Забытое ремесло

Кто такие смолокуры, сейчас знают немногие. Знают ли нынешние студенты, что такое подсочка, как заготавливают смолу? В Архангельской области в социалистические времена была создана целая индустрия лесной химии, где работали сотни человек. Лесохимики производили десятки видов продукции для промышленности. Именно лесохимия позволяла эффективно и полно использовать наши лесные богатства. В начале рыночных реформ горе-реформаторы разрушили многое, что было создано старшим поколением. Уничтожена была и лесохимия как отрасль.

На Виледи смолу гнали с незапамятных времён. Даже в годы войны в районе было 10 смолокурен. А сегодня? Есть, но одна-единственная. Находится она в деревне Сорово. Организовал незаслуженно забытое ремесло Василий Татарский. Зарегистрировался в 2004 году как индивидуальный предприниматель и стал гнать смолу не по старой технологии, а построил небольшой лесхимзавод. Наставником предпринимателя был Геннадий Степанович Дорофеев, генеральный директор общественного фонда развития лесохимического производства «Химлес». В 1998 году в области был объявлен конкурс проектов по восстановлению лесохимических производств. Победителем стал «Химлес», который получил инвестиционный кредит.

В то время Василий Татарский жил с семьёй в Архангельске. Квартиру в городе оставил дочери, а сам вернулся на малую родину, в посёлок Сорово. Для справки: есть деревня Сорово и посёлок с одноименным названием.

Говорят, в жизни не бывает случайностей, всё предрешено. Вот и Татарского — как бы судьба ни носила по белу свету, всё равно привела к отчему дому. Смолокурню он построил вблизи красивейшей деревни Сорово. Примерно в 12 километрах от этих мест прежде тоже был смолокуренный завод. Смоляного сырья в ближайших лесах на старых лесных делянках — предостаточно.

В деревне Сорово когда-то была контора Вилегодского леспромхоза. С 1929 года здесь стояли бараки, жили лесозаготовители. А когда поблизости лес вырубили, в 1949 году был образован новый посёлок лесозаготовителей Сорово. Жители стали перебираться из деревни в посёлок.

Во время строительства смолокурни Василий Татарский нашёл подкову. Видимо, на удачу, решил предприниматель. Кстати, находка говорила о том, что именно здесь проходила «ледянка» — ледовая дорога. По ней на лошадях перевозили лес к реке на катище. Для справки: катище — это штабеля леса, приготовленного для молевого сплава.

Наверное, надо рассказать, что такое смола и как её гнали раньше. Вот что сообщается в Интернете: «Смола – это густой древесный сок хвойных деревьев. Она нерастворима в воде, поэтому ею смолят деревянные суда, лодки, бочки для защиты от гнили и течи. Смолят также верёвки и канаты для прочности. Смолу гонят, вытапливая её в печах или крытых ямах. Сырьём служат смолистые сосновые пни и коренья, сухостойные деревья».

Принцип смолокурения в том, что при сильном нагреве без доступа воздуха дерево обугливается, смола вытапливается и стекает вниз. Вместе с ней выходит значительное количество воды, содержащей до 10-15% уксуса, так-же древесный (метиловый) спирт, скипидар и другие вещества. Эта смесь называется «смольницей».

По словам Василия Татарского, главная часть смолокурни — «вятский» котёл (его изобрели в Вятке). Это большой кирпичный котёл, диаметром и высотой два метра. Сверху в него специальным подъёмником загружаются смоляные чурки, уложенные в огромную железную корзину такого размера, чтобы она входила в котёл. Затем котёл плотно закрывают крышкой, замазывают щели мокрой глиной. Печь топится примерно 20 часов, нагревая котёл со всех сторон. Необходимо поддерживать в котле ровную постоянную температуру.

Примерно через сутки из трубы, подведённой к смолокурне под землёй, сначала пойдёт вода, потом скипидар, а затем уже смола. В это время горячая смола даёт внутренний толчок, температура в смолокурне повышается до 3500С,и в течение двух-трёх часов вся смола выливается по трубе в специальную ёмкость. Из неё смолу вычерпывают ковшом в вёдра и переливают в бочки. За смену добывают до 6-7 вёдер в зависимости от качества сырья. Когда процесс закончится, открывают крышку котла. При этом может вспыхнуть перегретый уголь, поэтому под рукой всегда средства пожаротушения. Достают корзину, но уже с древесным углем. Его вываливают на землю. Загружается новая партия смолья, и весь процесс начинают заново.

Остывший уголь упаковывают в мешки. Древесный уголёк охотно берут, в том числе и для приготовления шашлыков.

На территории лесхимзавода всё сделано по плану. Вот огромный сарай, для вентиляции продуваемый насквозь, где собрано и укрыто от дождя и снега смоляное сырьё. Его заготавливают летом. В лесу пилят самые старые сухостойные сосны. Там же раскалывают крупные чурки на половинки или четвертинки и грузят в тракторную тележку. В дело идут гнилые и сухостойные сосны, оставленные лесозаготовителями за ненадобностью.

В процессе варки смолы получается ещё и пек. Его отправляют в Подмосковье, где он используется в производстве оптических приборов.

На территории смолокурни построен вахтовый домик, оборудованный всем необходимым для работы и проживания.

В бригаде смолокуров трудятся: Евгений Александрович Санников, Александр Сергеевич Коноплёв, Иван Александрович Гилёв, Николай Витальевич Гомзяков. На смене обычно два человека. Доставляет «вахтовиков» на смену и обратно в посёлок Сорово Николай Иванович Александров. Готовую продукцию вот уже в течение 10 лет возит в Пермский край и в Подмосковье Иван Владимирович Демидов.

По словам молодых рабочих, некоторые из них приехали сюда из города за романтикой. Летом заготавливают смольё и попутно грибы. Сушёные грибы стоят дорого, заготавливать их выгодно. Поэтому Татарский спроектировал и сделал сушилку для грибов.

Работа на смолокурне начинается в октябре и ведётся только в холодное время года. Но при температуре воздуха ниже -30С все работы останавливаются.

Были у вилегодских смолокуров и трудные времена.

- В 2008 году, когда начался финансовый кризис, – рассказывает Василий Александрович, – заказов вообще не поступало. Думал, придётся закрыть смолокурню. Со временем ситуация стабилизировалась. Смола по-прежнему нужна промышленности. Везём продукцию в Пермский край за 1200 километров. В 2010-2011 годах мы вообще не успевали вырабатывать смолу, такой высокий был спрос. Приходилось даже прикупать смолу у соседей в Шенкурске. За сезон реализуем до 8 тонн смолы. Хорошо берут и пек. Его вырабатывается около тонны, древесного угля почти 10 тонн в год.

Сейчас много говорится о глубокой переработке древесины, поддержке малого бизнеса. По мнению Василия Татарского, предприниматели просят власть лишь не мешать работать, не менять беспрестанно правила, по которым вынужден работать бизнес. А энергичные предприимчивые люди найдутся.

 


Текст и фото 
Зои ГОМЗЯКОВОЙ.

 



Дата публикации: 1 апреля 2014
Опубликовано в "Лесной Регион" №06 (149)
Теги: История



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий