Прошло два года...

Четвёртого июля минуло два года со дня трагической гибели Юрия Медуницина. Последние 8 лет мы тесно сотрудничали с Юрием Борисовичем, а с 2004 года ежемесячно встречались, решали производственные вопросы, намечали планы на предстоящий месяц.

Работать с ним было интересно, многому можно было научиться. Как оказалось, наши пути пересекались ещё в те годы, когда Юрий Борисович работал первым секретарем Исакогорского райкома ВЛКСМ, — по его заказу к одной отчётно­выборной конференции я готовил выставку карикатур.

На 4 июля 2005 года у нас была намечена встреча. Увы, она не состоялась.

Накануне двухлетия трагической гибели мы побеседовали с друзьями, коллегами и руководителем его избирательного штаба по выборам в депутаты областного Собрания и горсовета.

Однокурсники рассказали, что после окончания АЛТИ Юрий мог пойти работать в ЦНИИМОД, но чтобы в науке добиться успеха, надо хорошо знать английский язык, с которым у Юрия были проблемы, и он решил: пойду на производство. На распределении выбрал Цигломенский ЛДК.

Как человек активный, общительный, неравнодушный – Юрий вскоре был приглашён в Исакогорский райком ВЛКСМ, прошёл путь от инструктора до первого секретаря. Далее судьба сложилась так, что Юрий возглавил обком комсомола. Он не мог, не умел работать «от и до», выполнять лишь возложенные на него обязанности. Работал с интересом, азартом, настроением. Юрию нравилась работа с людьми, он быстро находил с ними общий язык, умел выслушать человека, понять его.

В последние годы он помогал церкви, вносил пожертвования. В храме Успения Пресвятой Богородицы в Архангельске (на пересечении Набережной Северной Двины и ул. Логинова) есть колокол, приобретённый на его средства. По воскресеньям на колокольне Успенской церкви звонят колокола, и среди них есть голос колокола Юрия Медуницина.

Трудно сказать, чувствовал ли Юрий, что против него замышляется такое злодеяние. Какихлибо угроз не было, да он и не сказал бы. Хотя и так известно, что крупный лесной бизнес – опасен и сколько руководителей СЛДК и аффилированных с ним структур пострадало от криминала. Да, у него была охрана, но только в рабочее время. В командировки, в отпуск, на дачу, в нерабочее время он обходился без охраны.

И если кто­то замыслил убийство — возможностей у этих подонков было предостаточно, чем они и воспользовались.

В последние месяцы жизни Юрия очень тянуло на родину в Красноборский район. Всей семьёй ездили на 9 мая к крёстной Анне Ивановне, в начале июля съездили отметить день рождения Анны Ивановны, Юрий попросил собрать всю родню за праздничным столом. А на следующий день все с утра поехали в Архангельск. Спешили, как оказалось, к гибели Юрия...

Он был очень неравнодушный человек, его волновало, как идут дела в городе, области. Работая в горсовете, он тщательно готовился к сессиям, иногда разрабатывал свой вариант бюджета города и предлагал его депутатам.

Друзей у Юрия было мало, но это настоящие друзья – два Виктора – Виктор Губин и Виктор Павленко.

Возможно, убийца и заказчик будут найдены, следствие продолжается, но Юрия уже не вернуть. Осталась только память о нём. Недаром говорится, что в жизни всё можно исправить, кроме смерти.

Галина Шестакова считает, что в жизни ей очень повезло, поскольку довелось работать рядом с Юрием Борисовичем. В немалой степени Галина Алексеевна гордится тем, что именно ей доверил Юрий Борисович такую ответственную должность, как руководитель избирательного штаба. Юрию Борисовичу было много предложений, в том числе и от московских политтехнологов, но он доверился опыту и профессионализму именно Галины Алексеевны. Так и сказал ей: «Руководишь избирательным штабом ты и отвечаешь за подготовку к выборам только ты».

Накануне выборов произошла перенарезка избирательных округов, и избирательную кампанию пришлось вести там, где уже давно работали другие кандидаты. Там Юрия Борисовича люди не знали, и пришлось начинать с нуля.

Как кандидат он был неугоден очень многим. Столько на него «грязи» во время предвыборной кампании было вылито. Галина Алексеевна старалась не показывать все «чернушные» газетёнки Юрию Борисовичу, берегла его, но находились доброжелатели, приносили их. Медуницин только посмеивался, настолько эти публикации неубедительны и примитивны. Он был выше этого и людей подбирал под стать себе, поэтому за всё время предвыборной кампании команда Юрия Борисовича не выпустила ни одной газеты с компроматом на конкурентов.

Запомнился День учителя в Ломоносовском ДК. Народу – полный зал, пришлось поставить дополнительные стулья. Юрий Борисович организовал замечательный концерт, сам читал со сцены стихи, получился самый настоящий праздник для души...

На встречах иногда задавали и весьма неприятные вопросы. Юрий Борисович умел держать удар, умел объяснить людям свою позицию. Своим оппонентам говорил: я человек не бедный и в депутаты иду, чтобы принести людям пользу.

На одной из встреч на вопрос из зала Юрий Борисович так и ответил: «Меня нельзя купить, нельзя запугать, меня можно только убить». После этих слов зал буквально замер, а Галина Алексеевна просила Юрия Борисовича не произносить таких слов.

На встречи с избирателями готов был выезжать в любое время, в выходные дни, праздники, общение с людьми ему было в радость. И даже если в начале встречи зал был настроен к нему враждебно, то потом настроение людей резко менялось, они начинали относиться к Юрию Борисовичу с большой симпатией. Он умел располагать к себе людей, его человеческому обаянию невозможно было не поддаться.

Гибель Юрия Борисовича была шоком для всех, кто его знал. Видимо, он комуто очень сильно мешал, что решились на такое преступление. По мнению Галины Алексеевны и не только её, Юрий Борисович был очень светлым, добрым и порядочным человеком, поэтому и память о нём светлая и долгая.

Сергей КОНДРАТЬЕВ.

 


Дата публикации: 9 июля 2007
Опубликовано в "Лесной Регион" №


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий