Турдеевская лесобиржа – 30 лет спустя

К Дню работников леса хотелось бы подготовить материал о том, как процветает лесная отрасль. Сообщить читателям, что стремительно увеличиваются объёмы лесозаготовок, выработка пиломатериалов, целлюлозы и бумаги, а зарплата тружеников леса растёт день ото дня; открываются новые предприятия, появляются новые виды лесопродукции. Известить читателей о том, что в леспромхозы, на лесозаводы, ЦБК просто невозможно устроиться на работу, потому что там конкурс, как на депутатское кресло.
Только вот чтобы создать такую радужную картину, требуются соответствующие факты. Но факты говорят о другом. В области немало рабочих посёлков, откуда «ушло» производство. Автор этих строк после окончания АЛТИ 8 лет трудился на Турдеевской лесобирже, и поэтому решил через 30 лет посмотреть, что же стало с посёлком и некогда самым современным предприятием, где перерабатывалось в год до 300 тыс. кбм хлыстов.
Посёлок обветшал. Разобран клуб, разрушено здание почты, столовой, появилась даже своя «Рублёвка», где живут граждане, мягко говоря, не слишком состоятельные и по разным причинам вынужденные переехать «за город». Работы в Турдеево нет. Действуют лишь баня, кочегарка, цех «Вторчермета» да малюсенький цех по производству строительных блоков. Молодёжь в основном работает в Новодвинске. Нижний склад зарос бурьяном, раскряжёвочные линии и бытовые помещения выглядят словно после бомбёжки. Жалкое зрелище представляет собой и выгрузочный ковш, где когда-то стоял 30-тонный кран и выгружал пучки хлыстов из воды на лесовозы. На месте грузового и пассажирского причалов торчат лишь сваи… А когда-то на Турдеевке причаливали т/х «Заря» и речной трамвай МО, на грузовом причале хранился сплавной такелаж, плавкран грузил лесовозы. 
Возникает закономерный вопрос: можно ли было сохранить производство на Турдеевке? Скорее всего, только теоретически: если бы на лесобирже не только кряжевали хлысты, но и занимались лесопилением в больших масштабах, вырабатывая продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Однако сложно представить, чтобы сумели договориться и создать совместное предприятие владельцы леспромхозов, лесобиржи, лесопильщики.
В период приватизации новых владельцев предприятий ЛПК опьянил дух свободы. Все реши-ли, что выживут в одиночку, и смело пустились в плавание по волнам рынка, не зная финансового брода, водоворотов убыточности, подводных камней банкротства. По этой причине была ликвидирована акционерная компания «Северолес», в которую входили десятки лесных предприятий. Не пожелали владельцы лесных предприятий действовать сообща, вместе решать возникающие проблемы, которых с каждым днём становилось всё больше. Тем временем из мутной рыночной глубины появились акулы капитализма и без труда заглотали мелкую рыбёшку ЛПК. Турдеевка оказалась не нужна даже этим акулам.
Хотя на первый взгляд здесь было всё необходимое: мощности по раскряжёвке хлыстов, крановое хозяйство, ж/д тупик, лесостоянки, способные даже весной принимать до 150 тыс. кбм древесины, автодороги, рядом — потребитель балансов Архангельский ЦБК. Тем не менее, лесных бизнесменов Турдеевка не заинтересовала. И судьба предприятия была решена.
Разрушительным для предприятий ЛПК стало новое российское законодательство, написанное под диктовку «гениальных» российских и зарубежных специалистов. Стало просто выгодно отдельным категориям людей банкротить предприятия, появилась возможность получить быстрые деньги, распродавая имущество предприятий ЛПК. На металлолом разрезалась исправная техника, рельсы УЖД, катера, плавкраны, с лесных дорог снимались и продавались ж/б плиты. Банкротство проводилось топорно, вместо того, чтобы сохранить эффективные производства (на Турдеевке такими были цеха технологической щепы и лесопиления), предприятие разрушалось целиком.
После таких конкурсных процедур на месте некогда действу-ющих предприятий образовалась пустыня, что мы и видим на снимках. И если жители Турдеевки могут найти работу в Новодвинске и Архангельске, то у жителей отдалённых лесных посёлков такой возможности нет.
Однако есть в Архангельской области примеры иного рода, когда, что называется, на ровном месте появляются новые лесные предприятия. Достаточно вспомнить Владимира Буторина, Андрея Палкина, Николая Попова, Александра Батракова и ещё десятки энергичных людей, сумевших создать эффективные предприятия. Видимо, на Турдеевке не нашлось такого предприимчивого человека. Периодически в Архангельске проявляются крупные бизнесмены, заинтересованные в создании нового предприятия, и вдруг кого-то из них заинтересует производственная территория Турдеевки? 
Поездка на старое место работы оставила горькое чувство. В моей памяти Турдеевка была кипящим котлом, где бурлило производство. Не только кряжевались хлысты, но и действовала своя пилорама, работал цех технологической щепы, гараж, электроцех, подсобное хозяйство, строилось и ремонтировалось жильё, работал спортзал, клуб. 
Прежде на Турдеевку приезжали министры, здесь проводились всесоюзные совещания специалистов лесной отрасли, в производственных цехах трудились сотни людей. Теперь здесь тишина и очень туманные перспективы. Вдохнуть жизнь в умирающие лесные посёлки, которых в области немало, совместная задача власти и бизнеса.


Сергей КОНДРАТЬЕВ
в далёком прошлом 
старший мастер водного цеха Турдеевской лесобиржи.


Дата публикации: 15 сентября 2013
Опубликовано в "Лесной Регион" №14(138)
Теги: Кризис



Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий