Стратегия развития ЛПК

Наша страна — крупнейший в мире лесозаготовитель. Ежегодно мы производим более 200 млн. кбм древесины. Тем не менее, несмотря на стабильный рост объёмов производства в лесопромышленном комплексе, вклад отрасли в экономику недостаточен. Изменить ситуацию в этой сфере невозможно без новых подходов, которые легли в основу Стратегии развития лесопромышленного комплекса до 2030 года. Сейчас Минпромторг совместно с профильными ассоциациями и ключевыми игроками рынка завершает её разработку.

В ходе дискуссий эксперты и специалисты ведомства пришли к выводу, что с учётом экономических, климатических и культурных особенностей нашей страны одним из локомотивов развития лесопромышленного комплекса может стать деревянное домостроение. Возникает справедливый вопрос: насколько это актуально в век расцвета мегаполисов? Однако такой вектор развития и есть наиболее современное решение. Объясню.

Градостроительная концепция России многие годы предусматривала развитие многоэтажного домостроения с преимущественным использованием металлопроката, бетона и кирпича. Это привело к чрезмерному уплотнению застройки центральной части городов, высокой стоимости жилья, снижению его комфортности, доступности и экологичности.

Но, как показывает мировая практика, жители городов всё чаще предпочитают привычным квартирам собственный дом, поэтому сейчас растёт популярность технологий «компактных городов». Примером может служить Канада — страна, наиболее приближенная к нам по климатическим условиям. Малоэтажное жильё там составляет около 70% жилищного фонда.

Кроме того, формирование пригородных экологических малоэтажных зон проживания также в значительной мере удовлетворит спрос населения на индивидуальное жильё экономкласса. А это в свою очередь требует отказа от применения ресурсоёмких материалов и ориентации на использование прежде всего дерева.

В России деревянное домостроение (клеёный, оцилиндрованный, профилированный брус, деревянные сэндвич-панели) составляет 12% в общем объёме всего жилищного строительства. В США, Канаде и странах Западной Европы эта доля доходит до 40%.

Использование дерева в строительстве задействует значительный лесной ресурс страны и обеспечит мультипликативный экономический эффект со смежными отраслями: производство стройматериалов, энергетика, транспорт, жилищно-коммунальное хозяйство, потребительские товары, в том числе мебель.

Вместе с тем проведённые Минпромторгом встречи с представителями различных участников строительного рынка показали ряд ключевых проблем, которые тормозят широкое применение продукции деревянного домостроения.

Во-первых, крайне актуально строительство многоэтажных зданий (выше трёх этажей) аналогично странам Западной Европы, с применением современных конструкционных древесных материалов с низким энергопотреблением и высокими эксплуатационными характеристиками. Но сегодня в России отсутствуют строительные нормативы на эти объекты, а также необходимое регулирование в части пожарной безопасности.

Во-вторых, слабо развито строительство социальных объектов на основе древесины. В отдельных российских регионах их доля не более 10%.

Конструктивным здесь является предложение по определению квот на использование продукции деревянного домостроения в госпрограммах. Минпромторгом уже подготовлены и направлены на согласование изменения в соответствующее постановление правительства.

Это предложение поддержали не только региональные, но и некоторые федеральные ведомства. У нас уже есть примеры строительства объектов с использованием конструкций деревянного домостроения при реализации региональных программ. В Ямало-Ненецком АО по окружной целевой программе «Жилище» с использованием технологий деревянного домостроения построено 63 жилых дома, а в Кировской области в рамках областной государственной программы «Развитие здравоохранения» действует 69 фельдшерско-акушерских пунктов, созданных по каркасно-панельной технологии.

Сейчас по поручению президента совместно с Минстроем нами уже подготовлен план мероприятий по расширению использования деревянных конструкций в строительстве.

Чтобы деревянное домостроение стало популярным в России, есть предпосылки — производство отечественными предприятиями новых материалов на основе древесины. Таким, например, является ЛВЛ-брус (конструкционный материал из слоёного шпона). По своим параметрам он существенно превосходит железные балки: обладает меньшим весом и высокой огнестойкостью. Другой популярный материал — ориентированно-стружечные плиты (ОСП) — славится своей экологичностью и устойчивостью к воздействиям внешней среды. Он широко применяется для отделки как снаружи, так и внутри дома.

Главное преимущество подобных материалов — универсальность. Они подходят для стройки в любом климате независимо от сезонности.

Помимо деревянного домостроения и других не менее важных векторов развития лесного комплекса отдельный блок стратегии будет посвящён развитию целлюлозно-бумажной промышленности. Это удивительно, но за историю современной России не построено ни одного нового целлюлозно-бумажного завода, по некоторым видам бумаги мы остаёмся импортозависимыми.

Сегодня в Забайкальском крае строится комбинат по производству 400 тыс. тонн небелёной целлюлозы. Этот проект реализуется с участием китайских партнёров (компания «Синбан») с заявленными инвестициями 30 млрд. рублей.

Хорошие перспективы для строительства подобных комбинатов есть в Красноярском и Хабаровском краях, Вологодской и Иркутской областях. К каждому такому проекту в части господдержки мы будем подходить индивидуально.

В отрасли лесопромышленного комплекса есть ещё ряд других непростых вопросов, на решение которых направлена разрабатываемая нами стратегия.

Но не могу не отметить, что движение вперёд началось ещё десять лет назад с формирования портфеля приоритетных инвестиционных проектов. Сейчас 29 из них завершены, ещё 94 в стадии реализации. Это очень масштабная работа, на которую уже направлено более 300 млрд. рублей.

К настоящему времени мы подготовили механизм отбора инвестпроектов, чтобы сместить акценты в пользу комплексного использования сырья. Для этого предлагается повысить планку минимальных инвестиций с 300 млн. до 500 млн. рублей по проектам, предполагающим модернизацию мощностей, и до 750 млн. рублей — для создания новых производств.

Чтобы снизить риск невыполнения принятых инвестором обязательств, должна измениться и сама схема предоставления льгот по аренде лесных участков. Во-первых, они будут предоставляться только после ввода лесоперерабатывающих мощностей в эксплуатацию. Во-вторых, действие льготы мы предлагаем ограничить сроком от 3 до 10 лет в зависимости от объёма инвестиций.

В целом мы рассчитываем, что разрабатываемая нами стратегия позволит выйти на формирование обновлённого портфеля наиболее эффективных производств продукции глубокой переработки за счёт вовлечения в оборот новых лесных массивов. Это даст возможность расставить приоритеты по господдержке.

Сейчас очевидно, что в число первостепенных задач войдут также обеспечение доступной сырьевой базы, развитие кадрового, технологического и научного потенциалов, а также совершенствование системы управления отраслью.

Наша цель в долгосрочной перспективе до 2030 года добиться увеличения вклада лесной отрасли в ВВП страны на 50% за счёт увеличения объёма отгруженной продукции и добавленной стоимости на единицу заготовленной древесины.



Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ.



Дата публикации: 6 марта 2017
Опубликовано в "Лесной Регион" №04(203)
Теги: Экономика, Промышленность



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий