Чьи в лесу харвестеры?

Минприроды России в очередной раз разработало законопроект, предусматривающий введение запрета на несанкционированное пребывание в лесах граждан с лесозаготовительными машинами и (или) оборудованием. Перечень таких машин и оборудования, с которыми нельзя будет без специальных оснований ходить или ездить в лес, согласно законопроекту, должно будет установить федеральное правительство.

Такие законопроекты (о запрете несанкционированного пребывания в лесах с лесозаготовительным оборудованием) разрабатываются в нашей стране с завидной регулярностью на протяжении последних по меньшей мере двух десятилетий — но, как легко заметить, ни один из них пока не был принят. Дело в том, что такой запрет только на первый взгляд, в теории, кажется мудрым и выполнимым, а на практике его реализация неизбежно столкнётся с огромными трудностями.

Например, у нас в стране нет чёткого правового определения, что такое лес, на какие леса распространяется действие лесного законодательства, и в какой мере распространяется. Самая проблемная категория — это леса на землях сельхозназначения, которые с июля прошлого года прямо упоминаются в Лесном кодексе (в специальной новой статье 123), но по которым необходимый правительственный подзаконный акт до сих пор не принят из-за саботажа со стороны Минприроды России. А масштабы незаконных или спорных рубок в этих лесах, в пересчёте на единицу их площади — едва ли не самые большие среди всех лесов нашей страны.

Даже у тех лесов, на которые действие Лесного кодекса РФ явно должно распространяться (у лесов на землях лесного фонда, и т. д.) в большинстве случаев нет чётко установленных границ — на кадастровый учёт поставлено немногим более четверти таких лесов.

Что такое «пребывание в лесах» — тоже не совсем ясно: например, проезд или проход по лесной дороге, соединяющей два населённых пункта — это пребывание в лесу или нет? А нахождение на безлесном участке, относящемся к землям лесного фонда — это пребывание в лесу или нет? А если трактор стоит рядом с домом в лесном посёлке, который из-за дыр в законодательстве или по разгильдяйству исполнителей поставлен на кадастровый учёт как земли лесного фонда (совершенно обычная ситуация) — это пребывание хозяина трактора в лесу с соответствующей техникой, или нет?

И таких вопросов очень много, а при так называемой «палочной» правоохранительной и лесоохранительной системе (когда целью является не наведение порядка, а выполнение планов по поимке и наказанию нарушителей, неважно, реальных или липовых) эти вопросы неизбежно превратятся в проблемы.


Дата публикации: 11 февраля 2020
Опубликовано в "Лесной Регион" №02(258)
Теги: Законодательство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий