Идёт поправка за поправкой

12 мая Государственная Дума приняла в первом чтении три набора поправок к Лесному кодексу РФ – так называемые «лесоустроительные», «лесовосстановительные» и «понятийные» поправки (первые два внесены Правительством РФ, последний депутаты сочинили сами).

Законопроект предусматривает монополизацию планового лесоустройства в лесах, расположенных на землях лесного фонда, соответствующим федеральным государственным бюджетным учреждением (в настоящее время это Рослесинфорг), и запрет на самостоятельное частное лесоустройство (даже внеплановое лесоустройство за счёт средств лесопользователей должно будет осуществляться государственными учреждениями). Частные лесоустроительные организации смогут быть лишь подрядчиками у этих учреждений.

Это означает, во-­первых, устранение добросовестной конкуренции (которая в норме является главным механизмом, ведущим к снижению затрат и росту качества), и во-­вторых, возложение лесоустройства на конкретную организацию (Рослесинфорг), в целом уже провалившую остальные виды возложенных на неё лесоучётных работ (государственную инвентаризацию лесов, обобщение материалов государственного лесного реестра, установление границ лесничеств и земель лесного фонда).

Неизбежным следствием этих поправок станет дальнейшее сокращение площадей и качества лесоучётных работ и дальнейшее увеличение средней давности лесоустройства. Оценочно, средняя по стране давность лесоустройства в случае принятия этих поправок к 2030 году составит около 32-­33 лет (сейчас – около 25 лет).

 


Главный концептуальный недостаток

Законопроект сохраняет, а применительно к искусственному лесовосстановлению – усиливает ориентацию действующего лесного законодательства в части воспроизводства лесов только на начальный этап этого воспроизводства (бюрократическую процедуру «отнесения земель, на которых осуществляется искусственное лесовосстановление, к землям, на которых расположены леса», или, по старой терминологии, «перевода в покрытую лесом площадь»).

Эта бюрократическая процедура приходится примерно на середину периода рубок ухода в молодняках и ничему реальному в жизни молодого «восстановленного» леса не соответствует. Никакой явной связи между тем, что должно делаться на конкретном участке (лесосеке) до процедуры «отнесения» и после неё, ни действующее законодательство, ни новые поправки не предусматривают – ни при обычном лесовосстановлении, ни при так называемом «компенсационном» (взамен безвозвратного изъятия лесных площадей).

В результате силы и средства, вкладываемые в начальные этапы лесовосстановления, в случае принятия законопроекта будут значительно увеличены – а результативность этих вложений из-­за сохранения существующей ситуации с рубками ухода в молодняках останется по-­прежнему крайне низкой, а в регионах таёжной зоны близкой к нулю.

 


Ещё один недостаток

В законопроекте нет сколько-­нибудь очевидного смысла – он практически ни о чём. Цитата из законопроекта, наглядно отражающая его общий уровень: «древесина – лесной ресурс, получаемый из срубленных, спиленных, срезанных стволов деревьев, который используется для получения необработанных и обработанных лесоматериалов, а также производства продукции переработки древесины».

С начала 2021 года Государственная Дума уже приняла в окончательном чтении три федеральных закона, вносящих изменения в Лесной кодекс РФ (из них два уже официально опубликованы и вступили в силу, и один ожидает подписания и опубликования).

Если все лесные законопроекты, которые Государственная Дума собирается рассматривать в 2021 году, будут приняты – то 2021 год станет рекордным за всю более чем тысячелетнюю историю российского лесного законодательства (со времён Правды Ярослава 1016 года) по числу принятых лесных законов.

Предыдущий рекорд был поставлен в 2018 году – тогда было принято восемь наборов поправок к Лесному кодексу РФ.



Лесной Гринпис России.


Дата публикации: 24 мая 2021
Опубликовано в "Лесной Регион" №09(285)
Теги: Законодательство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий