Верните лесничего в лес!

19 июня 2016 года, а это совсем скоро, нас с вами, жителей лесного края, ждёт интересный юбилей — исполнится 190 лет со дня, когда император Николай I утвердил в России должность лесничего. Вот только дата хоть и значительная, да не радостная, лесничего сейчас в лесу днём с огнём не сыщешь! Но на пользу ли русскому лесу его отсутствие? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо пройтись по двухвековой истории российского лесничего и заодно поговорить о вчерашнем и сегодняшнем дне лесного хозяйства России.

 



Русский лесничий в царское время (1826—1917 гг.)

До 1917 года в Российской империи функционировала сеть казённых лесничеств. На юге и в центре страны эти лесничества объединяли сравнительно небольшие территории, на которых произрастали хорошо изученные леса. Совсем другими были леса Севера. Огромные лесные пространства там были изучены очень слабо, лишь небольшая часть северных лесов была снята на планы и карты.

Если говорить о лесах Архангельской губернии, которые нас больше всего и интересуют, то к середине ХIX века они были разделены всего лишь на семь крупных лесничеств: Архангельское, Холмогорское, Шенкурское, Пинежское, Мезенское, Онежское и Кемское. Затем их количество стало быстро расти, и к 1915 году лесничеств уже насчитывалось шесть десятков. Соответственно выросла и численность лесной стражи до полутора тысяч человек.

Лесничествами руководили лесничие — важные государственные служащие с высшим или средним лесохозяйственным образованием в чине титулярного, коллежского, тайного и даже статского советника, соответствовавшего военному званию генерал-майора! Все лесничие входили в состав специального Корпуса лесничих, который был учреждён в 1839 году. За длительную и безупречную службу лесничие награждались орденами св. Анны или св. Станислава наравне с другими гражданскими служащими. Все лесничие носили красивую форму с соответствующими регалиями, а к парадному мундиру выдавался кортик лесничего, украшенный головами совы и лебедя. Они символизировали мудрость и верность избранной профессии. Средний стаж службы лесничего на севере составлял 14 лет, однако среди них были и ветераны, отработавшие по 30-40 лет. Лесничие подчинялись лесным ревизорам, которых в Архангельской губернии насчитывалось 10 человек. Женщины на лесную службу не принимались, и только в 1916 году этот запрет был снят в связи с массовым призывом мужчин в армию.

Тогда лесничий являлся в лесу полновластным хозяином. Он осуществлял надзор за вверенными ему лесами, охранял их от самовольных порубок, руководил лесной стражей. Важным делом лесничего была организация и проведение лесных торгов, заканчивавшихся заключением контрактов с лесопромышленниками на продажу леса на корню. Лесничий следил за состоянием квартальной сети, лесных дорог, наблюдал за лесными промыслами: подсочкой, углежжением, смолокурением, добычей дёгтя.

Помимо исполнения возложенных на них обязанностей, часть лесничих занимались научной работой. Большинство выдающихся учёных в области таксации, лесоустройства, лесоводства, лесных культур начинали свою деятельность с должности лесничего. Жили лесничие в уездных городах или крупных населённых пунктах в добротных больших домах, в которых находились и служебные помещения. Например, в посёлке Обозерский здания Озерского казённого и Северного опытного лесничеств, построенные в начале прошлого века, сохранились до сих пор. Подводя итог работе лесного хозяйства в царской России, нужно отметить, что оно велось на высоком профессиональном уровне. Лесничие того времени пользовались вниманием государства, всеобщим уважением и почётом в обществе.

 



Русский лесничий в советское и постсоветское время (1917—2006 гг.)

После революции 1917 года лесничества как основное звено первоначально вошли в советскую систему управления лесным хозяйством без существенных изменений. Однако в 1931 году в связи с форсированным развитием лесозаготовок все леса в многолесных районах страны были переданы крупным лесозаготовительным предприятиям, а существовавшие до этого лесничества во главе с лесничими были упразднены.

Восстановлены лесничества были спустя 16 лет в 1947 году в результате проведённой реорганизации лесного хозяйства. Но это были уже не те лесничества, которые существовали в царское время. Функции и права прежних лесничеств были переданы вновь образованным лесхозам, а лесничества, лишённые самостоятельности, вошли в состав лесхозов в качестве их подразделений.

За время нахождения лесного хозяйства в составе лесозаготовительных предприятий практически исчезли опытные квалифицированные кадры лесохозяйственников. Поэтому в целях наполнения вновь образованных лесхозов грамотными специалистами для их подготовки были срочно организованы лесные школы, дополнительно открыты лесохозяйственные отделения и факультеты в техникумах и вузах.

Но несмотря на утрату самостоятельности, именно вновь образованные лесничества вместе с лесничими, их помощниками, лесотехниками (объездчиками) и лесниками на протяжении шестидесяти лет были основным звеном в системе управления лесами. Государственная лесная охрана лесничеств, в состав которой входили вышеуказанные специалисты, являлась подлинным хозяином леса и его ревностным хранителем. Она выполняла весь комплекс лесохозяйственных, лесовосстановительных, лесозащитных, противопожарных и лесоохранных мероприятий. В условиях недостаточного финансирования государством расходов на ведение лесного хозяйства и заработную плату работникам лесничеств самим приходилось зарабатывать недостающие средства, восполняя их недостаток. При этом выполнялись большие объёмы работ по рубкам ухода за лесом, а часть заготовленной при этом древесины шла на переработку в деревообрабатывающие цеха. Кроме того, выпускался широкий ассортимент товаров народного потребления и культурно-бытового назначения. Велась заготовка грибов, ягод, мёда, лекарственного сырья, новогодних ёлок, в питомниках и теплицах выращивался лесопосадочный материал, излишки которого реализовывались на сторону. Большое внимание уделялось заготовке шишек и получению из них семян. Продукция лесного хозяйства поступала на нужды народного хозяйства страны.

Так было во всех лесхозах страны. На традиционно высоком уровне была охрана лесов от пожаров. Все они, как правило, ликвидировались ещё в начальной стадии. Всё потому, что лесники и лесотехники досконально знали в своих участках каждый квартал, выдел, просеку и тропу. Поэтому они никогда не допускали распространения огня на большую площадь. Лесная охрана обладала специальными знаниями по тактике и технике тушения лесных пожаров и успешно применяла их на практике. В лесхозах имелись собственные средства пожаротушения, в течение пожароопасного периода работали пожарно-химические станции и команды из наёмных рабочих. Неоценимую помощь лесникам в тушении труднодоступных пожаров оказывали воздушно-десантные подразделения федеральной структуры «Авиалесоохраны».

Одним из главных направлений деятельности лесхозов и лесничеств являлся постоянный и действенный контроль за соблюдением лесного законодательства. Систематически проводились проверки работы лесозаготовительных предприятий, и в случае выявления лесонарушений виновным в них спуску не было.

Лесхозы и лесничества активно строили жильё. Это в сочетании с существовавшей системой распределения выпускников вузов и техникумов закрепляло на местах необходимые кадры.

Проводились съезды лесничих, учредили почётное звание «Заслуженный лесовод Российской Федерации» и нагрудные знаки: Х, ХХ, ХХХ и ХХХХ лет безупречной и долголетней службы в государственной лесной охране. За заслуги в лесовосстановлении награждали знаком «За сбережение и приумножение лесных богатств России». Были установлены классные звания: лесничий 1-го и 2-го класса с выплатой надбавок к заработной плате. Широкое распространение получило движение школьных лесничеств.

 



Нынешнее время: без лесничего (2007—2016 гг.)

Давайте присмотримся к сегодняшним временам. В 2006 году вступил в действие Лесной кодекс, согласно которому полномочия по управлению лесами вместе с управляющими структурами были переданы в регионы. Проверенная временем и отлаженная десятилетиями система в одночасье разрушилась. За Рослесхозом остался только контроль и надзор за исполнением данных полномочий. Было ликвидировано ФГУ «Авиалесоохрана». Его структуры тоже передали в регионы. Это нарушило маневрирование лесопожарными формированиями между регионами. Теперь, чтобы оперативно помочь терпящему бедствие субъекту федерации, требовалось вести переговоры на уровне власти региона. Лесной кодекс упразднил лесную охрану, а ранее существовавшие органы управления лесами на местах претерпели кардинальные изменения.

В итоге очередной, самой разрушительной реорганизации лесное хозяйство разорвали на две составляющие функции: контрольно-надзорную и хозяйственную. Причём этот разрыв был произведён без учёта того, что в лесном хозяйстве контроль и хозяйственная деятельность были органически соединены между собой. Так было на протяжении многовековой истории лесного хозяйства: лесничий в лесу всегда был одновременно и контролёром, и хозяином.

Лесной кодекс прежние лесхозы назвал лесничествами, а прежние лесничества участковыми. Кстати, не поражает слух тавтология: тут лесничество, там лесничество? При этом старинное, заслуженное звание лесничий исчезло совсем. Образование этих структур проходило на фоне значительного сокращения и без того немногочисленных кадров работников лесного хозяйства. Сегодняшний штат лесничеств — это лишь треть кадрового состава прежних лесхозов.

После реформирования прошло почти десять лет, срок вполне достаточный для подведения итогов и объективной оценки проведённых изменений в системе управления лесами. Прежде всего необходимо отметить, что ожидаемого реформаторами улучшения ведения лесного хозяйства и установления образцового порядка в лесу не произошло, как, впрочем, и при предыдущих реорганизациях лесного хозяйства. Наоборот, порядка стало значительно меньше. Снизились объёмы и качество лесохозяйственных и лесовосстановительных работ. Ухудшилась организация охраны лесов от лесных пожаров и незаконных рубок, поскольку лесную охрану ликвидировали! Давайте вспомним минувшее лето: только холодная и дождливая погода позволила нам избежать таких ужасных пожаров, как в Забайкалье, в Иркутской области и Бурятии. И у нас вполне мог повториться аномальный в пожарном отношении 2011 год!

Вновь образованные лесничества призваны обеспечить неукоснительный контроль и надзор за всем, что происходит в лесу. Как же выполняются возложенные на них обязанности? Лесничеством руководит специалист, соответствующий должности директора лесхоза, но это далеко не директор прежнего лесхоза. Он лишён инициативных управленческих полномочий, которыми обладал раньше, и скован по рукам и ногам жёсткой сметой расходов на текущий год.

Контрольно-надзорную деятельность в участковых лесничествах осуществляет специалист-эксперт, состоящий на государственной службе. Он является руководителем участкового лесничества и выполняет часть работы прежнего лесничего. Однако если раньше в распоряжении лесничего находилось 10-12 человек лесников и мастеров, то теперь помогают эксперту всего 2-3 человека. Да и забот у него по сравнению с прежним лесничим значительно поубавилось, полномочия эксперта теперь не распорядительские, а чисто инспекторские. В кармане у него — авторучка, а под мышкой папка с протоколами. В его задачу входит проверка работы лесопользователей, приёмка работ по контракту, отпуск леса местному населению, контроль за работой лесных пожарных и кипучая бумаготворческая деятельность: составление многочисленных отчётов и циркуляров.

Квалифицированных специалистов-профессионалов, так сказать, «зубров» лесного дела, в лесничествах осталось очень мало. Это в основном глубокие пенсионеры, чудом сохранившиеся в штатах после череды реформирований и реорганизаций. Уйдут эти «последние из могикан» на пенсию — и наступит кадровый коллапс, потому что замены им нет. Ещё до реформирования, с тех пор как было отменено распределение молодых специалистов на предприятия, они перестали приходить в лесхозы. А сейчас молодые специалисты в лесничества тем более не придут, потому что работники лесничеств получают низкую заработную плату. У мастера участка зарплата 13-14 тыс. рублей, это немногим больше величины прожиточного минимума, установленного в Архангельской области, а у специалиста-эксперта она составляет 23-25 тыс. рублей.

Не может сейчас лесничество обеспечить молодых специалистов и жильём, его теперь им надо или арендовать, или строить самим за свой счёт. Вот и посудите, поедет ли молодой специалист, обременённый семьёй, работать на периферию, в лес на таких условиях, да ещё в кризис? Поэтому и норовит молодёжь после окончания лесного учебного заведения остаться в городе, где ищет любую работу, лишь бы не ехать в глубинку! В лесничества вместо специалистов приходят на работу случайные люди, в основном женщины, которые предпочитают работу в офисе, от леса они очень далеки, глубокими практическими знаниями не обладают. Времена, когда дети лесоводов перенимали от своих родителей нелёгкую лесную профессию, когда в семьях лесников свято соблюдалась преемственность поколений и беззаветная служба лесу была в почёте, остались далеко позади. А лес в чём виноват? Верно, ни в чём! Он по-прежнему верный друг человека. Но, к сожалению, нас-то разучили быть его друзьями.

Исполнять контрольно-надзорную службу надлежащим образом можно только регулярно выезжая в лес на патрулирование, проверки и рейды. Но это удаётся далеко не всегда. Дело в том, что работников лесничеств захлестнул огромный бумажный вал, направляемый вышестоящими органами. При этом идёт много ненужных бумаг, на исполнение которых уходит время. А бумажный поток не ослабевает, наоборот, он набирает силу. Вот и получается, что выезжать часто на проверку в лес не хватает времени. К тому же далеко не во всех участковых лесничествах есть служебный транспорт, а там, где он есть, поездки в лес ограничиваются жёстким лимитом на расход горючего.

Одновременно с лесничествами была образована структура, в задачу которой входит лесохозяйственная деятельность в кварталах, свободных от закрепления, и в защитных лесах. В настоящее время эти обязанности возложены на Государственное автономное учреждение Архангельской области «Единый лесопожарный центр». В нашей области ЕЛЦ (так сокращённо он называется) образовали на основе Северной авиабазы охраны лесов, свои подразделения лесопожарный центр имеет во всех районах области. Эта организация ведёт лесное хозяйство в защитных и не закреплённых за арендаторами лесах. Все работы ЕЛЦ выполняет по контракту, проект которого составляется лесничеством, оно же производит приёмку выполненных работ по актам. В перечень выполняемых работ входят: прокладка противопожарных полос и уход за ними, развешивание аншлагов, устройство мест отдыха. Выполняет ЕЛЦ небольшие объёмы работ по уходу за молодняками. С помощью школьников в течение двух лет производили посадку леса на пожарищах 2011 года. Главная задача этой организации в её названии — лесопожарный центр. Да, именно они обязаны заниматься тушением лесных пожаров на подведомственной территории. Для этого ЕЛЦ располагает специальной техникой и лесопожарной командой, принимаемой на сезон. Надо сказать, что бюджетные средства на ведение лесохозяйственной деятельности выделяются ЕЛЦ ограниченно. Поэтому не выполняются другие нужные для леса работы, которые в бытность прежних лесхозов и лесничеств выполнялись в обязательном порядке.

Больно смотреть, как зарастают бурьяном заброшенные теплицы и лесопитомники, стоят развалины шишкосушилок и деревообрабатывающих цехов, построенных в бытность лесхозов. Сколько на них было затрачено труда, финансовых средств, творческого поиска и смекалки лесничих, и выходит, всё впустую? Почему раньше это считалось важным делом, а теперь вдруг сразу оказалось ненужным? При реформировании лесхозов ЕЛЦ было передано много различной техники. Куда теперь она вся подевалась?

Для того чтобы вырастить ценные леса из хвойных молодняков естественного и искусственного происхождения, необходимо систематически проводить за ними уходы с удалением лиственных и отставших в росте неперспективных хвойных пород (осветления и прочистки). Если при лесхозах такие уходы проводили систематически и их выполнение находилось на особом контроле, то сейчас они выполняются в явно недостаточных объёмах. В итоге хвойные молодняки, нуждающиеся в таких уходах, заглушаются лиственными породами, снижается их производительность. Может быть, никто не заинтересован в их проведении потому, что от этих рубок не получить сиюминутного дохода?

Испокон веку лесники следили за состоянием квартальной сети и периодически очищали квартальные просеки от лесной растительности, меняли подгнившие квартальные столбы. Помните расчищенные квартальные просеки в лесу с чётким просветом («трубой»), пикетными и километровыми столбиками, аккуратными квартальными столбами, установленными на углах кварталов? Так вот, сейчас мы этих просек в лесу не найдём, потому что их теперь никто не чистит и не заменяет подгнившие столбы. Квартальная сеть — основа лесного хозяйства. Боюсь, что эту основу мы уже потеряли!

По моему мнению, какой-то несолидной получилась эта хозяйственная структура, прежде всего потому, что в ней совершенно отсутствуют кадры специалистов. Ну нельзя вести хозяйство не имея абсолютно никакого понятия о том, как это делать. За советами и консультациями в лесничество не набегаешься!

Обратимся теперь к арендаторам участков лесного фонда. На арендованных ими участках лесного фонда они обязаны помимо лесозаготовок заниматься посевами и посадками леса, уходами за молодняками, выполнением предупредительных противопожарных мероприятий и тушением лесных пожаров. Всё это у них прописано в договорах аренды. Надо сказать, что свои обязательства арендаторы выполняют. Правда, качество выполняемых ими работ оставляет желать лучшего, да и делают они их под угрозой штрафных санкций. Ни на приобретение лесокультурной техники, ни на содержание специалистов лесного хозяйства лесозаготовители тратиться пока не желают. Приоритетом арендаторов по-прежнему остаётся заготовка древесины, а на ведение лесного хозяйства они смотрят как на досадное недоразумение. Полагаю, что изменить подход арендаторов к ведению лесохозяйственной деятельности может только постоянный жёсткий контроль лесничеств за выполнением ими договорных обязательств. Нужно, чтобы арендаторы чувствовали себя в своей аренде не временщиками, а хозяевами. Помочь в этом может заключение с ними договоров аренды на долгосрочной основе.

Когда обсуждался проект Лесного кодекса, я неоднократно выступал в районной и областной печати с предложениями о необходимости сохранить в новой редакции Лесного кодекса государственную лесную охрану и институт лесничего. Вносил предложения на рассмотрение областного Собрания депутатов, однако всё это оказалось «гласом вопиющего в пустыне».

Подводя итог вышесказанному нужно признать, что изменения в управлении лесами, проведённые на основе Лесного кодекса, успеха пока не принесли, это очевидно. В настоящее время управление лесами децентрализовано и неэффективно.

Для того чтобы навести в лесу порядок, нужно пересмотреть ныне действующий Лесной кодекс и возвратить управление лесами и «Авиалесоохрану» с регионального уровня на федеральный. Необходимо возродить лесную охрану и вернуться к зарекомендовавшей себя и проверенной временем организационной структуре управления лесами, действовавшей в период с 1947 года по 2007-й. Нужно вернуть в русский лес его подлинного хозяина, каковым я считаю лесничего! Но при этом ни в коем случае не следует унижать лесничего, заставляя его рубить лес и изыскивать средства на собственное пропитание. В его руках, как и прежде, должны быть и контрольные, и хозяйственные функции. Надо повышать работникам лесного хозяйства заработную плату, в настоящее время ответственность и труд, затрачиваемый работниками леса, не соответствуют уровню получаемой ими зарплаты. Для прибывающих на работу специалистов необходимо строить или приобретать жильё, иначе на работу в лесные посёлки при отсутствии достойной зарплаты и жилья они не поедут.

И самое главное: необходимо создавать новые кадры лесных работников взамен утраченных. Конечно, это будет сложный и длительный процесс, но иного пути нет. Для этого придётся заново открывать лесные школы, увеличивать приём в лесные техникумы и вузы, возрождать преемственность поколений лесоводов, как это и было раньше. Установить перечень возможных льгот для привлечения молодёжи в лесничества. Только так можно обеспечить наполнение отрасли грамотными квалифицированными специалистами, преданными своей профессии. Можно бесконечно перестраивать и реформировать систему, издавать бесчисленное множество нормативных актов, разрабатывать новые технологии, но главный упор должен быть сделан на кадры, на привлечение энергичных, грамотных молодых людей, с которыми можно решать любые задачи, сохранять и приумножать славные традиции отечественных лесоводов.

Я высказал своё мнение, которое сложилось у меня после долгих раздумий о судьбе лесного хозяйства. Может, другим оно покажется спорным, но это мнение человека, чья жизнь на протяжении пятидесяти лет неразрывно связана с лесом, и мне не безразлична его будущая судьба. К моему стажу можно прибавить ещё тридцать пять лет служения лесу моего отца. Таким образом, два поколения семьи Зябловых отдали лесам в общей сложности восемьдесят пять лет своей жизни, а это немало!

Заканчивать на пессимистической ноте не хочу, я глубоко убеждён, что в судьбе русского леса обязательно грядут перемены к лучшему. Только хочется, чтобы они пришли как можно скорее.



Василий ЗЯБЛОВ, лесовод. п. Обозерский.



Дата публикации: 21 июня 2016
Опубликовано в "Лесной Регион" №11(191)
Теги: Юбилеи



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий