Лесоводственные наставления ветеранов в изложении Александра Архиповича Папия

Год назад, 19 сентября 2016 года, Александру Архиповичу Папию исполнилось 90 лет. Из этого огромного количества лет семь десятилетий (вдумайтесь, коллеги – 70 лет!) Александр Архипович активно пребывает в лесном деле. Первое пятилетие его лесной эпопеи — учёба на лесохозяйственном факультете Львовского политехнического университета — протекало в первые послевоенные годы. Производственные и преддипломная практики проходили в ровенских лесах, в лесоустроительной экспедиции. Те леса кишели тогда бандеровцами. Распределение состоялось в 1949 году на Север, где Александр Архипович поработал в леспромхозах, снабжавших важнейшим сырьём послевоенные стройки. Молодой, грамотный, активный специалист быстро пошёл по службе леспрома, сначала был техноруком, потом стал главным инженером Красноборского леспромхоза. И шёл бы, наверное, и дальше. Может быть, стал бы министром лесной промышленности, но диплом лесовода и собственное призвание привели в лесное хозяйство.

В круговерти реформ (ещё тех, шестидесятых годов) был некоторое время первым лицом областного лесного сектора, а когда «устаканилось», занял должность главного инженера областного управления лесного хозяйства. Утверждение его в этой должности состоялось 19 декабря 1965 года на заседании коллегии Министерства лесного хозяйства РСФСР. На этом посту был почти четверть века при пяти начальниках управления и двух главных лесничих. За это время Александр Архипович вывел в люди многих крупных деятелей лесного сектора: принимал на работу после вузов, назначал в должность, опекал на первых порах. У него феноменальная память. Он помнит всё! Имена, отчества, фамилии и должности тысяч людей, даты крупных и мелких событий, сотни телефонных номеров и марки множества лесных машин.

Очередные реформы девяностых годов были уже не для пожилого человека, но и тут Александр Архипович на вспомогательных должностях верой и правдой служил лесному делу ещё десятилетие и лишь на рубеже тысячелетий вышел на пенсию. Однако и здесь ветеран остаётся в гуще лесных дел, в каждом общественном мероприятии, во главе Общества ветеранов-руководителей лесной промышленности и лесного хозяйства. И не только лесные министры, но даже и архангельские губернаторы порой оглядываются – не одарит ли Александр Архипович укоризною за неверный шаг, за неправильное решение.

Александр Архипович удивительнейший человек! Первое удивление — прожить такую длинную жизнь — это надо уметь и надо очень постараться. Ведь жизнь человеку даётся в полновластное распоряжение, и многие умудряются промотать её за короткий срок, к пятидесятилетию явившись дряхлым стариком, а иные живут долго и счастливо. Александр Архипович тому пример! Он и сейчас активен на многих фронтах. Во-первых, на семейном фронте. Александр Архипович излучает заботу обо всех ближних и дальних родственниках: детях, внуках, правнуках, племянниках. Основная доля папиевской заботы достаётся, конечно же, дражайшей Тамаре Васильевне, Томочке, как он её ласково называет. Ей и утренний завтрак, чуть ли не в постель, и покупки из магазинов, и избавление от любой тяжёлой работы по дому, и добросердечный разговор о том, что делается в мире и в ближайшей округе. Конечно же, Александр Архипович имеет ответный поток родственной заботы, и это придаёт много жизненных сил.

Другое удивление нашим юбиляром — физическая крепость. Скажете, гены? Да какие гены – надо самому беречь своё здоровье: не дрыхнуть до полудня, не трескать водку без меры, не обжираться, не злиться, не завидовать, не скаредничать, не жадничать. Жить радостно и работать, работать, работать! Наш юбиляр даёт этому пример. В свои девяносто он ведёт дачное хозяйство. Копает грядки, таскает навоз, колет дрова, воду носит по два полных ведра из дальнего колодца. Их с Тамарой Васильевной скромная дачка в идеальном состоянии. Успевают ещё и в лес сходить, черники насобирать.

Ещё одно удивление, которое вызывает Александр Архипович. Он большой эстет, ценитель прекрасного, юморист и лирик. Нередко души позывы выливаются в поэтические строчки. В его архиве немало рукописных страничек, из которых можно собрать томик стихов. Многие люди, которые однажды понравились Александру Архиповичу, удостаивались хорошего стихотворения и теперь хранят потёртый листочек — папиевскую оду о себе любимом.

Далее, Александр Архипович продолжает быть активным на общественном фронте, за пределами семейного круга. Как уже упоминалось, он возглавляет общественную организацию ветеранов-руководителей лесной промышленности и лесного хозяйства и находится постоянно в тесном контакте с огромным кругом бывших сослуживцев и товарищей. В неё входят бывшие директора архангельских лесозаводов, леспромхозов, лесхозов, экс-руководители крупных производств и структур. Их миновали рыночная вольница и «шальные» личные деньги, они остались простыми советскими пенсионерами, тогда как их преемники и выученики сделались богачами. Но не личное благосостояние их сейчас волнует. Собравшись вместе, эти солидные, мудрые мужи обсуждают нынешние тяжёлые ситуации в экономике лесного сектора и выдают свои советы руководству. А Александр Архипович как лидер ветеранского сообщества пытается донести эти советы до руководства: делает визиты в министерства, областное Собрание депутатов, администрацию области. Понятное дело, большие мужи сильно заняты текущими проблемами. Им непросто найти время выслушать ветерана. Александр Архипович это прекрасно понимает и поэтому решил изложить те коллективные соображения на бумаге и представить их на суд общественности.

Мы назвали их «Лесоводственные наставления ветеранов» и предлагаем вниманию читателей.

Д. Трубин.

 

Чтобы товарному лесу беломорской тайги быть вечно

Лес – это живой организм, это растительное сообщество. Из всех известных на планете Земля ресурсов лишь он, лес – восстанавливающийся ресурс.

Всемирно известный учёный, профессор Г. Ф. Морозов отметил: «Лес можно и нужно рубить, но его следует беречь, защищать и восстанавливать!».

Сколько его в нашей области, какова его товарность, возраст, породный состав, каков его ежегодный прирост на один гектар в целом по области и на каждом участке в отдельности – на эти и иные вопросы дают ответ материалы постоянно проводимого лесоустройства.

Уже к 1960 году все леса гослесфонда области были приведены в известность лесоустройством с выдачей плана организации ведения лесного хозяйства на каждое из 174 лесничеств, действовавших на то время, и на все 28 лесхозов. Также были получены сводные данные в целом по Архангельскому управлению лесного хозяйства. Ежегодный прирост лесов составлял тогда 19,6 млн. кбм древесины, который логично бы принять за возможно допустимый размер годичной лесосеки по главному пользованию, чтобы строго соблюсти принцип неистощительного, долговременного непрерывного пользования лесами области.

Все положения лесоустройства определялись на десятилетний (ревизионный) срок, после которого требуется ревизия всех данных лесоустройства. Вряд ли будет полезным искать причины и виновных в несоблюдении сроков и периодичности проведения ревизий лесоустройства. Скорее необходимо в разы больше, чем сегодня, практически выполнять инвентаризационные работы и, конечно, прежде всего лесных участков, выделенных арендаторам, выполняющим значительный объём лесопользования.

Для соблюдения срока проведения очередных ревизий лесоустройства для оценки состояния лесов и дальнейшего грамотного классического ведения лесного хозяйства области необходимо ежегодно выполнять эту работу не менее чем в трёх нынешних лесничествах (бывших лесхозах).

Ведь без наличия в руках материалов Плана ведения лесного хозяйства (а это карты лесонасаждений с отражением выделов в каждом лесном квартале, а также показателей в таксационных книгах: возраста, бонитета, породного состава, полноты, запаса древесины в среднем на гектар и в целом в каждом выделе) невозможно арендаторам, руководителям лесничеств составлять планы лесотранспортного освоения и планировать все виды лесоэксплуатационных и лесохозяйственных работ.

Надо полагать, будет полезным напомнить читателям основные разделы материалов проводимого лесоустройства:

1. Оценка состояния лесного хозяйства устраиваемого лесничества за предыдущий период.

2. Проект плана проложения и объёмов строительства лесных дорог.

3. Планируемые охрана, защита лесов от загораний, организация тушения возможных лесных пожаров, меры по недопущению незаконных рубок.

4. Проведение всех видов рубок ухода промежуточного пользования лесом.

5. План проведения рубок главного пользования при строгом соблюдении Положений принципа непрерывного пользования.

6. План мероприятий по возобновлению площадей текущих вырубок, а также вырубок и гарей прошлых периодов, заросших малоценными лиственными породами низкой товарности.

7. Организация лесного семеноводства, создание селекционно-семеноводческих центров, выращивание высококачественного посадочного материала хвойных пород, гарантирующее выращивание будущих древостоев максимальной товарности.

8. Мероприятия по борьбе с лесными вредителями и предупреждению болезней леса.

Скажем так, что своевременное выполнение запланированных лесоустройством мероприятий по всем перечисленным выше разделам и является классической схемой ведения лесного хозяйства и лесопользования, а план развития лесных дорог круглогодичного пользования служит своего рода скелетом для всей системы хозяйства.

Итак, что же нужно последовательно выполнить, чтобы обеспечить на 100% все производственные мощности, уже созданные в регионе за прошлые периоды, а также и намеченные к созданию высокотехнологичные лесопильно-деревообрабатывающие и лесохимические? Нужно обеспечить их древесным сырьём высокого товарного качества, сохраняя и приумножая при этом те лесные участки, которые дают среду обитания диким животным и птицам, а также содержат места для туризма, охоты, рыболовства, заготовки лекарственно-технического сырья, дикорастущих пищевых ресурсов. А сверх того леса нужно беречь, чтобы сохранялась их важнейшая для всего человечества климатообразующая роль.

Первое. За период с 2017 по 2027 годы привести в известность все покрытые лесом площади лесов с устаревшими лесоустроительными данными, обновить материалы Планов ведения лесного хозяйства и лесопользования, особенно в части главных рубок. Выдать каждому лесничеству полный комплект материалов Плана ведения лесного хозяйства с условием доступности к ним всех заинтересованных лиц. Финансирование лесоустроительных работ организовать на частно-государственной основе.

Второе. Первейшей мерой лесного планирования должна стать разработка генеральной схемы лесных дорог, сопряжённой со всеми другими социально-экономическими нуждами региона и муниципалитетов. Необходимо предусмотреть высокое качество дорожных покрытий для круглогодового пользования. Сеть дорог должна обеспечивать работы по рубкам главного пользования, рубкам ухода и санитарным рубкам, а также вывозку древесного сырья к пунктам его промышленной переработки. И, конечно же, вся сеть дорог будет служить охране лесов и борьбе с лесными пожарами.

Третье. Составленный противопожарный план на текущий год должен предусматривать ряд профилактических мероприятий, широкую пропагандистскую работу, адресованную многочисленным посетителям леса, и в первую очередь подрастающиму поколению. Безусловно, этот важнейший участок борьбы за сохранение наших лесов должен быть обеспечен в финансовом отношении.

Четвёртое. Наш земляк, доктор сельскохозяйственных наук, заслуженный деятель науки РСФСР, проректор АЛТИ (ныне САФУ) профессор Питирим Николаевич Львов много сил и знаний отдал практике лесоводства. Одним из основных направлений его деятельности было внедрение в производство рациональной системы рубок, включавшей классические приёмы всех видов рубок ухода и завершавшейся заключительными рубками главного пользования.

Чтобы не утратить научное наследие П. Н. Львова и многих других северных учёных-лесоводов, предлагается рекомендовать областному Минприродресурсу и областному ЛПК организовать и провести серию практических семинаров на базе передовых лесничеств, где накоплен научно-практический опыт проведения рубок ухода. Целью семинаров должна стать не заготовка как можно больше древесного сырья сегодня, а наработка опыта по выращиванию высокотоварных древостоев на перспективу лесоводственными методами.

Пока, к сожалению, все рубки ухода, кстати, весьма приличных объёмов, нацелены на дополнительное получение древесины, а к уходам в молодняках отношение как к малопонятному, никчёмному обременению. Минприроды должно авторитетно продиктовать новую идеологию отношения к рубкам ухода как к инструменту выращивания будущих лесов.

Традиция решения таких вопросов на научно-производственных семинарах в нашем краю сохраняется. Об одном из них сообщалось в газете «Лесной регион» № 19 от 5 декабря 2016 года в статье Дмитрия Пахомова, директора лесного филиала ОАО «Группа Илим», «Лесное многоцелевое совещание». Также многим помнятся семинары по современному проведению рубок ухода, состоявшиеся в 2009—2010 годах в ОАО «Северная ЛОС» по инициативе ветерана лесного хозяйства А. П. Фомина.

Следует также учесть, что при правильной организации можно вовлечь в рубки ухода тысячи рабочих рук, что очень важно социально.

Пятое. Ещё до производства рубок главного пользования следует обеспечить выполнение ряда подготовительных работ, предусмотренных правилами лесного хозяйства.

Так, при отводе делянок лесосек соблюдать сроки примыкания, а на каждой делянке выявлять участки с наличием жизнеспособного молодняка и подроста, а если такового нет, предусматривать возобновление осевом, но лучше посадкой хвойных пород.

Это не исключает отвода клеймением деревьев сосны, семенников по 20-25 штук на одном гектаре или еловых семенных куртин. Их абрис-схему под расписку выдавать оператору для обязательного исполнения в ходе рубок главного пользования многофункциональной техникой.

Опыт поощрения (и даже материального) операторов за сохранение возобновительных ресурсов леса известен с шестидесятых-семидесятых годов. Поощрение применялось одновременно со строгим контролем и определёнными санкциями за нарушение техправил.

Оставление в ходе этой работы на делянках лесной среды, семенников, естественно, гарантирует сокращение на 20-30 и более лет срока будущей жатвы урожая, выращенного самой тайгою, при помощи заботливого лесовода. В этом и состоит задача тружеников леса — чтобы поморской тайге не просто быть вечно, а быть высокотоварным, высококачественным продуктом.

Шестое. Известно, что лес в борьбе за сохранение своего вида ежегодно производит и сбрасывает на почву сотни тысяч семян. Казалось бы, человеку и не надо заботиться о его воспроизводстве. Но это справедливо для доиндустриального периода.

Сейчас совсем другие времена. Скажем так: лесное семеноводство на данном этапе – это базис для выращивания товарных саженцев с закрытой корневой системой и всех других лесокультурных работ. Не зря сказано в народе: «От худого семени не жди хорошего племени!».

А чтобы такого не допустить, необходимо постоянно вести поиск элитных семенных деревьев. С них в первую очередь, а также с лучших деревьев на делянках главного пользования нужно собирать шишки, особенно в урожайные годы. Сбор, переработка шишек, получение семян высокого качества, надёжные условия их хранения — всё это начало пути, гарантии восстановления вырубок нынешнего периода, а также площадей лесокультурного фонда прошлых лет, который определён проводимым лесоустройством. Продолжение этого пути – выращивание сеянцев с закрытой корневой системой в современных селекционно-семеноводческих центрах, подобных тем, которые созданы в Вельском и Устьянском лесничествах, и далее высадка их на лесокультурных площадях.

Седьмое. Сегодня все мы являемся свидетелями, а некоторые — участниками ускоренного создания в области производственных мощностей лесной индустрии, увеличения ассортимента продукции промышленной переработки древесного сырья, роста выпуска и реализации конкурентоспособных товаров лесопиления, лесной химии, ряда видов продукции безотходного производства. Всё это на порядок совершенней, чем десятки лет назад, и это впечатляет.

Также надо учесть, что, к счастью, мы располагаем большой тайгой с достаточными объёмами спелых и перестойных лесов, переданных в аренду и крупным лесным холдингам, и предприятиям малого и среднего бизнеса, и индивидуальным предпринимателям. Все они имеют необходимый комплекс технических средств для заготовки и переработки древесного сырья, нередко современных и высокопроизводительных. У них в штате трудятся грамотные и добросовестные работники, которым помогают лесоводы 29-ти лесничеств (бывших лесхозов).

Остаётся понять причины 25-летнего упадка и застоя и принять меры для жизненно необходимого устойчивого роста. Представляется реальным рост объёмов заготовки древесного сырья по одному миллиону кубометров в год, чтобы через 5-10 лет приблизиться к доперестроечному уровню – 20 млн. кбм ежегодной заготовки древесного сырья и соответствующей его переработки. И это не фантазия! Такой деловой замысел вполне оправдан необходимостью повышения социального и культурного уровня жизни северян, резкого снижения безработицы. Только так, а может, ещё лучше, сам опыт жизни подскажет: мы должны и можем резко поднять экономику области, в том числе и в интересах социально-экономического положения всей страны.

Вот наш сосед – Финляндия. Её лесная площадь и общие запасы древесины равны показателям нашей области. Но при пятимиллионном населении за счёт классического ведения лесного хозяйства там заготовляют ежегодно до 40-60 миллионов кубометров, обеспечивая за счёт этого, наверное, половину своего завидного благосостояния. Именно Финляндия даёт пример идеального возобновления вырубок путём посадки лесных культур, проведения всего комплекса рубок ухода, научного формирования высокотоварных древостоев за исторически короткий период времени.

Восьмое. Негодная практика, когда нашему региону Рослесхоз определяет плановую площадь создания лесных культур и обеспечивает финансирование всего лишь 3-3,5 тыс. гектаров. Скажем так: это ничем не обосновано и не соответствует действительной потребности. Разумеется, в целом лесокультурить надо значительно больше рослесхозовского так называемого «плана». Недавно созданный Устьянский селекционно-семеноводческий центр на 7 млн. штук сеянцев, который ещё не достиг проектного количества выращивания, и старенький Вельский комплекс по выращиванию сеянцев с закрытой корневой системой на 0,5 млн. штук способны обеспечить современным посадочным материалом лишь 2,5-2,8 тыс. гектаров ежегодных лесокультурных работ. Это меньше даже рослесхозовских планов. Нужны ещё масштабные усилия по развитию лесосеменного и питомнического дела.

Кроме того, питомническому делу необходимо повысить рентабельность. Устьянский центр ещё не достиг проектной мощности и, видимо, из-за этого предлагает арендаторам свой товар по завышенной цене, включая в неё все текущие затраты. Получающаяся высокая цена реализации неконкурентоспособна и вынуждает арендаторов искать сеянцы в соседних регионах или лесокультурить по старинке, засаживая вырубки сеянцами с открытыми корнями, выращенными во временных примитивных питомниках, или, того хуже, создавать лесные культуры посевом.

Уважаемые коллеги, руководители предприятий лесной индустрии! Наверное, вы уже сами определились, что создание лесных культур методом посева – это неблагодарный, тяжёлый труд в тайге, затратный для будущих поколений, не только из-за не всегда возможного обеспечения потребности в семенах хвойных пород (периодичность урожая шишек у них 5-6 лет), но также из-за недостаточной успешности всходов, низкой приживаемости, вымокания всходов, выжимания их морозом и необходимости долгих трудоёмких уходов. Памятны сотни тысяч таких культур, созданных в шестидесятые-семидесятые годы. В то время о них бодро рапортовали, но сейчас там растут берёзовые и осиновые леса.

Поэтому руководству холдингов «Илим» и «Титан» следует как можно быстрей, в трёх-четырёхлетний срок реализовать давно декларируемые задумки и создать селекционно-семеноводческие центры суммарной мощностью не менее 10 млн. штук ежегодно саженцев сосны и ели с закрытой корневой системой. Только это гарантирует надёжность восстановления площадей вырубок высокотоварными насаждениями.

И последнее. Дереву для достижения оптимальной биологической, технической, коммерческой спелости природой определено взрослеть одно-два столетия. Для определённых регионов законодательно установлен для каждой породы свой возраст рубки: для сосны – 80-120 лет, для ели – 100-140 лет, для берёзы – 50-60 лет, для осины и того меньше. Лесоводы своими научно отработанными методами могут ускорить поспевание леса в полтора и даже в два раза. Конечно, за время взросления деревья подвержены нападению множества энтомовредителей, в частности, огромных полчищ короедов и усачей, грибным болезням, стихийным воздействиям природы.

Всегда была и остаётся масштабная работа лесничих, инженеров-лесопатологов — пристальное наблюдение за здоровьем леса, выявление и картирование мест, территорий леса, поражённых этими факторами, борьба с вредителями и болезнями деревьев, ликвидация последствий локальных очагов гибели леса.

Ещё в 1963 году, будучи в рабочей командировке в леспромхозах Пинежского и Виноградовского районов, мною (да и не только мной) была обнаружена на огромных площадях лесоэксплуатационного фонда значительная потеря качества древесины деревьев, особенно в ельниках, из-за воздействия упомянутых напастей. Наблюдалось массовое усыхание деревьев, стоящих на корню. В те давние годы мы старались принять возможные меры, но, повидимому, усилия были недостаточны.

С течением времени те болезненные очаги поутихли. Но спустя полвека, в начале двухтысячных годов, беда вернулась. Тревога была поднята до федерального уровня. Однако конкретных предложений и практических решений по данному живо-мёртвому вопросу так и не состоялось. Очаги опять затухают, и все успокаиваются.

А ведь можно бы эти усохшие лесные участки передать в аренду со значительной скидкой платежей, а может, и бесплатно, но с условием, что арендаторы найдут способ использовать повреждённую древесину и надёжно закультивируют освобождённые пространства качественными лесными культурами.

Сейчас все ругают действующий Лесной кодекс. Ежегодно в него вносятся поправки и дополнения. Но все они имеют косметический характер. В лесной стратегии страны не хватает чего-то главного. Может быть, это главное подскажут многолесные регионы России, к которым имеет честь отнести себя и Архангельская область. Пора бы в этом направлении организовать межрегиональное сотрудничество.

В заключение хотелось бы сказать: всё изложенное здесь, выстраданное в ходе долголетней и многогранной жизнедеятельности пусть вольётся в общий труд по исполнению призыва данной статьи:

чтобы товарному лесу поморской тайги быть вечно и восстановить её (тайги) «девичий» породный состав насаждений: 5 елей, 3 сосны, 1 лиственница и 1 берёза. Осина, пихта и прочие другие породы пусть радуют глаз «плюсовым» присутствием.

Спасибо за прочтение!



С уважением и надеждой, Александр Папий, инженер леса, Почётный работник ЛПК Архангельской области.



Дата публикации: 18 сентября 2017
Опубликовано в "Лесной Регион" №14(213)
Теги: Юбилеи



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий