Что делать с лесом?

Государству пока так и не удаётся решить проблему с незаконной вырубкой и экспортом леса и наладить достоверную систему информации о ситуации в отрасли. В прошлом году ущерб от деятельности «чёрных лесорубов» вырос до 11,6 млрд. рублей, хотя объёмы самой вырубки снизились. Пока Рослесхоз не объяснил, почему расходятся показатели. Правительство предлагает ввести электронную маркировку каждого бревна.

В кубометрах это выглядит так: в 2017 году незаконная вырубка составила 1,7 млн. кбм, а в 2018­-м – 1,1 млн. кбм. Вообще-­то, если грамотно воспользоваться калькулятором, снижение получается не на 37%, а на 35,3%. В 2017 году ущерб составил 11,5 млрд. руб. А в 2018­-м он вырос до 11,6 млрд. руб., отметили в Рослесхозе.

В Рослесхозе на вопрос о расхождении данных по вырубке и по ущербу пояснили, что такая статистика поступает из регионов. Сейчас она собрана, а через две недели начнется её проверка на корректность.

 


Достоверность сведений

Вопрос о достоверности официальных сведений по лесному хозяйству возникает не впервые. Ещё в августе 2018 года вице-премьер РФ Алексей Гордеев поручил представителям лесопромышленного комплекса выдвинуть предложения по противодействию незаконной вырубке и усилению конт­роля за оборотом древесины.

Уже в то время было установлено, что достоверной информации о незаконных вырубках в России нет. Представитель Гордеева позднее комментировал его слова следующим образом: «Вице­-премьер указал на имеющуюся противоречивость экспертных данных о незаконной деятельности «чёрных лесорубов» — цифры разнятся от 0,8% до 40% от общего объёма древесины». На данный момент ситуация, очевидно, не сильно изменилась.

В ноябре 2018 года министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин и глава Рослесхоза Валентик отчитывались на «правительственном часе» в Совете Федерации. Отчёт не устроил сенаторов. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко потребовала в жёсткой форме разобраться с недостоверной отчётностью и коррупцией в лесном хозяйстве. По её словам, «эта сфера такой коррупциогенной и криминализованной стала, что эта ржавчина уже разъела всех».

Матвиенко потребовала решительных действий и даже «поставила на счётчик» чиновников, ответственных за решение этой проблемы. «Давайте мы дадим вам шесть месяцев, чтобы вы разобрались, у Валентика уже счётчик пошёл, ему меньше осталось», — резюмировала Матвиенко.

Проблему недостаточно корректной информации Иван Валентик признаёт. В январе этого года он отмечал, что сейчас «отсутствует достоверная система государственной статистической отчётности товарной лесопродукции».

В частности, проблема в том, что Росстат не учитывает продукцию, произведённую малым и средним бизнесом. Государственная система учёта и контроля за оборотом древесины — ЛесЕГАИС — позволяет «объективно фиксировать оборот древесины», но её данные также не учитываются Росстатом, уточнял он.

На достоверность информации негативно влияет недостаточная штатная численность государственных лесных инспекторов. Они физически не могут проконтролировать те лесные массивы, которые им отведены для контроля, но вынуждены сочинять рапорты об успехах.

В Рослесхозе намерены увеличить численность инспекторов до 40 тысяч человек до 2020 года. Но пока до этой цифры ещё очень далеко. В прошлом году на расширение штата гослесинспекторов было выделено 1 млрд рублей, а их число выросло на 1443 человека, но лишь до 23,3 тысяч человек.

 


Зачипируют каждое бревно

В ЛесЕГАИС сейчас содержатся сведения о правах на заготовку древесины и сделках с ней, включая экспортные. На всех этапах фиксируются только объём и масса заготовленного леса, а маркировка каждого бревна применяется лишь для ценных пород леса (дуб, бук и ясень).

«Такая система оставляет место для мошеннических действий: под документами, полученным легальным путём, может проходить другая, более качественная и дорогая древесина, добытая на ином участке, на который не выдавалось разрешения», — говорят эксперты Института актуальной экономики.

Например, по официальным документам может проходить лес, вырубленный «чёрными лесорубами», которые не только не занимаются восстановлением леса (с 2019 года необходимо высаживать столько же молодняка, сколько вырублено), но и не убирают за собой опилки и прочие сухие отходы, которые становятся причиной обширных лесных пожаров.

Премьер-­министр России Дмитрий Медведев на встрече с членами Совфеда 12 февраля этого года предложил ставить электронное клеймо на каждое бревно, чтобы отслеживать маршрут вывоза леса. «Тогда мы будем понимать, кто, чего и куда возит», — сказал он.

Чипирование каждого бревна хотя и позволяет отслеживать все его перемещения, связано с финансовой нагрузкой. Стоимость одного чипа оценивается в 0,5-­5 долл. Стоимость среднего бревна объемом 0,25 кбм с доставкой на 250 км при стоимости 1 кбм в 3 тыс. руб. выходит в 750 рублей, подсчитали в Институте актуальной экономики.

В итоге чипирование бревна стоимостью 750 рублей выходит экономически нецелесообразным, и это означает, что эксперимент с чипами, вероятно, не получит распространение.

В свою очередь Валентина Матвиенко предложила ввести временное эмбарго на экспорт леса из России. «Пока мы просто не разберёмся, не примем государственные меры, может быть, остановить на какое-­то время вывоз леса за границу?» — заявила она.

Спикер Совфеда добавила, что необходимо вести мониторинг лесных территорий при помощи систем спутниковой навигации, обеспечить функционирование ЛесЕГАИС. По мнению Матвиенко, эта система учёта сейчас не работает, незаконные вырубки продолжаются. «Под видом санитарной защиты ведутся массовые вырубки леса», — отметила она в качестве примера.

Причину сложившейся ситуации Матвиенко видит в том числе в недостатках законодательного регулирования сферы. В связи с этим она обратилась к Медведеву с предложением незамедлительно подготовить проекты законов, направленных против незаконной вырубки леса и его незаконного вывоза из России.

 


Штраф за липовую патологию

Некоторые шаги власть уже делает. В частности, по борьбе с псевдосанитарной вырубкой. Депутаты недавно приняли законопроект о повышении штрафов за такие действия.

Госдума 14 февраля этого года приняла в первом чтении поправки в Кодекс РФ об административных правонарушениях — «в части установления административной ответственности за сокрытие сведений о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов или включение недостоверных сведений о санитарном и лесопатологическом состоянии лесов в акт лесопатологического обследования».

Сейчас размер штрафа в соответствии со статьёй 8.5 КоАП составляет 3-­6 тыс. руб. В поправках предлагается поднять ответственность для должностных лиц до 40 тыс. руб.

Эти меры направлены на борьбу с вырубкой здорового леса под видом заражённого вредными организмами или имеющего иную патологию. Более того, под «санитарную» вырубку часто отводятся делянки с ценными породами деревьев, таких как дуб, бук, ясень.

Насколько сильным будет эффект от ужесточения административного наказания, неизвестно. Власти планируют масштабный пересмотр всего законодательства, регулирующего работу отрасли.

Дмитрий Медведев надеется, что новый Лесной кодекс позволит разрубить «гордиев узел, накопившийся в лесном хозяйстве». Пока документ находится в стадии разработки.



Рустем Фаляхов.


Дата публикации: 12 марта 2019
Опубликовано в "Лесной Регион" №04(241)
Теги: Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий