Шире ассортимент!

Крупные целлюлозно-бумажные, лесопильные и другие перерабатывающие комбинаты переживут вступление в ВТО сравнительно легко, считает заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Николай Кротов. «Они имеют свои ниши на европейских, азиатских, тихоокеанских рынках. И пока их некому заместить», — заявил представитель ведомства на пресс-конференции в Москве.
Кроме того, смягчить последствия от вступления России в ВТО позволит трёхлетний переходный период по мерам таможенно-тарифного регулирования, который предусмотрен для лесного сектора.
Но сложности всё же будут. В первую очередь они касаются малого бизнеса. «Небольшие предприятия в основном ориентированы на внутренний рынок. И рычагов по его защите от свободных поставок продукции из-за рубежа гораздо меньше. Есть надежда, что будет принят блок протекционистских мер со стороны государства», — считает Николай Кротов.
Ресурсы для этого есть. Например, в регионах работают программы строительства жилья для многодетных семей, молодых специалистов, в том числе в селе. Предприятия российского лесного комплекса могли бы производить продукцию для строительства домов при поддержке государства. «Это представляется тем государственным регулятором, который позволит максимально смягчить риски негативных последствий», — отметил Николай Кротов. При этом сами предприятия должны заботиться о расширении ассортимента и повышении качества продукции. Например, в России могли бы более активно использоваться древесно-пластиковые композиты для производства окон. Ещё одна ниша — производство пищевой упаковки. Но она должна отвечать современным требованиям, например, содержать минимальное количество химикатов.
Сгладить последствия вступления в ВТО лесному бизнесу поможет диверсификация производства.
Между тем с 3 марта вступает в силу новый регламент Евросоюза, предусматривающий сертификацию лесоматериалов. Это значит, что покупатели леса в Евросоюзе будут нести ответственность за легальность происхождения древесины, из которой производится их продукция. А российский бизнес должен будет предоставлять покупателям соответствующие документы. В экспертной среде не раз высказывались сомнения в готовности российских поставщиков древесины к новым условиям. Однако Николай Кротов их не разделяет. «Добровольная сертификация существует уже давно, и Россия — одна из стран, которая активно в этом участвует. Практически все компании, работающие на северо-западе страны, Дальнем Востоке, имеют сертификаты по системе Лесного попечительского совета», — рассказал он. Но, по мнению представителя лесного ведомства, необходима чёткая позиция государства, которая позволит конкретно обозначить лесопользователей, заготавливающих древесину легально.
«Первый шаг в этом направлении сделан: в рамках распределения квот по льготному таможенному обложению по экспорту Минпромторг с прошлого года на сайте размещает список арендаторов, которые имеют право на заготовку сосны и ели. И при этом не имеют задолженности в бюджет», — уточнил Николай Кротов. В Рослесхозе рассчитывают, что в дальнейшем одним из оснований для исключения из этого списка будет не только нелегальность заготовки древесины, но и невыполнение арендатором условий по санитарной очистке участков и лесовосстановлению. Кстати, примерно в таком же направлении сейчас выстраивается лесная политика в государствах Юго-Восточной Азии и Китае.
 
 
Алёна УЗБЕКОВА.

Дата публикации: 18 февраля 2013
Опубликовано в "Лесной Регион" №03(127)
Теги: Промышленность




Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий