Гринпис опять возмущён!

Сплошные санитарные рубки в том виде, в каком они сейчас чаще всего проводятся в нашей стране, могут не только никак не препятствовать распространению вредителей и болезней леса, но и наоборот – существенно способствовать ему.

Традиционно при назначении и проведении санитарных рубок вообще никак не учитывается устойчивость окружающих их стен леса – границы лесосек проводятся совершенно формально, по границам кварталов, выделов, обследованных лесопатологами участков или просто коммерчески привлекательных для рубки участков, которые предполагается срубить под предлогом борьбы с вредителями и болезнями.

Если площади санрубок и их массивов велики (а они нередко исчисляются десятками и даже сотнями гектаров) – из-за резкого роста ветровой нагрузки, изменения условий увлажнения и освещения, окружающие их стены леса начинают усыхать и распадаться. Иногда, если почвенные условия, состав и возраст леса позволяют ему быстро адаптироваться к изменившимся условиям, усыхание и распад быстро затухают; но иногда, особенно в случае с темнохвойными (елово-­пихтово-­кедровыми и смешанными с их преобладанием) лесами, процессы усыхания и распада могут продолжаться в течение многих лет и проникать в глубь оставшихся лесов на десятки и сотни метров.

Фактически такие крупные санрубки приводят к появлению постоянных подкормочных площадок для стволовых вредителей, таких, например, как короед-типограф, большой и малый чёрные еловые усачи, и других. Поскольку ослабление, усыхание и распад происходят постепенно, они в течение долгого времени обеспечивают короеда и его коллег вкусной и здоровой пищей. На таких подкормочных площадках короед легко набирает огромную численность, особенно при сочетании долгих и жарких летних сезонов с мягкими зимами – и если благоприятные для его развития погодные условия продолжаются, то благодаря этой численности начинает осваивать и убивать уже вполне здоровые ельники на расстоянии до полутора-­двух километров от распадающихся стен леса (примерно на такое расстояние может разлетаться основная доля взрослых жуков в поисках новой еды).

Одна из таких подкормочных площадок была создана в квартале 70 Сосновского участкового лесничества на Карельском перешейке в Ленинградской области. Это вообще очень интересное место – здесь на относительно небольшой площади (в границах двух соседних участковых лесничеств, Сосновского и Ореховского) собрано великое множество примеров того, как с лесом обращаться нельзя и к чему такое обращение приводит.

Конкретно на этом участке – в северо-­восточной части квартала 70 – массовое усыхание и распад елового леса, примыкающего к крупному массиву сплошных санрубок, началось в конце 2018 года, и за прошедшие с того времени два года охватило площадь более чем в двенадцать гектаров.

Фактически такие «санитарные рубки» представляют собой обычное высокоинтенсивное коммерческое лесопользование, проводящееся в защитных лесах под видом санитарно-­оздоровительных мероприятий, но никакого отношения ни к реальной борьбе с вредителями и болезнями леса, ни к лесному хозяйству вообще не имеющее.

Санитарное состояние окрестных лесов от проведения таких санрубок только ухудшается, короед набирает силу и численность, и когда погодные условия окажутся благоприятными для его зимовки и последующего массового расселения, он непременно этим воспользуется. Благодаря безудержной лесозаготовительной активности «санитаров леса» следующая вспышка численности типографа может оказаться ещё более губительной для остатков еловых лесов Ленобласти.


Дата публикации: 13 ноября 2020
Опубликовано в "Лесной Регион" №18(274)
Теги: Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий