Дмитрий Туркевич: «Деньги надо зарабатывать, а не получать»

Завершились коллективные переговоры, результатом которых стало подписание соглашения между администрацией и профсоюзным комитетом предприятия о выплате льгот и компенсаций работникам ОАО «Кондопога». Вопрос о заключении коллективного договора на текущий год снят, однако и набор предусмотренных соглашением социальных льгот потребует немалых расходов, что в сложившихся обстоятельствах также кажется игрой на грани фола.

С вопроса о том, как администрация предприятия намерена строить дальнейшие взаимоотношения с профсоюзной организацией, мы и начали наш разговор с генеральным директором ОАО «Кондопога» Дмитрием Туркевичем (на снимке).

- Давайте откровенно. Профсоюзная организация — это некий орган торговли с работодателем, который, защищая интересы работников, априори должен быть в оппозиции к администрации предприятия. Но — в оппозиции конструктивной. Когда в условиях банкротства и убыточности производства профсоюз настаивает на выделении ста миллионов на социальные нужды — это, согласитесь, критики не выдерживает, такую позицию едва ли можно понять.

Тем не менее мы сознаём необходимость существования на предприятии профсоюза, поэтому готовы сотрудничать с этой общественной организацией и всесторонне её поддерживать, но при условии ведения конструктивного диалога и понимания обоюдной ответственности, ведь профсоюз должен быть в первую очередь заинтересован в стабильной работе предприятия и в этом смысле являться социальным партнёром работодателя, который бы помогал в решении не только социальных, но и производственных проблем.

Сегодня у нас нет никакого морального права и финансового основания заниматься благотвори-тельностью, но мы готовы платить работникам предприятия за полноценный добросовестный труд и нашли возможность с 1 июля вернуться к системе премирования наших работников за выработку бумаги на экспорт. Для работников основного производства эта так называемая экспортная надбавка довольно существенна, и обойдётся она предприятию в более чем 3 млн. рублей в месяц, а это ни много ни мало 36 млн. в год.

- За счёт чего появилась такая возможность?

- Предприятие запущено практически на полную мощность. Июньская выработка — 47787 тонн бумаги, процент экспорта по результатам месяца составил 82,5. Кроме того, мы заинтересованы в результатах труда наших работников, в их максимальной отдаче, поэтому и сейчас, и впредь намерены работать над материальным стимулированием труда на предприятии. С советских времён у нас в обиходе слово «получка», а должно быть — «зарплата»: люди должны научиться не просто получать деньги, а зарабатывать их.

- Недавно финские аудиторы завершили на предприятии проверку, по результатам которой составлен перечень рекомендаций по выходу комбината из кризиса. Каковы основные предложения и будут ли они реализованы в ближайшее время?

- Все рекомендации финских аудиторов направлены на снижение себестоимости продукции, и, по их расчётам, при реализации всех мероприятий можно получить значительное снижение затрат. Однако неучтёнными остались многие нюансы, далеко не все предложения бесспорны и,безусловно, требуют дополнительного, более детального рассмотрения и серьёзных расчётов. В частности, одну буммашину финские специалисты предлагают перепрофилировать на другой вид продукции, на двух машинах увеличить скорости, но реализация всех рекомендаций требует инвестиций в десятки, а то и сотни миллионов евро. А это, как вы понимаете, далеко от реальности. Среди предложений — останов одной буммашины и сокращение численности работников предприятия.

- Первая буммашина до сих пор не в строю по причине нерентабельности?

- Нет, вопрос по пуску первой буммашины пока прорабатывается. Производительность этой машины самая низкая, и, кроме того, сейчас существует проблема не-укомплектованности штата. Также мы обязаны сейчас наращивать запас лесосырья, чтобы к периоду осенней распутицы накопить не менее 120 тыс. кубометров леса. В противном случае возникает опасность ограничения работы комбината осенью.

- Вопрос с поставками леса решается, а что с пополнением оборотных средств?

- Пополнение «оборотки» — по-прежнему одна из наших основных задач и непроходящая головная боль. Мы нуждаемся в дополнительном финансировании и активно ищем инвестора, однако желающих инвестировать убыточное предприятие в стадии банкротства, как вы понимаете, нет.

- А банк «Санкт-Петербург»?

- ОАО «Банк «Санкт-Петербург» — публичный банк, и законодательство не позволяет ему кредитовать предприятие, где запущен механизм банкротства. Однако при содействии менеджеров и владельцев банка «Санкт-Петербург» сейчас мы разрабатываем конструкцию дальнейшей работы предприятия с привлечением инвесторов, которые помогут нам с финансированием сырья и материалов.

- За время почти полугодового простоя предприятием в значительной степени были потеряны рынки сбыта — как российские, так и зарубежные. Удалось ли восстановить контакты с потребителями и есть ли проблема со спросом на нашу продукцию?

- Несмотря на продолжающееся падение спроса на газетную бумагу в Европе и потерю позиций на мировом рынке, нам удалось вернуть наших партнёров, найти новых потребителей продукции и при этом несколько увеличить цену на бумагу. Сейчас мы работаем по рамочным (бессрочным) договорам, которые предполагают заключение дополнительных соглашений на поставку каждой партии готовой продукции. География рынков сбыта изменилась незначительно: базовый рынок — Индия, Юго-Восточная и Средняя Азия, Южная Африка.

- Дмитрий Валерьевич, вы уже можете рассуждать о своих «100 днях» власти, как это модно нынче у политиков…

- Я не хотел бы столь высокопарных слов, тем более, вы же помните из истории, чем закончились 100 дней триумфа Наполеона. Что до первых итогов: главное — предприятие раскручено почти на 100%, убытки сокращены настолько, что мы сейчас можем стабильно и бесперебойно работать.

В. Брагина.



Дата публикации: 18 августа 2014
Опубликовано в "Лесной Регион" №12 (155)
Теги: Откровенный разговор



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий