Медведев что-то придумал

По предварительной неофициальной информации, заместитель председателя Совета безопасности Российской Федерации Д. А. Медведев подготовил набор из пяти мер, направленных на усиление охраны лесов от пожаров и лесонарушений, и эти меры уже поддержаны Путиным. Вот эти меры:

1. Проработка вопроса об объединении полномочий по лесному хозяйству и лесной промышленности в одном федеральном органе исполнительной власти;

2. Внесение в Государственную Думу законопроекта, предусматривающего повышение административной и уголовной ответственности физических и юридических лиц за нарушение требований пожарной безопасности в лесах и на сопредельных территориях (в частности, за «сельхозпалы») – кратное увеличение штрафов и более строгие меры наказания за уголовные преступления такого рода;

3. Внесение в Государственную Думу законопроекта, предусматривающего изъятие орудий незаконной заготовки древесины, техники и транспортных средств независимо от правового основания владения и пользования ими;

4. Прекращение оказания государственной поддержки собственникам (пользователям) земельных участков сельскохозяйственного назначения, допускающим нарушения требований пожарной безопасности («сельхозпалы»);

5. Дополнительная проработка механизма формирования и распределения лесных субвенций с учётом необходимости заблаговременного поступления средств в региональные бюджеты, прогноза лесопожарной опасности в текущем году, а также в зависимости от площадей лесного фонда в регионе.

Чем предлагаемые меры хороши, и чем плохи? Прежде всего отметим их фрагментарность – они не образуют какой-­то связной и логичной системы; это лишь заплатки на бестолковое законодательство и прогнившую систему лесоуправления, а не какая-то цельная конструкция. Такие меры, даже при самом умном и добросовестном их исполнении, могут дать лишь местный и частный эффект, но вряд ли они приведут к изменениям, значимым в масштабах целого лесного сектора.

Для обеспечения пожарной безопасности в лесах и на сопредельных территориях важнее не ужесточать ответственность, а делать её неотвратимой или, как минимум, более вероятной. Ответственность за пожары, возникающие по чьей-­то вине, и сейчас достаточно велика – это не только лишение свободы на срок до четырёх лет (ч. 2 ст. 261 УК РФ), но и ущерб, рассчитываемый исходя из таксовой стоимости древесины с повышающими коэффициентами от 50 до 250, в зависимости от категории лесов. При сколько-­нибудь крупных пожарах суммы получаются астрономические. Однако виновники пожаров выявляются очень редко, и ещё реже привлекаются
к уголовной ответственности.

В 2019 году в России было официально зарегистрировано 13 602 лесных пожара, а привлечено к уголовной ответственности по статье 261 (уничтожение или повреждение лесных насаждений, в том числе в результате неосторожного обращения с огнём или иными источниками повышенной опасности) 40 человек. Более того: сами лесохозяйственные и лесопожарные организации проводят на огромных площадях так называемые «контролируемые профилактические выжигания» без должных мер пожарной безопасности, в результате выгорают огромные территории – но за это вообще никто не привлекается ни к какой ответственности.

Наказания за несоблюдение требований пожарной безопасности могут быть очень жестокими – но если вероятность попасться и получить наказание за устроенный пожар ничтожно мала, а некоторые категории поджигателей и вовсе защищены от какой бы то ни было ответственности, работать эти наказания практически не будут. Чтобы работали – нужны реальная лесная охрана и хорошо работающий госпожнадзор, и нужна серьёзная ответственность государственных организаций за небезопасное использование огня на природных территорий. В медведевских предложениях об этом речи не идёт.

Отказ от государственной поддержки собственников сельхозземель, проводящих сельхозпалы – это мера правильная, но недостаточная. Собственники и пользователи жгут эти земли во многом потому, что их вынуждает жечь государство – через очень крупные (до семисот тысяч рублей) штрафы за наличие леса на таких землях и возможность отъёма земли. Жгут часто именно для того, чтобы уничтожить самовольно вырастающие молодые леса, чтобы не оштрафовали и не отобрали землю. Чтобы не жгли – нужно установить ясный правовой статус у лесов на сельхозземлях и позволить собственникам этих земель заниматься лесоводством там, где невыгодно или невозможно в современных условиях выращивать какие-­либо сельскохозяйственные культуры.

Напомним, что по этому поводу было уже три президентских поручения, последнее должно было быть выполнено правительством до 30 апреля 2020 года – но пока они так и остаются невыполненными.

Интересен пункт о внесении в Государственную Думу законопроекта, предусматривающего изъятие орудий незаконной заготовки древесины, техники и транспортных средств независимо от правового основания владения и пользования ими. Идея в целом правильная – ответственность должна быть одинаковой для того, кто ворует лес с использованием своего трактора, и для того, кто для этой цели взял трактор, например, у соседа или подельника. Но из-за чего возникла эта проблема, которую Дмитрий Анатольевич предлагает решить? А возникла она из-за федерального закона от 30 декабря 2012 года № 314-ФЗ «О внесении изменений в статьи 3.7 и 8.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и соответствующего законопроекта № 128122-6. Этот законопроект был внесён в Государственную Думу 15 августа 2012 года Правительст­вом Российской Федерации, а председателем Правительства РФ в это время был как раз Д. А. Медведев.



Лесной Гринпис России.


Дата публикации: 29 июня 2020
Опубликовано в "Лесной Регион" №11(267)
Теги: Пожары, Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий