Когда леса давали прибыль

- В связи с предстоящими выборами органов власти считаю необходимым напомнить, что политические партии, прошедшие в Госдуму имеют право и должны потребовать от правительства публикацию
и обсуждение фактических (цифровых) данных не только о проведённых в наших лесах мероприятиях и израсходованных деньгах, но — в первую очередь — о происшедших изменениях важнейших таксационных характеристик древостоев по субъектам Федерации, где были (ещё остались) леса, экономически доступные для доходной хозяйственной деятельности.

Почему я считаю вышеназванное необходимым?

Потому что правительство (в лице МПР и его агентства «Рослесхоз»), опираясь на сформированный институт «незнаек», способствовало появлению законодательно-нормативных актов и решений, исключающих уже саму возможность ведения в стране правильного (неистощительного и доходного) лесного хозяйства и легализующих ускоренное (хищническое) истребление экономически доступных лесов без гарантии их полноценного воспроизводства.

Потому что сегодня налицо множество действий правительства по дезорганизации государственного лесного хозяйства, по подмене его стратегических интересов краткосрочными коммерческими интересами частновладельческих структур своего и транснационального лесного бизнеса, не желающих вкладывать деньги в создание лесосырьевых плантаций и строительство предприятий для глубокой переработки малоценной древесины. За всем этим сегодня нельзя не увидеть ещё более разрушительные намерения правительства в виде «интенсификации» лесопользования путём снижения возрастов рубок не на рукотворных плантациях, что разрешает действующий Лесной кодекс, а в наиболее ценных, созданных природой лесах, не достигших хозяйственной и возобновительной спелости.

Для иллюстрации того, что в экономическом плане могла бы дать России другая лесная политика, сошлюсь (не в первый раз) на следующие цифры.

В 1913 году от продажи леса на корню лесничествами Лесного департамента (он был тогда в ведении Министерства земледелия и «командовал» лесами на 60% площади лесного фонда страны) был получен доход: «валовый» — в сумме 96,2 млн. руб. и «чистый» — в сумме 64,3 млн. руб. Российский рубль тогда «весил» 0,77 грамма золота. Соответственно, в том году наш валовый лесной доход был эквивалентен 74 тоннам золота, а чистый — 54 тоннам. Для сравнения ещё скажу, что в 1913 году на приисках России было добыто 62 тонны золота.

Приведенные цифры кажутся невероятными. Однако такое было, что легко проверить, если обратиться хотя бы к двум источникам — книге В. Ю. Катасонова «Золото в экономике и политике России (М., 2009, 287 с.) и книге В. В. Фааса, Ю. А. Рогера и др. «Результаты бывшего казённого лесного хозяйства к 1914 г.» (СПб, 1914; 2010, 183 с).

Понятно, что сегодня нельзя вдруг сделать наше разбитое почти вдребезги лесное хозяйство таким же высокодоходным, каким оно было раньше. Однако стремиться к этому наше правительство может и должно.



И. ШУТОВ, профессор, г. Санкт-Петербург.

 


Дата публикации: 16 июня 2015
Опубликовано в "Лесной Регион" №11(173)
Теги: Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий