, эксплуатации линейного объекта» — никакого линейного объекта на этом участке нет и не предвидится, но лес уже полностью вырублен и расчищен); и в­-третьих, это земельный участок тоже из состава земель лесного фонда площадью 301 га (кадастровый номер 29:09:012601:126, разрешённый вид использования — «в целях использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов», пока не вырублен).

Вот эти участки, и данные Публичной кадастровой карты по самому крупному из них.

Официальной информации о том, как и для чего будет использоваться свалка Шиес, пока мало (так всегда бывает, когда строительство ведётся по принципу «сначала построим, потом спроектируем, потом узаконим»). Но основные положения уже вполне известны.

Во­-первых, это будет свалка именно для московских отходов — Архангельская область только предоставляет для неё территорию, но к её собственной региональной системе обращения с отходами Шиес никакого отношения не имеет (да и не настолько богата Архангельская область, чтобы свои отходы возить за много сотен километров по железной дороге для захоронения).

Во-­вторых, планируемая годовая мощность комплекса по приёму отходов составляет 2,3 миллиона тонн — именно столько можно будет вывозить отходов из Москвы на станцию Шиес, а назначение этого комплекса — «приём и размещение неутилизируемых фракций ТКО». Никакой переработки отходов на Шиесе не предполагается — это будет именно полигон для их захоронения (собственно, именно поэтому нужны такие большие площади).

В­-третьих, в презентации (а это пока главный доступный документ, согласно которому строится свалка) говорится, что отходы будут при подготовке к отправке на свалку Шиес сначала измельчаться, потом сор­тироваться. При таком подходе извлечь получится явно лишь малую часть пищевых отходов (их в несортированных московских отходах — около четверти). А значит, свалка будет бродить, вонять, разогреваться, и в будущем, вероятно, время от времени воспламеняться. В такой ситуации брикетирование отходов и упаковка их в плёнку не помогут — в лучшем случае они только немного отсрочат наступление неблагоприятных экологических последствий.



Лесной Гринпис России.

Дата публикации: 24 июня 2019
Опубликовано в "Лесной Регион" №11(248)
Теги: Экология, Криминал




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий