Подписали мирный договор

По вполне понятным причинам взаимоотношения между лесным бизнесом и различными экологическими организациями, в том числе и международными, носят не всегда дружественный характер, поскольку главная цель бизнеса — получение прибыли, а экологов — борьба за сохранение природы.

Возможны два варианта взаимоотношений — конфронтация или взаимопонимание.

В конце марта в информационном агентстве «Двинаинформ» состоялась пресс­конференция, в которой приняли участие председатель совета директоров «Соломбалалес» Николай Львов, координатор лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко, директор по управлению лесозаготовительными предприятиями управляющей компании «Соломбалалес» Владимир Дрочков.

Региональных журналистов пригласили на пресс­конференцию, чтобы рассказать о проблемах усыхающих лесов, сохранении малонарушенных территорий, а также о достигнутом двухлетнем соглашении о сохранении малонарушенных лесных территорий в арендных участках ООО «ЛПХ «Борецкий»  и ООО «ЛПХ «Конецгорский».

Это соглашение — своеобразный мирный договор между «Соломбалалес» и «Гринпис России». Оно предусматривает, вопервых, необходимость выработки стратегии сохранения малонарушенной лесной территории в междуречье Северной Двины и Пинеги. Во­вторых, лесозаготовители не должны продвигаться в глубь малонарушенных территорий, в связи с чем заготовка леса должна вестись вблизи уже существующей инфраструктуры. Втретьих, бизнес и экологи договорились вместе искать пути уменьшения негативного воздействия рубок на малонарушенные леса, а также вносить предложения по изменению нормативноправовой базы лесного хозяйства.

И промышленники, и экологи призывают отказаться от соблюдения сроков примыкания, так называемой «шахматки», в усыхающих лесах. Для ведения лесозаготовок лесфонд разбит на квадраты, как шахматная доска. Вырубаются делянки «чёрного цвета», а «белые» можно вырубать только через 5 лет. Светлые головы, придумавшие такую нелепицу, хотели как лучше — дескать, лес, оставшийся на корню, «осеменит» вырубленные участки. Получилось же, как всегда, наоборот — оставленный лес семян не кидает, а стремительно усыхает, теряя товарную ценность. Дороги, построенные к «тёмным» делянкам, за это время приходят в полную негодность, и лесозаготовителям приходится строить их заново, что значительно удорожает себестоимость заготовки леса, потерявшего к тому же за 5 лет свои ценные качества.

Бизнес предлагает вести сплошные санитарные рубки в лесфонде, поражённом усыханием ельников. Тем более что усыхающие леса — это своеобразная пороховая бочка, и при возникновении крупных лесных пожаров может пострадать не только лес, но и люди, проживающие в лесных посёлках. Предотвратить эту угрозу можно только вырубкой усыхающих лесов.

Как видим, бизнес, работающий на усыхающих территориях, при ведении лесозаготовок несёт весьма существенные потери. Усыхающую древесину уже нельзя заготовлять в качестве пиловочника, а ведь это основной доход любого ЛПХ. Использование усохшей древесины в ЦБП также приводит к дополнительным расходам при производстве целлюлозы и бумаги.

Вполне естественно желание лесозаготовителей за усохший на корню низкокачественный лес платить меньшую арендную плату. Затрат на заготовку леса много, а цена его реализации крайне низкая, не покрывает этих затрат. Похоже, узел проблем, связанных с усыхающими лесами, ещё очень долго не удастся развязать.

Пока же бизнес и экологи подписывают соглашение, пытаясь найти по возможности безболезненный вариант, чтобы и сохранить малонарушенные леса, и продолжить лесозаготовки в усыхающих лесах, тем самым сохранив работающие на этих участках лесозаготовительные предприятия.

«Мирный договор» между бизнесом и экологами подписан сроком на два года. Как дальше будут решаться проблемы сохранения малонарушенных лесов и усыхающих ельников, покажет время.

Сергей КОНДРАТЬЕВ.


Дата публикации: 7 апреля 2008
Опубликовано в "Лесной Регион" №


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий