Мифы Двинско-Пинежского междуречья

В последнее время вокруг создания ландшафтного заказника в междуречье Северной Двины и Пинеги распространяется множество мифов и заблуждений. Всемирный фонд дикой природы развеивает их.

 

Миф 1. Заказник остановит социально-экономическое развитие районов.

Площадь проектируемого заказника, казалось бы, велика – около 400 тысяч гектаров. Но это всего лишь 40% от общей площади старовозрастного лесного массива в междуречье Двины и Пинеги. Оставшиеся 60% малонарушенных лесов междуречья, как и прежде, будут вовлечены в лесохозяйственное освоение. Это компромиссное решение, которое позволит соблюсти баланс между экономикой и экологией. При этом общая площадь заказника составит лишь около 2% от площади лесного фонда Архангельской области, причём это удалённые и в значительной степени низкопродуктивные леса. Ни внутри проектируемого заказника, ни вокруг него на расстоянии многих километров нет ни дорог, ни населённых пунктов — это окраины Холмогорского, Пинежского, Виноградовского и Верхнетоемского районов.

 

Миф 2. После создания заказника людям запретят ходить в лес.

Заказник – это не заповедник, никакого запрета на посещение там быть не может. Более того, это будет ландшафтный заказник, главная задача которого – сохранить экосистемы от разрушающих видов воздействия, а именно – промышленных лесозаготовок, добычи полезных ископаемых, массовой коммерческой охоты и рыболовства.

Все разрешённые виды пользования, включая любительскую охоту и рыбалку, сбор грибов и ягод, туризм, должны будут осуществляться в соответствии с российским законодательством, то есть так же, как и в любом другом месте. Следить за соблюдением этих законов будут инспекторы заказника.

Миф 3. Леса в междуречье сплошь перестойные, если их не срубить, лес сгниёт и пропадет.

Коренной лес живёт точно так же, как и люди – деревья рождаются и умирают постоянно. Если мы начнём считать в ельнике именно старые деревья, то их окажется гораздо меньше, чем молодых, и тем более подроста. Умрёт и упадёт «перестойная» ель – на её месте сразу окажутся несколько молодых, но только одна-две доживут до того же преклонного возраста
и тоже упадут. Старение, смерть, обновление – естественные процессы, которые сформировались задолго до того, как на планете появился человек.

Если же говорить конкретно о территории будущего Двинско-Пинежского заказника, то тайга там остаётся именно такой, как сейчас, уже не менее 3,5-4 тысяч лет. Это – сложившаяся экосистема, с валежом и сухостоем, со своими законами, со сложными связями между самыми разными видами организмов.

Любое вмешательство в эту экосистему принесёт ей вред. Тем более – в виде 50-гектарных лесосек, которые практикуются сейчас. Поэтому «спасать» малонарушенные леса от гибели не нужно – природа сама давно обо всём этом подумала.

 

Миф 4. Если не сгниют, то сгорят. Междуречье – пороховая бочка.

Так всё-таки сгниют или сгорят? Несколько лет назад леса Двинско-Пинежского водораздела объявили «пороховой бочкой Европы» из-за обнаруженного там процесса усыхания ельников. Однако, по мнению экспертов WWF, пожароопасными усыхающие ельники не являются. За 2006—2013 годы на территории будущего заказника леса горели всего дважды, и это были те сосняки, которые горели регулярно и многие десятилетия до того. Ещё один раз огонь вспыхнул непосредственно близ лесовозной дороги одного из леспромхозов.

А вот коренные ельники – не горели, и это неудивительно, потому что так называемое «усыхание» всего лишь созвучно слову «сухой». На самом деле это скорее гниение на корню. Такая древесина плохо горит, даже если её положить в костёр.

К сожалению, миф о «пороховой бочке» оказался живуч. Под борьбу с усыханием были выписаны разрешения на санитарные рубки на многие сотни тысяч кубометров, на создание противопожарных разрывов. Экологи сравнивают это с тушением пожара бензином, потому что по периферии гигантских «санитарных» делянок, да и вдоль сделанных разрывов лес усыхает с утроенной интенсивностью.

А вот при удалении от вырубок в глубь коренной тайги усыхание ельников резко ослабевает. А мелкие, диффузные очаги усох-
ших ельников прекрасно восстанавливаются и не наносят урона экологической ценности лесов междуречья. В этом убедились специалисты, принимавшие участие в экспедициях Всемирного фонда дикой природы в массив.

 

Миф 5. На вырубках и во вторичных лесах живности куда больше, чем в этих старых ельниках.

В городах вообще на порядок больше воробьёв и голубей, чем птиц в тайге! Значит ли это, что мы должны всю нашу землю заселить теми видами, которые сопутствуют человеку? Чем мы оправдаем то, что и у нас в Архангельской области уже редко можно увидеть филина, куницу, лесного лемминга?

Да, в первые годы на вырубках, особенно на их окраинах, происходит временное обогащение видового состава – там появляются новые виды, а некоторые типично таёжные пытаются выжить. Лось выходит кормиться на окраины вырубок, но после того, как они затянутся берёзово-осиновым жердняком, покидает эти территории.

А многие виды, которые являются визитными карточками Севера, и вовсе не могут приспособиться к резко изменившимся условиям и исчезают навсегда. Заказник поможет их сохранить. Приведём два конкретных примера.

По территории будущего заказника протекает 18 семужье-нерестовых рек. Сёмга – одно из главных природных богатств Архангельской области, но для того, чтобы она могла успешно нереститься, а икра и мальки – выживать, нужна чистая, прохладная вода, а не та муть, которая сбрасывается сейчас в реки с территорий сплошных рубок.

Центр Двинско-Пинежского междуречья — это одна из немногих в области территорий, где сохранился дикий северный олень. Когда-то лесная форма оленя была широко распространена на всём Севере, теперь же она – на грани исчезновения. И большую роль в этом играет, наряду с браконьерством, уничтожение пригодных для них местообитаний (сочетание боров-беломошников, ельников и болот).

Вряд ли это полный список «мифов», наверное, будут появляться и новые. Можно лишь сказать в заключение – главная цель экологов в том, чтобы жители Архангельской области получали от природопользования как можно больше экономических выгод, при минимальном экологическом ущербе. Пока всё происходит ровно наоборот, и мы все становимся свидетелями обмеления рек, нестабильности погоды и повышения частоты аномальных явлений.

Создать Двинско-Пинежский заказник – значит создать мощный стабилизатор окружающей среды в центре Архангельской области. Сделать это проще, чем потом бороться с результатами исчезновения нетронутой природы.

И, кроме того, нужно понимать, что уничтожить нетронутую природу можно очень быстро. Но воссоздать её ни при нашей жизни, ни при жизни праправнуков будет нельзя. Её нужно просто защитить сейчас.

Пресс-служба Архангельского отделения WWF.

 

От редакции.

Будет интересно выслушать мнение лесозаготовителей, и местных властей, имеющих отношение к территории создаваемого заказника.


Дата публикации: 18 августа 2014
Опубликовано в "Лесной Регион" №12 (155)
Теги: Лесное хозяйство




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий