Лесному кодексу мало не покажется

21 апреля 2020 года председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Н. П. Николаев направил в Правительство РФ свой законопроект, призванный, по его словам, «сделать лесную отрасль абсолютно прозрачной».

Законопроект называется «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с оборотом древесины», – но затрагивает не только оборот древесины, но и многие другие темы.

Многие предложения, включённые в законопроект, ранее неоднократно высказывались в разных формах представителями Рослесхоза и Минприроды – вообще, по стилю и формулировкам законопроекта легко догадаться, что именно эти ведомства являются его главными создателями. Законопроект в целом направлен на увеличение количества запретов, интенсивности государственного контроля и надзора, причём прежде всего за теми, кто и так в целом работает по закону. Например, одним из результатов принятия законопроекта, согласно финансово-­экономическому обоснованию, должно стать большое количество штрафов за неправильное складирование древесины – в среднем по одному-­два новых штрафа в год на каждого лесопользователя, при среднем размере штрафа 50 тыс. руб.

Простым гражданам, скорее всего, тоже достанется. Например, если законопроект будет принят, можно будет штрафовать практически каждого, кто купит доски на розничном рынке или в магазине и забудет взять или выбросит товарный чек. Поскольку наказывать граждан явно легче, чем разнообразные преступные группировки и организации – можно предположить, что план по нарушениям и штрафам будет во многих случаях выполняться во многом за счёт них.

Законопроект, скорее всего, приведёт к дальнейшему увеличению масштабов лесной туфты – лесная отчётность станет ещё менее достоверной. Насколько можно понять из текста законопроекта и сопроводительных документов к нему, предполагается забить материалы лесоустройства в ЕГАИС учёта древесины и сделок с ней – а затем сверять все более новые документы с ними и не допускать расхождений.

С учётом того, что средняя давность материалов лесоустройства в России приближается к четверти века, а точность определения параметров каждого выдела – в лучшем случае глазомерная (даже при свежем лесоустройстве), разница между учтёнными и реальными объёмами заготовки древесины в масштабах страны будет измеряться десятками миллионов кубометров. Так что после принятия этого законопроекта ЕГАИС учёта древесины и сделок с ней можно будет окончательно переименовывать в «ЕГАИС лесной туфты».

Законопроект не предусматривает увеличения открытости информации, содержащейся в ЕГАИС – соответственно, основная часть её данных по-­прежнему будет доступна только самим лесопользователям и надзирающим за ними чиновникам. Обычным гражданам останется лишь грубо обобщённая и очень сильно урезанная информация из раздела открытых данных. Основной оборот лесной туфты будет по-­прежнему скрыт от посторонних (в смысле – не чиновничьих) глаз.

По качеству законопроект вполне соответствует Лесному кодексу 2006 года и среднему уровню вносимых в него поправок. Очевидно, что это потолок способностей нынешних законодателей (как депутатов, так и уполномоченных федеральных органов исполнительной власти, работающих над подобными проектами). Полный текст законопроекта приводится в конце этого сообщения.

Вопреки названию, некоторые важные положения законопроекта вообще никак не относятся к контролю за оборотом древесины.

Законопроект возлагает обеспечение выполнения мероприятий по тушению лесных пожаров на арендаторов лесных участков, землепользователей и обладателей сервитутов. Какой-либо компенсации связанных с этим расходов законопроект в явном виде не предусматривает.

Законопроект требует, чтобы о лесных пожарах сообщали по телефону 112 – то есть не непосредственно тем, кто должен на этот пожар реагировать и тушить его (например, по единому номеру лесной охраны 8–800–100–94–00 или в местное лесничество), а в промежуточную диспетчерскую службу. Неизвестно, с чем это связано – возможно, с планами передать часть полномочий по охране лесов от пожаров в МЧС. Как бы то ни было, это вряд ли ускорит принятие мер по тушению.

Законопроект приравнивает пребывание в лесах граждан с машинами и (или) оборудованием для рубки лесных насаждений и для вывоза из леса древесины к заготовке древесины. Перечень таких машин и такого оборудования, согласно законопроекту, должен быть установлен правительством РФ в соответствии с существующими классификаторами. Что такое «пребывание в лесах» – законопроект не устанавливает, а это вопрос очень непростой. Через леса проходит множество дорог общего пользования; кадастровые границы имеет лишь четверть земель лесного фонда, да и эти границы нередко захватывают поселения и никак с лесом не связанные объекты инфраструктуры; многие самые близкие к людям леса – например, растущие на сельхозземлях – до сих пор не имеют ясного правового статуса и могут считаться или не считаться лесом, по усмотрению конкретных чиновников, и т. д. – в общем, эта норма открывает неисчерпаемые возможности для произвола.

Законопроект требует привести ранее заключённые договоры аренды лесных участков в соответствие с типовыми в срок до 1 января 2024 года. Порядок приведения должен быть установлен уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, то есть Минприроды России.

Законопроект запрещает субаренду лесных участков и передачу прав и обязанностей по договору иным лицам в случаях, если договор аренды был заключён с единственным участником аукциона или открытого конкурса.

Большинство положений законопроекта действительно связано с оборотом древесины и ЕГАИС учёта древесины и сделок с ней.

Требования к транспортировке древесины, согласно законопроекту, распространяются и на её выгрузку, погрузку, переработку и хранение. Древесину нельзя будет перевозить, перерабатывать, хранить, загружать, выгружать, если сведения о ней не будут внесены в ЕГАИС учёта древесины и сделок с ней. Требования к учёту сделок распространяются в явном виде и на розничную торговлю. Учёт сделок при розничной торговле древесиной (всех видов, на которые распространяется действие ЕГАИС) возлагается на продавца, а перевозка купленной в розницу древесины допускается «при наличии первичного учётного документа об учёте торговой операции» в течение трёх суток с момента оформления.

Согласно законопроекту, основные документы, связанные с лесопользованием, в том числе договоры аренды и купли-­продажи лесных насаждений, лесные декларации, технологические карты разработки лесосек, отчёты об использовании лесов, сопроводительные документы на древесину должны формироваться в ЕГАИС. Документы нельзя будет оформить, если их данные не будут соответствовать данным, имеющимися в ЕГАИС. Сделки с древесиной для вывоза её за границу можно будет заключать только в ЕГАИС (за исключением древесины, купленной в розницу).

Оформлять лесные декларации, техкарты лесосек, отчёты об использовании лесов, заключать договоры аренды лесных участков или купли-­продажи лесных насаждений не через ЕГАИС можно будет только до 1 января 2022 года «в случае отсутствия технической возможности формирования соответствующих документов в единой государственной автоматизированной информационной системе учёта древесины и сделок с ней или при отсутствии доступа к сети Интернет».

Законопроект существенно расширяет перечень информации, которая должна вноситься в ЕГАИС. В частности, в неё должны будут вноситься сведения из проектов освоения лесов, информация о складах и иных объектах, если их владельцы осуществляют погрузку­выгрузку, хранение или переработку древесины, навигационная информация от транспортных средств, осуществляющих заготовку и перевозку древесины.

Законопроект предусматривает внесение в ЕГАИС учёта древесины и сделок с ней сведений о границах лесничеств, выделов, кварталов в срок до 1 июля 2022 года. В финансово-­экономическом обосновании к законопроекту говорится, что в 2021 году понадобится 2,6 млрд. руб. «на оцифровку материалов лесоустройства».

Законопроект вводит новый вид надзора – «федеральный государственный надзор в сфере перевозки древесины, выгрузки, погрузки, переработки и хранения древесины, учёта древесины и сделок с ней», и специальную новую статью 96.2 об этом надзоре. Согласно законопроекту, внеплановые проверки, проводимые в рамках этого надзора, не надо будет согласовывать с прокуратурой, и о них не надо будет предварительно уведомлять проверяемых. В финансово-­экономическом обосновании к законопроекту говорится, что «дополнительно потребуется 425 государственных инспекторов для проверки мест складирования древесины», и что «1 инспектор будет оформлять и доводить до судебного решения в среднем 30 дел об административных нарушениях в год. При среднем размере штрафа в 50 тыс. руб. предполагается 650 млн. руб. поступлений в бюджетную систему Российской Федерации».

Законопроект вводит новый вид обследования лесов – «административные обследования», и специальную новую статью Лесного кодекса (96.3) о них. По сути «административные обследования» представляют собой внеплановые проверки, выведенные из-­под требования законодательства о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля и надзора.

Потребность в дополнительном бюджетном финансировании, связанная с реализацией этого законопроекта (если он станет законом), оценивается в 7,4 млрд. руб. в течение четырёх лет (с 2020 по 2023 гг. включительно) – примерно столько ежегодно тратится из средств лесных субвенций на охрану лесов России от пожаров. Целесообразность выделения этих денег обосновывается прежде всего тем, что «реализация законопроекта позволит предотвратить незаконные рубки и, соответственно, недополучение дохода в бюджет Российской Федерации (10–30% от объёма легальной заготовки древесины, который в 2019 году составил 52,6 млрд. рублей)».

Для сравнения: по оперативным данным Федерального казначейства, вся плата за использование лесов в федеральный бюджет в 2019 году составила 34,4 млрд. руб.

Много нам открытий чудных принесёт ещё суверенная лесная арифметика...



Лесной форум Гринпис.

 


Финансово-экономическое обоснование к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с оборотом древесины»

Принятие проекта федерального закона «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования отношений, связанных с оборотом древесины» потребует дополнительных расходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

Необходимо обеспечить сотрудников лесной службы в регионах и уполномоченных лиц в хозяйствующих субъектах инструментами для работы с цифровыми данными. В этих целях в рамках национальной программы «Цифровая экономика» планируется создать отраслевую цифровую платформу ЛесЕГАИС. Кроме того, в Рослесхозе и в подведомственных учреждениях недостаточно IT-­инфраструктуры, которая позволит полноценно интегрироваться в цифровизацию отрасли. Обмен данными будет происходить между лицами, обязанными формировать и размещать в ЛесЕГАИС первичные документы, включая размещение на распределённых элементах ЛесЕГАИС, и между Оператором ЛесЕГАИС и заинтересованными органами государственной власти и организациями.

В целях реализации законопроекта потребуется включение модернизации ЛесЕГАИС в федеральный проект «Цифровое государственное управление»; создание, внедрение и интеграция компонентов ЛесЕГАИС, включая инженерную и информационно-телекоммуникационную инфраструктуру, в том числе модернизация Информационной системы дистанционного мониторинга Рослесхоза (ИСДМ­Рослесхоз), создание информационных систем лесопатологического мониторинга лесов и мониторинга воспроизводства лесов, создание фонда пространственных данных, миграция снимков, которые используются в ИСДМ­Рослесхоз, в государственное облако, развитие ЛесЕГАИС; поставка программно-аппаратной платформы большой ЛесЕГАИС: оцифровка материалов лесоустройства и формирование базы данных на цифровой платформе. Реализация указанных мероприятий планируется в 2021–2023 годах, при этом потребность в финансировании составляет:

2020 г. – 120 млн. руб. из собственных средств МПР России;

2021 г. – 4,5 млрд. руб., в т. ч. 2,6 млрд. руб. на оцифровку материалов лесоустройства;

2022 г. – 1,8 млрд. руб.;

2023 г. – 1,1 млрд. руб.

Таким образом, потребность в дополнительном финансировании составляет 7,4 млрд. рублей. При этом ожидается, что реализация законопроекта позволит предотвратить незаконные рубки и, соответственно, недополучение дохода в бюджет Российской Федерации (10-30% от объёма легальной заготовки древесины, который в 2019 г. составил 52,6 млрд. рублей), кроме того совершенствование системы учёта древесины приведёт к росту налогооблагаемой базы.

Кроме того, дополнительно потребуется 425 государственных инспекторов для проверки мест складирования древесины (из расчёта в среднем 5 человек на субъект Российской Федерации с фондом оплаты труда 763,7 тыс. руб. на человека в год – итого 324,5 млн. руб). Предполагается, что 1 инспектор будет оформлять и доводить до судебного решения в среднем 30 дел об административных нарушениях в год. При среднем размере штрафа в 50 тыс. руб. предполагается 650 млн. руб. поступлений в бюджетную систему Российской Федерации.


Дата публикации: 25 мая 2020
Опубликовано в "Лесной Регион" №09(265)
Теги: Законодательство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий