Вологодский ЛПК: между перепроизводством и коронавирусом

Пережив острую фазу одного из самых глубоких кризисов перепроизводства с 2008 года, вологодские лесники и деревообработчики учатся жить в условиях коронавируса и климатических аномалий. Последние 3 года для лесной отрасли региона были сложными.

Проблемы начались ещё в 2017 году, когда тёплая зима и дождливое лето отбросили объёмы заготовки древесины (15,7 млн. кбм) к уровню 2015–2016 годов. При этом новые инвестиционные проекты и предприятия, увеличивающие мощности по лесопереработке, требовали всё больше леса. Резко выросла сырьевая конкуренция между лесопереработчиками.

В 2018 году, напротив, условия для заготовки древесины были благоприятными. Предприятия активно закупали сырьё, увеличивали объёмы производства, активно создавали запасы сырья на межсезонье. Наблюдался рост объёмов производства по всем основным видам лесопродукции. На уровне позапрошлого года оставались только объёмы производства клеёной берёзовой фанеры. Всего в течение года было заготовлено 17,7 млн. кбм древесины (рекордный показатель за всю историю, рост к 2017 году 113%).

Продукция ЛПК области является экспортоориентированной и поставляется более чем в 50 стран мира. Всего за 2018 год было отгружено продукции на сумму более 56,3 млрд. руб­лей – рост к 2017-му составил 42%. Однако в январе 2019 года крупнейшие мировые производители объявили о снижении цен на свою лесопродукцию в среднем на 10-15%.

Это потянуло за собой весь рынок лесопродукции, произошло масштабное падение цен на древесину и целлюлозу. Склады производителей целлюлозы и бумаги (Финляндия, Швеция) оказались затоварены балансами из России.

Аналитики группы компаний «Вологодские лесопромышленники» отмечают ещё несколько независимых друг от друга причин спада. Это, например, резкое сокращение предложения пиломатериалов на рынке США в первом полугодии 2018 года из-за эпидемии короеда и лесных пожаров, которое привело к формированию отложенного спроса и резкому (в 2 раза) росту. Во втором полугодии ситуация изменилась зеркально — предложение резко превысило спрос, и цены на пиломатериалы обвалились.

Кроме того, торговая война с США и введение 25% пошлины на мебель из Китая также снизили потребление древесины мебельной отраслью страны. В конце лета 2018 года правительство Египта, которое является основным заказчиком строительных проектов, в одностороннем порядке удлинило сроки оплаты работ подрядчикам. В этих условиях многие поставщики пиломатериалов перенаправили часть своих товаров в Европу. Но нахлынувшая волна избыточного предложения обвалила и этот рынок.

Гендиректор АО «ЧФМК» Илья Коротков свидетельствует: предприятия в 2019 году вынуждены были сокращать объёмы выпуска продукции. Эксперты отмечают, что сложности, связанные с перепроизводством, имеют цикличный характер и повторяются примерно раз в 10 лет.

«Нам удалось добиться как минимум стабилизации цен. В перспективе будем ожидать возвращения пусть не к 2018 году, но хотя бы к 1 кварталу 2019-­го», — говорит Коротков. Но он убеждён: к максимальному уровню производства 2018 года отрасли по разным причинам вернуться уже не удастся.

Во-­первых, основные мировые рынки замедлили своё развитие. Во-вторых, не в очень хорошей ситуации находится и российский рынок, к тому же российские производители нарастили объёмы и готовы выдать гораздо больше продукции, чем было раньше. Ещё один фактор, который в последнее время стал оказывать определяющее негативное влияние на развитие отрасли – изменение климата.

Повторение тёплой зимы снова остро поставило проблему сырьевой обеспеченности деревопереработчиков. К сожалению, здесь лесозаготовители пытаются использовать ситуацию в свою пользу – существенно повышая цены на древесину. «Если климат будет каждый год преподносить такие сюрпризы, нужно кардинально менять философию отрасли и подход к лесозаготовке», – полагает Коротков. По его мнению, государству пора задуматься о системном подходе к лесообеспечению. Например, создавать программы по строительству лесных дорог на условиях государственно-­частного партнёрства.

На вопрос, как ситуация в отрасли связана с ситуацией в мировой экономике в целом, источник в «Вологодских лесопромышленниках» отвечает: «Напрямую! Более 80% пиломатериалов и других материалов из древесины используются в строительстве, а эта отрасль в силу большой капитало- и материалоёмкости прямо отражает состояние экономики и деловой активности».

По мнению источника, спад на мировых рынках привёл к снижению цен на пиломатериалы, фанеру, бумагу, а тёплая зима поставила лесозаготовителей в сложное положение. В таких условиях объёмы сырья на рынке падают, за него обостряется конкуренция. Снижаются объёмы заготовки круглого леса и растёт её себестоимость, падает переработка.

Итог всего этого — отсутствие инвестиций. «Ситуацию усугубляет наметившаяся тенденция сдерживания экономического роста в России. Предыдущее правительство не оживило экономику, проекты не заработали, вложений в экономику не было. Сегодня рост экономики — 0,6% — это, конечно, ни о чём.

У нас одна надежда: если заработают проекты, будут инвестиции в экономику, включится нормальный режим спроса, тогда рынок подстегнёт потребление, и мы сможем интенсивнее реализовывать нашу продукцию и вкладывать деньги в развитие», — говорит Илья Коротков.



Сергей АВДЕЕВ.


Дата публикации: 6 апреля 2020
Опубликовано в "Лесной Регион" №06(262)
Теги: Промышленность




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий