На «секонд хэнде» — в лидеры?

Оптимистический вариант развития лесопромышленного комплекса России вряд ли возможен, если в ходе конкурентной борьбы ЦБП страны окажется задвинутой на периферию общемировых процессов. Насколько уверенно чувствуют себя российские ЦБК, как переживает отрасль вступление России в ВТО и что ждёт нас впереди? 
Именно эти вопросы определили главную тему нашей беседы с руководителем аналитического отдела Российской ассоциации организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности Юрием Лахтиковым.
- Юрий Олегович, в последнее время о лесном секторе России сказано даже слишком много.  
К сожалению, в основном это негативные оценки. Какие процессы происходят в целлюлоз-но-бумажной промышленности страны и как мы выглядим на фоне мировых трендов? 
- В экономике России целлюлозно-бумажная промышленность занимает далеко не приоритетное положение. По сырьевым видам продукции это экспортно ориентированная отрасль, вынужденная конкурировать с мировыми производителями. Учитывая ситуацию экономической неопределённости, которая характерна для европейских рынков, российские предприятия оказались в довольно невыгодном положении. Так что критика в адрес ЦБП во многом обоснована и отражает процессы, реально происходящие в отрасли.
Мировой экономический кризис вызвал спад потребления продукции целлюлозно-бумажной промышленности в Северной Америке и Европе и по ряду позиций привёл к затовариванию рынка. Это стало серьёзным экзаменом для российских предприятий, некоторые его не выдержали. Произошёл вывод части мощностей, ряд предприятий (в основном небольшие) были вынуждены закрыться. Особенно больно кризис ударил по предприятиям, выпускающим газетную бумагу. Спад потребления газетной бумаги в Европе с 10,9 млн. тонн в 2007 году до 8,6 млн. тонн в 2009-м и до 7,2 млн. тонн
в 2012 году привёл к тому, что российским предприятиям пришлось частично переориентироваться на азиатский рынок. Следует учесть, что на долю российских производителей в 2012 году пришлось только 1,8 млн. тонн газетной бумаги.
Конечно, в России внутренний рынок содержит огромный потенциал для развития ЦБП. Речь идёт о потребительских товарах с высокой добавленной стоимостью, таких, как санитарно-гигиеническая продукция, упаковка, обои, которые внутри страны до недавнего времени могли конкурировать с импортными аналогами благодаря заградительным таможенным пошлинам.
После вступления России в ВТО происходит снижение пош-лин, что не может не отражаться на отечественных производителях.
Учитывая острую конкуренцию с западными компаниями, по мере снижения ставок условия для российских предприятий на внут-реннем рынке будут ухудшаться. Понятно, что отсталость применяемых технологий, высокие энергозатраты, трудности с инфраструктурой не добавляют устойчивости российским производителям. Если отечественные предприятия будут находиться в равных условиях с иностранными компаниями, то, безусловно, они проиграют борьбу за внутренний рынок. Хоть спрос внутри страны и растёт, но он не перекрывает возможности западных компаний, готовых «закрыть» своей продукцией растущие аппетиты россиян.
По нашим последним оценкам, объём импорта бумаги и картона в этом году возрос почти на 10%, в том числе на 16% – по упаковке, на 15% – по бумагам и картонам с покрытием и пропиткой, на 2% – по мелованным бумагам. Как видно, импортируют пока то, что внутри страны мы производим в недостаточном количестве или вообще не производим.
- В связи со вступлением в ВТО высказывались крайне пессимистичные прогнозы относительно будущего лесного сектора России. С вашей точки зрения, они постепенно сбываются, или предприятиям всё же удаётся держаться на плаву?
- Если говорить о крупных предприятиях, то они, конечно, держатся на плаву. Как правило, они входят в международные корпорации, которые вкладывают в модернизацию значительные средства, имеют гигантский опыт работы на разных рынках, не новички в конкурентной борьбе, способны быстро диверсифицировать производство с учётом российских реалий. Другое дело – небольшие предприятия с морально устаревшим и физически изношенным оборудованием. Надо сказать, что таких производств в стране довольно много.
По нашей информации, около 80% всей целлюлозно-бумажной продукции производят 15 крупнейших предприятий. При этом иностранный капитал присутст-вует минимум на каждом втором таком предприятии. На долю оставшихся 160-180 предприятий приходится 20% продукции. В условиях обострения конкурентной борьбы под удар попадают именно эти сравнительно небольшие производства, часто находящиеся вдали от крупных промышленных центров и выполняющие градообразующие функции для своих муниципальных образований. Понятно, что их уход с рынка крайне негативно отразится на социальной обстановке небольших городов и посёлков.
- Свёртывание таких производств уже началось, или мы ведём речь о возможной перспективе?
- Процесс уже идёт. Хотя я не оценивал бы его исключительно в тёмных тонах. Есть как негативные, так и позитивные примеры. Если ряд предприятий нацеливается на банкротство, то другие пытаются выжить, найти свою нишу, предложить продукцию, которая востребована на рынке.
- А что происходит с уровнем потребления?
- С моей точки зрения, Россия только пытается приблизиться к среднемировому уровню. По ряду видов высококачественной продукции мы в несколько раз отс-таём от Европы и в 1,5 раза — от среднемирового уровня. По уровню потребления на душу населения качественной продукции ЦБП Россию можно сравнить с Бразилией и другими развивающими-ся странами южноамериканского континента. Другими словами, потенциал российского рынка огромен. Но, из-за крайне низкого уровня технологического оборудования на большинстве отечественных предприятий отрасли грозит неприятная перспектива сворачивания собственного производства и перехода на импортные аналоги.
- То и дело слышишь мнение специалистов, которые посто-янно напоминают, что за последние несколько десятилетий в России не было построено ни одного нового целлюлозно-бумажного комбината. Всё действительно настолько плохо?
- Для того, чтобы адекватно оценивать нынешнее состояние отрасли, нужно отдавать себе отчёт в том, что происходящая на российских предприятиях модернизация сводится, как правило, к закупке хорошего, но «бэушного» иностранного оборудования. В подавляющем большинстве случаев это либо «секонд хэнд» из Европы, либо не всегда стабильное по качеству китайское оборудование. Понятно, что такое оборудование более доступно по цене и позволяет выпускать продукцию высокого качества. Но устанавливая такое оборудование, российские производители объективно сужают свои перспективы до возможностей внутреннего рынка, фактически отрезая себе путь в Европу. На европейских рынках продукция, произведённая пусть на добротном, но не самом «свежем» оборудовании, не сможет выдержать конкурентную борьбу. Другими словами, российские предприятия, даже те, кто в авангарде, заведомо ориентированы на внутренний рынок. 
- Вы хотите сказать, что «секонд хэнд» до добра не доведёт?
- Не совсем так. Просто нужно понимать, что стать мировым лидером нам «не светит». Но, безусловно, модернизация наших предприятий на основе пусть не самой новой технологии – всё равно шаг вперёд. Нужно учитывать, что в России существует богатейшая лесосырьевая база, у нас огромные запасы неиспользуемого вторичного сырья и многообещающий, постоянно растущий рынок потребления. Эти три фактора вместе несколько смягчают далёкую от идеала картину.
- Если бы вам предложили выбрать место для нового ЦБК, какую точку на карте страны вы указали бы?
- Для создания новых мощностей, как мне кажется, максимально подходит Урал. Уральский регион достаточно удалён от европейских рынков, что даёт нам конкурентные преимущества. Другими словами, за счёт транспортной составляющей у российских товаров появляется шанс выдержать натиск импортной продукции. Не случайно в последнее время именно на Урале происходит заметное оживление производства современной целлюлозно-бумажной продукции. Буквально на днях в Челябинске был запущен новый цех по производству упаковки из полиграфического картона. Неплохо развивается Пермская целлюлозно-бумажная компания, которая наращивает объёмы производства и не испытывает дефицита в заказах. На Урале неплохие перспективы есть и у предприятий, выпускающих современные виды санитарно-гигиенической продукции. Понятно, что чем легче товар, тем больший объём он занимает и тем более невыгодно перевозить его на большие расстояния. В этом смысле удалённость от Европы на руку уральским производителям. Такое производство нужно максимально приближать к местам потребления. 
- Сейчас обсуждается зако-нопроект о возможности выделения крупным лесоперераба-тывающим предприятиям лесных участков на конкурсной основе, минуя аукционы. Станут ли конкурсы эффективным механизмом, или мы получим очередной всплеск коррупционных дел?
- К сожалению, в лесопромышленном комплексе, впрочем, как и в других отраслях, нет отлаженного механизма взаимодействия государства и бизнеса. Лесная отрасль отличается повышенными коррупционными рисками из-за того, что, опираясь на одни и те же нормы закона, вопрос можно решить как в пользу конкретного бизнесмена, так и повернуть его на 180 градусов. Когда результат зависит от того, насколько близкие отношения сложились с тем или иным чиновником и если в его власти повернуть ситуацию в нужном направлении, ничего кроме усиления поборов бизнесу ждать не приходится. Я сильно сомневаюсь, что новый закон станет исключением из правил. Если бы государство хотело оказать реальную поддержку бизнесу, оно перешло бы к более прозрачным схемам. Примером государственной поддержки, которая пошла бы всем на пользу, могут стать проекты по развитию транспортной лесной инфраструктуры. Несмотря на то, что бизнес уже, наверное, лет десять упрашивает государство обратить внимание на лесные дороги, ничего не меняется. Я уж не говорю о наболевшей теме лесоустройства или о грабительских банковских кредитах.
Государству давно пора обратить свой взор на отраслевую науку, которая находится в полном загоне. Ведь у нас в последние годы не разработано ни одной новой технологии. Для того, чтобы достичь хотя бы среднемирового уровня, нам как воздух необхо-димы инженерные кадры, которые можно было бы готовить во взаимодействии с ведущими институтами мира. Ничего нового изобретать не нужно. 
В других странах система продуманной государственной поддержки давно доказала свою эффективность. Я не могу понять, почему мы не используем мировой опыт, а увлекаемся созданием новых стратегий, которые заведомо невыполнимы и далеки от реальности. Такое ощущение, что в органах управления сидят временщики, у которых просто нет желания делать что-то полезное для отрасли.


Антонина КРАМСКИХ.
«Российские лесные вести».

Дата публикации: 15 сентября 2013
Опубликовано в "Лесной Регион" №14(138)
Теги: Откровенный разговор




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий