Торможение инвесторов

На лесном форуме в Архангельске наш корреспондент побеседовал с доктором экономических наук, профессором САФУ Александром Пластининым и попросил его рассказать, что же мешает успешной реализации приоритетных инвестпроектов.

По словам Александра Викторовича, тема реализации приоритетных инвестиционных проектов стала актуальной с момента вступления в силу Лесного кодекса. И самой острой проблемой стала проблема собственности. Лес принадлежит власти, а бизнес, который занимается освоением лесов, полностью частный. По своей сути приоритетный инвестиционный проект — это пример взаимодействия бизнеса и власти при освоении лесных ресурсов. Сейчас приоритетные инвестпроекты стали уже масштабным явлением. Так, в РФ реализуется 101 проект, 247 находятся на рассмотрении, объём заявленных инвестиций – 410 млрд. рублей; небольшая часть проектов реализована. На сегодня под приоритетные инвестпроекты передан лесфонд общим объёмом 76 млн. кбм.

Экономическая сущность проектов состоит в том, что сначала государство формирует свои требования бизнесу. Бизнес, принимая условия власти, разрабатывает бизнес-план. После этого идёт обмен информацией, согласование между бизнесом и властью, и обеими сторонами принимается окончательное решение о реализации инвестпроекта.

Ожидания бизнеса после привлечения инвестиций и реализации приоритетных инвестпроектов — получить определённый доход. Власть после передачи лесфонда на льготных условиях надеется получить дополнительные налоговые поступления и иные положительные эффекты. Каждая сторона начинает оценивать эффект от реализации проектов.

Рассмотрим инвестпроект ХК «Соломбалалес» с объёмом инвестиций 3,2 млрд. рублей. По нашим расчётам, налоговые платежи за время реализации этого проекта составят 961 млн руб., преференции государства в части предоставления лесфонда — 84 млн. руб. При этом налоговые отчисления — это в будущем реальные деньги, а преференции, о которых шла речь – виртуальные деньги. По самым приблизительным расчётам видно, что для власти экономическая эффективность реализации данного инвестпроекта – десятикратна.

Бизнес от реализации проекта должен получить прибыль, гарантированное обеспечение сырьём, повышение конкурентоспособности, эффект масштаба производства и громадный залоговый актив – это лесфонд, который, кстати, в нынешних условиях использовать в качестве залога затруднительно.

Эффекты власти в том, что вводится в оборот громадный хозяйственный ресурс – лесфонд, развивается инфраструктура, как производственная, так и непроизводственная, улучшается социальный климат, возникает мультипликативный эффект. И этот перечень не полный.

На бумаге всё получается замечательно. Однако при реализации приоритетных инвестпроектов возникают серьёзные проблемы, или, как говорится – дьявол кроется в деталях. К примеру, в приложении № 1 приоритетного инвестпроекта выделяются такие-то участки леса, с такой-то расчётной лесосекой. Так, под реализацию приоритетного инвестроекта ХК «Соломбалалес» на бумаге выделяется лесфонд с расчётной лесосекой 710 тыс. кбм. Эта цифра согласована всеми властными структурами. Осталась одна небольшая техническая мелочь – оформить договоры аренды и приступить к реализации. Трудно объяснить, но почему-то не идёт процесс оформления договоров аренды. Заявлено под инвестпроект 710 тыс. кбм, выделено 450 тыс. кбм. При этом под заявленные объёмы ХК «Соломбалалес» уже закупила 12 лесозаготовительных комплексов, а лесфонда не хватает. И вместо заготовки леса ХК «Соломбалалес» вынуждена закупать сырьё на свободном рынке. Как видим, власть не исполняет свои обязательства, и чем это вызвано, ясности нет. А бизнес несёт убытки. Хотя в условиях финансового кризиса для преодоления его последствий власть могла бы и поддержать реальное производство так же как была оказана солидная поддержка банкам.

Что же видим на практике? Налог на прибыль до недавнего времени был 34%. В период кризиса его снизили до 20%, но убрали норму, когда инвестиции не облагались налогом на прибыль, поэтому при 34% налоге на прибыль при условии привлечения инвестиций эффективная ставка была 17%, а в период кризиса стала 20% без каких-либо вариантов — хоть привлекать инвестиции, хоть нет.

У власти имеется немало механизмов, чтобы поддержать лесной бизнес. Это позволит в том числе решить ряд проблем, стоящих перед властью – создание новых рабочих мест, развитие территорий и улучшение благосостояния жителей региона. И эти механизмы должны работать.

Сергей КОНДРАТЬЕВ.

 


Дата публикации: 20 апреля 2012
Опубликовано в "Лесной Регион" №07(112)


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий