Экспорт леса лежит бревном

«Экспорт российского леса в 2023 году едва перевалил за половину от своих докризисных объёмов. Потеря рынков ЕС и Северной Америки полностью не компенсируется развитием новых направлений, в числе которых наиболее перспективные – страны Средней Азии, Азербайджан и Иран. Нарастить же экспорт в Китай мешают инфраструктурные ограничения на БАМе и Транссибе, а также кризис на местном рынке недвижимости. Экспорт российского леса в 2023 году сократился почти вдвое к уровню 2021 года – на 45%, с 45 млн. до 25 млн. тонн», – следует из презентации управляющего директора «Транслеса» Руслана Пряникова.

В структуре экспорта произошли серьёзные изменения. Так, половина экспорта в 2023 году приходилась на пиломатериалы (в 2021 году — лишь 38%). Господин Пряников объясняет рост доли пиломатериалов тем, что в связи с закрытием рынков Европы, в частности Финляндии, и усложнением поставок в Северную Америку сократился экспорт пеллет, плитной продукции и шпона. Пиломатериалы полностью потеряли экспорт в Европу.

Снизился экспорт в Китай в связи с тем, что китайский рынок недвижимости до сих пор испытывает кризис.

За последние два года китайский рынок недвижимости сократился на 60%. Это связано с кризисным и предбанкротным состоянием ряда девелоперов в Китае. Рынок недвижимости напрямую коррелирует с потреблением пиломатериалов. По США – без изменений, Россия там не особо представлена по пиломатериалам.

В Японии – снижение, Египет, Саудовская Аравия – тоже. В Индии мы практически не присутствуем. Единственные рынки, которые остаются стабильными, это Центральная Азия, Азербайджан, Иран.

Что касается круглого леса, который Россия традиционно поставляла в Китай и Финляндию (9% в структуре экспорта по итогам 2023 года), то в 2022 году пришли к тому, что в Финляндии лес попал под запрет, и на сегодняшний день лес туда вообще не экспортируется, а по Китаю есть внутренние ограничения, которые возникли в последнее время: это и пошлины, и запрет экспорта хвойных пород. Надо как можно скорее расширять провозные мощности БАМа и Транссиба – «не на 30 млн. тонн, а на 300», отмечая, что вся страна уткнулась в «бутылочное горлышко» на Восточном полигоне.

Поставки пеллет (7% в структуре экспорта 2023 года) в Европу полностью прекратились. Сегодня остался единственный рынок – Япония и Корея, но он не может закрыть всю потребность в экспорте. Важный вопрос для потребления пеллет, который сегодня решается на уровне правительства, – перевод котельных на использование возобновляемых энергоресурсов.

По мнению господина Пряникова, есть несколько вариантов расширения экспорта. Один из них – увеличение поставок по маршруту Север–Юг через Азербайджан и Иран. Однако он отмечает, что там есть сдерживающие факторы, связанные с обработкой грузов на терминале в Астаре на границе с Ираном: среднее время выгрузки вагона – 10 суток, иногда простои доходят до 30 суток.

Есть хороший потенциал повышения эффективности перевозок в случае возврата гружёных платформ, однако по требованию таможенных органов погрузка контейнеров на лесовозные платформы, оборудованные торцевыми щитами, невозможна. Последние не позволяют открыть двери контейнера, а на станциях пограничных переходов нет оборудования, чтобы выгрузить контейнер с платформы в зону таможенного досмотра.

Выходом из данной ситуации могло бы стать оформление таможенными органами РФ необходимых документов с досмотром на конечных станциях назначения России. Помимо этого, остро стоит вопрос согласования перевозок в Китай для необработанной осины и берёзы, возможности переработки которых в России недостаточны.

По мнению аналитика Михаила Бурмистрова, нужно не пытаться восстановить экспорт до недостижимого докризисного уровня, а активно работать над увеличением объёма потребления в России. В области потребления топливных гранул, технологической щепы перспективы лежат в переводе котельных и малой генерации на эти виды топлива там, где это целесообразно.

Также перспективно производство домокомплектов. Господин Бурмистров отмечает привлекательность глубокой переработки – в этот сектор пришли крупные инвесторы, например «Технониколь», приобретены российскими инвесторами предприятия IKEA, плюс внутренний спрос на мебель активно растёт, как и объёмы ввода жилья.

Экспорт лесной продукции на длинные плечи глобально нецелесообразен, считает он, но есть перспективы его контейнеризации и отправки контейнеров, например, через порты Северо-Запада.

Контейнерные перевозки лесных грузов действительно растут, однако в железнодорожном сегменте они увеличиваются очень медленно. В январе–феврале перевезено 88,5 тыс. TEU (рост 0,8% к тому же периоду годом ранее).

По итогам года объём перевозок лесных грузов в контейнерах составил 597,2 тыс. TEU (рост 2% к 2022 году). Перевозки же лесных грузов в 2023 году заметно упали – на 14,2%, до 26,9 млн. тонн, по итогам января–февраля 2024 года наблюдается некоторый рост. Но это всё ещё на треть меньше, чем в те же месяцы 2021 года.

Перевалка лесных грузов в морских портах России, по данным «Морцентр-ТЭК», в январе–феврале сократилась на 35,6%, до 439,6 тыс. тонн, продолжая тренд 2023 года, когда она упала на 28,2%, до 2,3 млн. тонн.

Как пояснили в Рослесинфорге, сейчас экспортные потоки практически полностью обращаются в сторону Азии. Например, в досанкционный период доля азиатских стран в структуре экспорта пиломатериалов составляла около 70–80%, а в 2023 году – это уже 98%. «Китай был и останется основным торговым партнёром России, последние несколько лет мы не наблюдаем снижений – всё держится примерно на одном уровне.

Ещё 2 основных партнёра – Узбекистан и Казахстан». Вряд ли в 2024 году ситуация по ключевой тройке сдвинется, полагают в агентстве.


Ольга МОРДЮШЕНКО.


Дата публикации: 22 апреля 2024
Опубликовано в "Лесной Регион" №07(340)
Теги: Экспорт




Другие новости по теме:




Сообщить о ошибке


Комментарии (0)
Оставить комментарий