Экологический сбор получил «неуд»

Минэкономразвития (МЭР) отрицательно оценило проект правительственного постановления, подготовленный Минприроды, об установлении размеров ставок экологического сбора.

По оценке МЭР, размеры ставок необоснованно высокие. Так, за каждую произведённую тонну бумаги или картона экосбор может составить около 2,4 тыс. руб., резины (в том числе автомобильных шин) – 7–9 тыс. руб., пластмассы – 3,7 тыс. руб., аккумуляторных батареек – 33,4 тыс. руб., фенов или электрических чайников – 26,4 тыс. руб. Общая нагрузка на бизнес может достигать более 30 млрд. руб., (что станет для производителей поводом повысить цены на свою продукцию). Во-вторых, предлагаются унифицированные ставки для разных групп товаров, что неправильно. Ведь утилизация бумаги, картона, резины не может стоить одинаково.

По словам главы Минприроды Сергея Донского, размеры ставок, рассчитанные совместно с экспертами Высшей школы экономики, а также с использованием данных Академии коммунального хозяйства, сопоставимы с аналогичными экологическими платежами производителей товаров в странах ЕС. Как подсчитали в Минприроды, только за два года действия экологического сбора станет возможным строительство 24 сортировочных комплексов и 831 технологической линии по переработке отходов. По расчётам ведомства, влияние платежа на цены не превысит 0,2% в год.

Однако у Минэкономразвития иное мнение. Как сообщили в МЭР, если постановление вступит в силу по предложенным ставкам, бизнес в 2016 году вынужден будет заплатить в федеральный бюджет более 30 млрд. рублей. «В среднем в России ежегодно образуется 5 млрд. тонн отходов, круг участников – более 6 млн. хозяйствующих субъектов, – объясняет свою позицию директор департамента оценки регулирующего воздействия МЭР Вадим Живулин. – Наши эксперты задают справедливые вопросы: по какому принципу рассчитываются эти ставки, почему разные по составу (и соответственно переработке) товары оцениваются одинаково, как быть с упаковкой и как в итоге будет выглядеть сам процесс утилизации? При этом важно понимать, что любое повышение затрат сказывается на конечной стоимости продукции».

Иная позиция у «мусорщиков». Они говорят, что утилизационные производства в Европе дотируются государством: без гос-поддержки это затратный, невыгодный бизнес. Правда, некоторый интерес представляет вторичная переработка бумаги и картона. Что касается утилизации батареек, то единственный завод в России, где перерабатывают батарейки и аккумуляторы для вторичного использования, находится в Челябинске.

Уточним, что регулирующие ведомства действуют в рамках исполнения поправок к Закону «Об отходах производства и потребления», принятых в конце 2014-го. Предпринимателей от уплаты экосбора в этом году освободили. Однако это всего лишь тайм-аут. Кроме того, шины, бумагу, ртутьсодержащие лампы и аккумуляторы подлежат утилизации уже с 1 января 2016 года. Согласно принятым поправкам, производители должны выбрать свой вариант участия в программе утилизации: либо уплачивать так называемый экологический сбор, ставки которого пока не установлены, либо заниматься утилизацией самостоятельно, создавая собственную инфраструктуру по утилизации или нанимая компании, занимающиеся утилизацией.

Сейчас практически все отходы, относящиеся к самой высокой степени опасности, содержащие ртуть, кислоту, кадмий и т. д., подлежат захоронению на действующих мусорных полигонах. Хорошо, если этот процесс происходит по установленным нормативам, но нередко их нарушают. По мнению экспертов, с введением экологического сбора ситуация вряд ли кардинально поменяется. Деньги, конечно, соберут, но не факт, что новый закон действительно пойдёт на пользу экологии. Пока ведомства спорят о ставках экосбора, особо опасные отходы не утилизируют, а вывозят на мусорные полигоны.



Вадим БЕЛОВ.



Дата публикации: 16 ноября 2015
Опубликовано в "Лесной Регион" №17(179)
Теги: Экология



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий