Лесной форум

Открывая Международный лесной форум, губернатор Архангельской области Илья Михальчук отметил, что нынешний форум проходит под знаком Международного года лесов. Далее губернатором было предложено учредить памятный знак «За особые заслуги перед архангельским лесом» и награждать им тех, кто внёс наибольший вклад в сохранение лесов. В сентябре запланировано проведение в Архангельске первого съезда лесоводов, где будут вручены эти памятные знаки.

В регионе разрабатывается программа развития лесного хозяйства до 2020 года с масштабным финансированием из трёх источников: федерального, регионального, внебюджетного. Планируется привлечь значительные инвестиции частного лесного сектора в неистощительное ведение лесного хозяйства.

Для поддержки дальнейшего развития глубокой переработки древесины планируется создать целый комплекс стимулов и правил для инвесторов. Необходимо пересмотреть отношение к приоритетным инвестпроектам в освоении лесов. Под инвестпроекты выделено 1,5 млн. кбм лесных ресурсов. Однако отдельными инвесторами нарушаются финансовые обязательства по внесению инвестиций. А ссылки инвесторов на мировой финансовый кризис не могут быть оправданием.

По всем основным показателям ЛПК региона показывает рост, и это даёт право требовать отдачи от лесных ресурсов, причём предоставленных инвесторам на льготных условиях под реализацию инвестпроектов.

Региональные власти ищут эффективные способы поддержать малый и средний лесной бизнес. Есть предложение создать «Поморский лесной технопарк», который должен стать инициатором разработки и реализации приоритетного инвестпроекта в освоении лесов с объёмом инвестиций не менее 300 млн. рублей. В этот «технопарк» должны быть включены предприятия малого и среднего бизнеса, реализующие свои инвестпроекты по глубокой переработке древесины, деревянному домостроению, биоэнергетике.

Не случайно в рамках Лесного форума предусмотрена отдельная конференция по биоэнергетике. Перед регионом поставлена цель –
за 5 лет перейти на использование в муниципальных котельных газа и биотоплива. Пока же на территорию области завозится около 10 млн. тонн условного топлива.

Более 3 млрд. руб. из областного и федерального бюджетов направляется на компенсацию разницы между тарифами и себестоимостью производства тепловой энергии.

По сути дела, эти 3 млрд. руб. идут на оплату доставки топлива в регионы, в то время как эти громадные средства могли бы стать источником финансирования затрат лесозаготовителей, переработчиков низкокачественной древесины и отходов лесопиления в биотопливо.

Далее губернатор предложил возродить работу школьных лесничеств, чтобы с детства воспитывалась любовь к лесу. В области 30 лесничеств, необходимо создать 30 школьных лесничеств и в июне этого года провести конкурс на лучшее школьное лесничество области.

Пришло время пересмотреть отношение к лесной науке. Материально-техническая база научных учреждений устарела, зарплата сотрудников – низкая.

До сих пор не решена проблема нелегального оборота древесины. Одним из эффективных способов борьбы может стать введение единого транспортного документа со штрихкодом, что позволило бы поставить под гарантированный и жёсткий контроль перевозку леса автотранспортом.

Прошлый год убедительно показал, насколько важно вовремя обнаружить лесной пожар и во-время передать информацию лесничествам. В 2011 году в области будет создана единая диспетчерская служба по охране лесов. При поддержке Рослесхоза в Архангельской области будет создано 7 пожарно-технических станций, селекционный лесной центр в Устьянском районе.

Завершая выступление, губернатор предложил во всех муниципальных образованиях региона посадить по 300 деревьев. Чтобы
не откладывать дело в долгий ящик, Илья Михальчук предложил руководителю Рослесхоза Виктору Маслякову вдвоём сброситься по 50 рублей и приобрести кассету с посадочным материалом — саженцами ёлочек, которые будут посажены на родине М. В. Ломоносова в честь 300-летия со дня рождения учёного.

Руководитель Рослесхоза Виктор Масляков в своём выступлении отметил, что все крупные лесовладельцы и собственники лесных предприятий должны шире использовать потенциал отечественной лесной науки, потенциал российских учёных.

Виктор Николаевич считает, что за время реформ лесного хозяйства потерян главный человек в лесу – лесничий – профессионал своего дела, способный управлять лесом, способный защитить, сберечь лесные богатства. Лесничий —
не только профессия, но и состояние души. Те, кто отвечает за лес, должны иметь достойную зарплату, быть социально защищены, оснащены современной техникой и оборудованием.

На сегодняшний день Рослесхоз стал самостоятельной структурой и фактически имеет полномочия министерства лесного хозяйства, что накладывает на Рослесхоз и особую меру ответственности за всё, что происходит в лесу. Сейчас одна из важнейших задач – создание системы тушения лесных пожаров. В частности, Рослесхозом совместно с губернатором подписан сводный план тушения лесных пожаров на территории Архангельской области, где каждое муни-ципальное образование, каждый арендатор знает свои обязанности по профилактике и тушению лесных пожаров.

Разрабатывается федеральная программа развития лесного хозяйства, где будет предусмотрено финансирование тех видов дея-тельности, которые недостаточно финансировались в прежние годы, обеспечена финансовая поддержка перспективных направлений дея-тельности, связанных с использованием лесов.

Глава Рослесхоза поддержал идею создания «Поморского лесного технопарка», который должен помочь эффективному социально ориентированному бизнесу, обеспечив его сырьевыми ресурсами.

Рослесхоз не намерен отказываться от софинансирования из федерального бюджета строительства лесовозных дорог совместно с арендаторами.

Виктор Николаевич ещё раз подчеркнул важность работы специалистов лесного хозяйства с населением. В прошлом году 86% всех лесных пожаров произошли по вине человека, а значит, их можно было избежать. Лишь бережное, ответственное отношение всех жителей к лесу позволит уменьшить количество лесных пожаров, ущерб от них.

В прошлом году последний лесной пожар на территории России был зафиксирован 30 декабря, а первый лесной пожар в этом году произошёл 16 февраля. Как видим, есть над чем задуматься.

Выступая на Лесном форуме, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Николай Львов в частности отметил, что вклад лесного сектора в экономику нашей страны совершенно не соответствует ресурсному потенциалу лесов. На долю России приходится всего немногим более 3% мировой лесной продукции, и столько же лесная продукция составляет в валовом внутреннем продукте страны.

Далее Николай Львов сказал:

- У нас самая низкая среди развитых стран эффективность лесопользования, с одного гектара леса собирается намного меньше древесины, чем, например, в Финляндии и Швеции. На глубокую переработку идёт менее 20% добываемой древесины, тогда как в скандинавских странах этот показатель достигает 85%. Значительную часть экспорта лесных товаров составляет необработанный круглый лес.

Поэтому я очень надеюсь, что форум пройдёт не как парадное мероприятие с отчётами о проделанной работе, а будет посвящён поиску путей повышения эффективности работы лесного комплекса.

Как известно, 2/3 лесосырьевого потенциала страны сосредоточено в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, и лес является основой жизнеобеспечения значительной части населения Севера России.

Поэтому Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов уделяет первостепенное внимание проблемам лесного комплекса и их законодательному обеспечению.

Недавно комитет провёл Интернет-конференцию и подготовил обширный аналитический материал о положении дел в отрасли
в районах Севера, который направлен в Правительство Российской Федерации. В течение этой весенней сессии в Совете Федерации по инициативе комитета должен быть проведён «правительственный час» на тему: «О мерах по реформированию лесного хозяйства Российской Федерации». Из всех субъектов Российской Федерации, в которых развито лесное хозяйство, мы собрали предложения для подготовки постановления Совета Федерации по данному вопросу, и сейчас их обобщаем.

С учётом этого я хотел бы поделиться нашим видением некоторых проблем лесного комплекса и путей их решения.

Существующее в настоящее время лесное законодательство Российской Федерации основывается на Лесном кодексе, принятом в 2006 году, и включает в себя, кроме собственно кодекса и федерального закона о его введении в действие, около сотни федеральных нормативно-правовых актов, а также предусмотренные Лесным кодексом законы субъектов Российской Федерации.

На недостатки Лесного кодекса как основополагающего для отрасли законодательного акта многие эксперты и специалисты лесного хозяйства указывали ещё во время его принятия. И, как показала правоприменительная практика последних лет, многие положения лесного законодательства требуют значительной корректировки.

Достаточно сказать, что практически на каждом заседании нашего комитета, а они проводятся два, иногда три раза в месяц, мы рассматриваем один или два законопроекта о внесении изменений в Лесной кодекс. Большинство из них разработано в регионах, а это значит, что они направлены на решение конкретных возникших проблем. Сегодня трудно назвать какой-либо иной законодательный акт, который является объектом такого большого числа законодательных инициатив, направленных на его изменение или дополнение.

Как один из самых больших недостатков можно констатировать, что действующее лесное законодательство основано на системе лесопользования, при которой лес фактически используется как не-возобновляемый природный ресурс. Нормы Лесного кодекса не стимулируют в должной мере эффективное и бережное ведение лесного хозяйства и воспроизводство лесов. Кодекс возлагает на арендаторов обязанности по выполнению лесохозяйственных мероприятий, но при этом не определяет, в каком объёме эти мероприятия должны проводиться, и не предусматривает должных мер контроля, чёткой ответственности лесопользователя за непроведение или недостаточное проведение лесохозяйственных мероприятий.

Необходимо внести в Лесной кодекс положения, препятствующие истощительному лесопользованию, при котором меры по воспроизводству лесных ресурсов не соответствуют объёмам их изъятия. Целесообразно законодательно чётко предусмотреть комплекс мероприятий по лесовосстановлению, контролю за выполнением установленных сроков и качества, ответственность за эту работу.

Второе. Большим недостатком лесного законодательства, по нашему мнению, является то, что в нём практически не учитываются региональные особенности ведения лесного хозяйства. Наша страна огромна, и её отдельные территории существенно различаются по природно-климатическим, социально-экономическим и другим условиям жизни и хозяйствования.

Что касается нашего региона, отсутствует правовой механизм определения северной границы лесов, в результате чего большие территории залесённых притундровых земель не входят в лесной фонд, и возникают трудности с правовым регулированием лесопользования на таких землях. В то же время большая часть притундровых лесов отнесена к категории защитных лесов, что обусловливает ограниченный режим их использования.

В связи с этим, наверное, стоит предусмотреть для проживающего на таких территориях местного населения возможность упрощённого использования лесных ресурсов для собственных нужд.

Также необходимо отметить, что положения Лесного кодекса Российской Федерации об обязательной аренде лесных участков не учитывают особенности традиционного хозяйствования коренных малочисленных народов Севера в местах их компактного проживания, не позволяют установить ограничения или запреты на другие виды использования лесов, наносящие ущерб исконной среде обитания коренных народов и препятствующие ведению традиционного образа жизни.

Кроме того, необходимость аренды оленьих пастбищ не соответствует самой природе северного оленеводства. Это приводит к множественным злоупотреблениям и ограничению доступа коренного населения к оленьим пастбищам. Нуждаются в корректировке и экономическом обосновании ставки платы за использование лесных площадей для целей оленеводства.

Уже неоднократно говорилось о том, что при расчёте размеров субвенций регионам из федерального бюджета на осуществление передаваемых федеральных полномочий, связанных с ведением лесного хозяйства, не учитываются более высокие затраты на ведение лесного хозяйства на северных территориях; также не учитываются площади резервных лесов, на значительной части которых в районах Севера ведётся интенсивная хозяйственная деятельность. Финансирование мероприятий, направленных на защиту и воспроизводство лесов, остаётся недостаточным.

В этой связи представляется целесообразным предусмотреть коэффициент, увеличивающий размер субвенций из федерального бюджета на осуществление федеральных полномочий, связанных с ведением лесного хозяйства, с учётом природно-климатических условий северных территорий.

Третье. Безусловно, важнейшим аспектом является экологическая значимость лесов, которые называют «лёгкими планеты». Растёт техногенная нагрузка на леса. Ущерб, наносимый лесам, в том числе и незаконной хозяйственной деятельностью, не восполняется или восполняется не в полном объёме, что негативно влияет на комплексную экологическую ситуацию. Наша страна, обладая крупнейшими мировыми запасами леса, несёт ответственность за расположенные на её территории многие уникальные природные заповедники и парки. Бережное, рациональное использование этих природных богатств, многообразия биоресурсов — это наш вклад в благополучие будущих поколений.

В этой связи необходимо усилить административную ответственность за нанесение ущерба экологии при ведении лесного хозяйства. Также представляется целесообразным ввести уголовную ответственность за наиболее крупные нарушения в этой сфере.

Четвёртое. Как известно, после жаркого лета 2010 года и лесных пожаров в средней полосе России в Лесной кодекс и ряд других федеральных законов внесены изменения, регламентирующие охрану лесов от пожаров. В том числе пересмотрены полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления по осуществлению мер пожарной безопасности и тушению пожаров.

Вместе с тем, передавая полномочия региональным органам государственной власти, не учитывается, что в настоящее время у органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченных в области лесных отношений, нет в подчинении специализированных лесопожарных, аварийно-спасательных формирований или лесной пожарной охраны. Не закладывается финансовая основа для создания и содержания региональных государственных специализированных бюджетных учреждений, которые могут создаваться для тушения пожаров. Неэффективным и нецелесообразным также представляется порядок организации работы по тушению лесных пожаров через механизмы Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Приближается лето, и может получиться, что на многих территориях, прежде всего дотационных, так и не будут созданы необходимые условия для борьбы с возможными природными катаклизмами.

Для того, чтобы противопожарные меры были действенными, необходимо принять в короткий срок большое число подзаконных актов. Как нам представляется, необходимо обеспечить создание и существование лесохозяйственных организаций, способных эффективно выполнять лесные работы для государственных нужд, в том числе при тушении лесных пожаров.

С точки зрения пожарной безопасности требует решения проблема «бесхозных» лесов, на которые не распространяется впрямую действие лесного законодательства. Это леса и защитные лесные полосы на землях сельскохозяйственного назначения, землях транспорта, а также леса на землях поселений. По оценке экспертов, на «бесхозные» леса приходится до 5% лесов Российской Федерации, причём основная площадь этих лесов сосредоточена в густонаселённых районах и около населённых пунктов, где наибольшая опасность возникновения пожаров.

Пятое. Мы полагаем, что сложившееся положение в лесном комплексе страны — в значительной степени следствие того, что система государственного управления лесами длительное время подвергается постоянным преобразованиям. Наиболее болезненным для лесного хозяйства изменением стало разрушение лесхозов и лесничеств в прежнем понимании (т. е. как государственных органов, целиком и полностью отвечавших за управление лесами определённой территории), без создания сколько-нибудь дееспособной замены им.

Созданные на базе бывших лесхозов хозяйствующие структуры сегодня не имеют долгосрочных прав на ведение лесного хозяйства и фактически являются лишь подрядчиками, выполняющими определённые работы.

Долгосрочные права и обязанности, связанные с ведением лесного хозяйства, закрепляются только за арендаторами, но в аренде в настоящее время находится лишь пятая часть лесов России, да и стимулов к качественному ведению лесного хозяйства у арендаторов при существующем лесном законодательстве немного. А остальная часть леса сегодня в значительной степени остаётся бесхозной.

В новой системе управления существенно возрастает роль органов государственной власти субъектов Российской Федерации. В то же время основная часть доходов от платы за лесные ресурсы поступает в федеральный бюджет. Поэтому назрела необходимость пересмотреть распределение этого вида бюджетных доходов между уровнями бюджетной системы с увеличением доли, направляемой в бюджеты регионов, на которые сегодня возложена основная забота о лесах.

В завершение хочу выразить нашу убеждённость в том, что и в условиях рыночной экономики организация рационального использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов является стратегически важной задачей государства. Уверен, что Архангельский международный лесной форум внесёт свой заметный вклад в решение этой задачи.

Министр природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области Юрий Трубин в своём кратком выступлении на лесном форуме дал оценку региональным особенностям лесоуправления в Архангельской области. Несмотря на схожие с соседями условия, область имеет свои особенности, связанные с естественно-географическими и историческими факторами.

Показатель лесистости в континентальной части без островных территорий – 74%.

Леса расположены в средне- таёжной и северо-таёжной зонах, а также в районе притундровых лесов и редкостойной тайги, которые тянутся полосой от 40 до 140 километров.

Расположенные на северной границе леса имеют важное биосферное значение. Более 3 млн. га в притундровой зоне отнесены к ценным лесам, а в целом в категорию защитных лесов входит 29% лесной площади.

В лесном фонде преобладают ельники – 49%, на 27% площади произрастают сосняки.

Ежегодная расчётная лесосека по спелым и перестойным насаждениям составляет 22 млн. кбм.

По формам использования территория лесного фонда распланирована следующим образом:

91% площадей отведёно под аренду с учётом будущего закрепления лесных участков;

9% составляет зона внутриобластного потребления, где отпуск древесины ведётся по договорам купли-продажи лесных насаждений (2 млн. кбм).

Основным видом использования лесов является заготовка древесины. С этой целью передано в пользование 14,5 млн. кбм, в том числе под инвестпроекты — 1,5 млн. кбм (всего 55% земель лесного фонда).

Главным потребителем древесины является лесоперерабатывающий комплекс, совокупная потребность которого в сырье составляет около 16 млн. кбм.

Несмотря на внушительную расчётную лесосеку, в области образовался дефицит деловой древесины, обусловленный историческими особенностями лесопользования.

До 30-х годов прошлого века в регионе велись выборочные рубки вдоль сплавных рек и вблизи населённых пунктов. Позднее в южных и прижелезнодорожных районах началось освоение лесов с постепенным перемещением на север.

Логистика транспортных путей древесины замыкалась на центры лесопереработки в Архангельске, Котласе, Онеге, Коноше, имеющие прямой выход по железной дороге в центральные районы России и за рубеж.

Освоение лесов идёт неравномерно.

В южных районах основные запасы спелой древесины представлены лиственным лесфондом. Хвойные насаждения практически полностью исчерпаны и представлены низкобонитетными лесами.

В центральной части около 50% спелых и перестойных насаждений, однако все они концентрируются в массивах, удалённых от населённых пунктов и транспортных магистралей.

Спелые и перестойные хвойные насаждения севера также характеризуются низкой продуктивностью, а территория их расположения — высокой заболоченностью. Запасы древесины рассредоточены по огромной территории.

Обеспеченность лесов дорожной инфраструктурой крайне низкая. На 71% их площадей протяжённость дорог составляет менее 2 км на тысячу гектаров.

Анализируя современный сырьевой потенциал, можно с уверенностью сказать, что основными задачами в лесопереработке в ближайшие 30-40 лет станут:

- развитие целлюлозно-бумажного производства и производств-утилизаторов лиственной древесины;

- поддержание мощностей хвой-
ного лесопиления за счёт рационального использования и совершенствования технологий распиловки древесины.

В сложившихся условиях приоритетной задачей лесоуправления является создание условий для сырьевой поддержки лесопромышленного потенциала Архангельской области. На первый план выходит целевая задача развития лесного хозяйства как отрасли экономики, которая более всего нуждается в крупных инвестициях.

Разработана концепция долгосрочной целевой программы «Развитие лесного комплекса Архангельской области в 2012–2020 годах». Поставленная программой цель – заложить основу для восстановления лесосырьевого потенциала территории.

Среди ключевых задач программы:

- интенсификация лесовыращивания;

- исключение необоснованной гибели лесов от пожаров и других воздействий природного и техногенного характера;

- рациональное использование древесного сырья;

- отказ от монопользования.

Для успешной реализации планов есть все необходимые условия:

- политическая воля;

- развитая лесная наука;

- хорошо организованное региональное лесоустроительное предприятие;

- высокопрофессиональный состав специалистов лесного хозяйства;

- ответственные лесопользователи с богатым опытом ведения лесного бизнеса;

- конструктивный диалог с неправительственными природоохранными организациями.

Что касается текущих задач, то область серьёзно готовится к лесопосадочному сезону, поскольку в прошлом году не выполнен установленный план. К сожалению, были просчёты в расстановке сил, объяснявшиеся подготовкой и проведением пожароопасного сезона, которому было уделено всё внимание.

В этом году будет усилен спрос с арендаторов за исполнение обязательств по договорам аренды. На особом контроле – организация работ в зоне ответственности областного учреждения «Архобллес». Предусмотрено дополнительное финансирование в сумме 19 млн. рублей на лесовосстановительные работы, проводится финансовое оздоровление этого учреждения.

Второй приоритет – обеспечение пожарной безопасности в лесах. Правительством области утверждён Сводный план тушения лесных пожаров в Архангельской области. В 11 лесничествах организована радиосвязь с самолётами и вертолётами «Авиалесоохраны», закуплены средства спутниковой
и мобильной связи, ведётся работа по организации единого диспетчерского пункта. В бюджете предусмотрено 12,2 млн. рублей на создание семи ПХС 3-го типа.

Третья задача – создание лесного селекционно-семеноводческого центра. Областным бюджетом предусмотрено софинансирование в сумме 32,2 млн. рублей, готова проектно-сметная документация.

Хочется надеяться, что 2011 год, объявленный резолюцией Ассамблеи ООН Годом лесов, станет для лесного сообщества не просто формальной декларацией, а временем переосмысления ценностей и приоритетов, точкой отсчёта нового времени в освоении лесного богатства территории.

На Лесном форуме всем запомнилось яркое и содержательное выступление доктора экономических наук Александра Пластинина (на нижнем снимке). Из довольно скучной на первый взгляд темы своего выступления: «Инвестиционная привлекательность сектора Архангельской области» Александр Викторович сумел сделать интереснейшее сообщение.

Cвоё выступление он начал с экскурса в глубины истории, рассказав об инвестиционной деятельности в античные времена, далее — вплоть до ХIХ века, перешёл к социалистическому периоду, а затем и к нашему времени.

Как оказалось, ещё с античных времён прогрессивные правители многих государств стремились привлечь инвестиции на свою территорию, дабы обеспечить её развитие. По мнению учёного, существует несколько факторов инвестиционной привлекательности: объективные (от Бога) и субъективные (от человека). К объективным в основном относятся географическое положение территории, климатические условия и природные ресурсы. Субъективные факторы — производственный потенциал, финансовая сфера. Любой инвестор предпочитает тот регион, где развито производство, инфраструктура. Однако для ЛПК развитое производство подразумевает и высокую конкуренцию, что вызывает определённую настороженность инвесторов.

А вот развитая социальная инфраструктура всегда «на руку» инвестору, поскольку при этом легче решать проблему кадров.

Решающее значение имеет и законодательная система, позволяющая инвестору уверенно работать, не опасаясь за судьбу вложенных средств.

Для Архангельской области крайне важно сфокусировать своё внимание на природных ресурсах и создании производственной инфраструктуры, где главная составляющая — лесные дороги, которых в области катастрофически не хватает. В результате основное препятствие для инвесторов – нехватка доступного лесфонда. При расчётной лесосеке в 23 млн. кбм с трудом заготавливается 12-13 млн. кбм.
А крупные лесные массивы остаются недоступными для освоения из-за отсутствия всё тех же дорог, включая автомобильные и железные.

Шведская стратегия развития лесной отрасли начиналась именно с дорог, второй пункт стратегии – финансовая поддержка ЛПК, и лишь потом в лес пришёл бизнес, когда всё что нужно для его привлечения было сделано государством. В нашей области инвесторами является в основном действующий на территории бизнес, в меньшей степени — новые для области коммерческие структуры.

Отличный формат сотрудничества бизнеса и власти — государственно-частное партнёрство, хорошим примером которого ста-ли приоритетные инвестиционные проекты в освоении лесов.

Именно в этой форме сотрудничества следует находить возможности строить лесные дороги на паритетных началах. В финансировании строительства лесных дорог доля государства должна быть больше, нежели доля лесного бизнеса — это важно, об этом говорит и опыт развитых стран.

Если Архангельская область стремится создать привлекательный инвестиционный климат, то в первую очередь необходимо убрать все административные барьеры. Убрать все препятствия, которые мешают бизнесу успешно развиваться, реализовывать самые амбициозные проекты. Власти необходимо активнее вкладывать сред-ства в развитие инфраструктуры. Это касается не только дорог, но и энергообеспечения, строительст-ва жилья, объектов соцкультбыта — всего, без чего бизнес не может успешно и эффективно развиваться.

При расчётной лесосеке в 23 млн. кбм заготавливаем 12-13 млн. кбм, фактически сырьевой потенциал региона используется наполовину. А за счёт эффективного ведения лесного хозяйства (увеличения прироста) объёмы заготовки могут быть увеличены.

Для увеличения инвестиционной привлекательности региона важно работать по всем направлениям, создающим благоприятные условия для инвесторов, причём основные усилия должны быть сконцентрированы на стратегических направлениях, что позволит в конечном итоге привлечь инвестиции в регион.

С особым вниманием участники Лесного форума слушали Выступление ректора ВИПКЛХ, доктора экономических наук Анатолия Павловича Петрова (на снимке).

По мнению учёного, предусмотренное Лесным кодексом повышение доходности использования лесов и создание в лесном секторе инновационной конкурентоспособной экономики сдерживается главным образом несовершенством экономических отношений, основу которых наряду с системой налогообложения составляет механизм установления, взимания и распределения платы за использование лесов, практически унаследованный от советской экономики, когда древесные ресурсы не продавались, а централизованно распределялись по лесозаготовительным предприятиям. Свидетельство этого — визуальное сходство двух документов, определяющих размер платы за древесину на корню и факторы её дифференциации.

Речь идёт о ставках платы за единицу объёма лесных ресурсов, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации № 310 от 22 мая 2007 г., получивших название «минимальных», и о таксах на древесину основных лесных пород, отпускаемую на корню, введённых в действие с 01.01.1990 г. прейскурантом № 07-01.

В названных документах как ставки платы, так и таксы на древесину дифференцированы по породам, категориям крупности деловой древесины, разрядам (для ставок) и поясам (для такс), учитывающим транспортные расходы; различия обусловлены в основном изменениями в масштабе цен вследствие их радикального реформирования.

 

Централизованное управление ценой древесины на корню:
экономические и социальные потери

Директивное назначение минимальных ставок платы за древесину на корню, введённое Лесным кодексом (1997 г.), стало основой экономических отношений между государством – собственником лесного фонда — и пользователями на весь последующий период, вплоть до настоящего времени, несмотря на многократные «косметические» изменения в системе взимания и распределения платежей.

До принятия Бюджетного кодекса в 2001 году доход от превышения минимальных ставок платы за древесину на корню фактически принадлежал лесхозам, а доход в виде минимальных ставок распределялся между федеральным бюджетом и бюджетом субъектов Российской Федерации в установленном законодательством соотношении.

Бюджетный кодекс перевёл всю сумму платежей за использование лесов в бюджетную систему, практически ежегодно меняя распределение собираемого дохода по двум бюджетам.

С 2005 года платежи за древесину на корню стали неналоговыми, при этом остался прежний подход к установлению размера ставок платы через их ежегодное индексирование, но изменился порядок администрирования платежей с передачей ответственности за их сбор федеральным органам государственного управления лесным хозяйством (лесхозам).

Названная система неналоговых платежей продолжает обслуживать и существующую, введённую в действие Лесным кодексом 2006 г. институциональную организацию управления лесами, при которой основные полномочия в сфере управления использованием, охраной, защитой и воспроизводством лесов принадлежат субъектам Российской Федерации.

Очевидным парадоксом этой системы является то, что администрирование платежей, поступающих в федеральный бюджет, осуществляют органы государственной власти субъектов Российской Федерации, лишённые каких-либо мотиваций выполнять данную работу.

Более чем десятилетний опыт применения рассмотренной выше действующей системы установле-ния, взимания и распределения платы за использование лесов показал, что эта система:

- сохранила плату за древесину на корню на самом низком уровне
в сравнении с другими странами;

- использует ставки платы, не увязанные ни с ценами на конечную лесопродукцию на внутреннем и экспортном рынке, ни с затратами на воспроизводство лесов;

- выполняет только фискальные функции по сбору средств, поступающих в бюджетную систему;

- не обеспечивает оценку эффективности принимаемых решений при текущем и долгосрочном планировании развития лесного сектора;

- не стимулирует комплексное использование лесных ресурсов;

- создаёт коррупционные риски при организации использования лесов через договоры аренды;

- не формирует финансовые потоки, создающие эффективные условия для децентрализации лесоуправления.

Исходя из сказанного, не существует объективных возможностей для дальнейшего «косметического» улучшения названной системы, основанной на методах директивного управления экономическими отношениями в лесном секторе.

Эта система должна быть заменена рыночным подходом к установлению платы за использование лесов, основанным на защите и стимулировании экономических интересов:

а) Российской Федерации как собственника лесов через поступление в федеральный бюджет средств, необходимых для выполнения федеральными органами исполнительной власти возложенных на них полномочий;

б) частного бизнеса при аренде лесных участков и других формах организации использования лесов через обеспечение ему (бизнесу) нормальной рентабельности;

в) органов государственной власти субъектов Российской Федерации через поступление в их бюджеты средств, необходимых для выполнения возложенных на них полномочий.

 

При рыночном подходе
к установлению цены древесины
на корню защищены интересы частного бизнеса

Верхний предел платы за древесину на корню, защищающий интересы частного бизнеса, должен устанавливаться для каждого лесного участка с привлечением следующей информации:

- таксационные характеристики насаждений;

- условия эксплуатации насаждений (рельеф, состояние грунтов, сезон года, расстояние вывозки до пункта реализации);

- рыночные цены на сортименты круглого леса на внутреннем и внешнем рынке;

- нормативный уровень рентабельности в лесопромышленном производстве.

Чтобы приведённая информация была «материализована» в установление верхнего предела платы за древесину на корню или её корневой цены, необходимо иметь:

1. Разработанные и утверждённые уполномоченным федеральным органом исполнительной власти:

а) «Положение о порядке установления арендной платы и платы по договору купли-продажи лесных насаждений», содержащее алгоритмы и процедуры расчётов, превращающих привлекаемую информацию в экономические категории (цены и затраты);

б) нормативы затрат в лесозаготовительном производстве.

2. Компьютерные программы, обеспечивающие многовариантное решение поставленной задачи в открытых процедурах, понятных как органам государственной власти, принимающим решения по установлению платы за использование лесов, так и частному бизнесу, интересы которого в данном случае должны быть приоритетны (не будет дохода, все последующие действия по его распределению бессмысленны).

 

Федеральный лесной налог
заменяет вывозные таможенные пошлины на круглый лес

Экономические интересы Рос-сийской Федерации как собственника земель лесного фонда должен защищать федеральный лесной налог в качестве элемента цены древесины на корню.

Федеральный лесной налог в отличие от цены древесины на корню должен выполнять исключительно фискальные цели, обеспечивая поступление в федеральный бюджет средств, необходимых для финансирования:

- расходов на государственное управление лесами, в том числе содержание органов управления лесами в субъектах Российской Федерации;

- услуг, оказываемых организациями, ведомственно подчинёнными федеральным органам исполнительной власти, по направлениям, установленным законодательством (лесоустройство, лесопатологический мониторинг, семеноводство и т. п.).

Планируемая потребность в средствах федерального бюджета на названные и другие цели позволит установить ставку федерального налога как отношение потребности к объёму заготовленной древесины.

При этом возможны варианты:

а) с единой ставкой федерального лесного налога для всей территории Российской Федерации, что значительно упрощает расчёты и технологию сбора;

б) со ставкой федерального лесного налога, дифференцированной по федеральным округам, субъектам Российской Федерации, если такая дифференциация будет обоснована расчётами.

При установлении ставок федерального лесного налога важнейшее значение имеет распределение финансовой ответственности между Российской Федерацией и её субъектами за выделение средств на ведение лесного хозяйства и строительство лесных дорог.

Если сохранится механизм предоставления федеральным бюджетом субвенций органам государст-венной власти субъектов Россий-ской Федерации и названные выше расходы будут финансироваться за счёт средств, предоставляемых субвенциями, ставки федерального лесного налога должны быть соответственно повышены на величину, определяемую исходя из потребности в средствах на ведение лесного хозяйства и строительство лесных дорог.

Этот фактор сделает необходимым иметь ставки федерального лесного налога, дифференцированные по субъектам Российской Федерации.

Дифференциация ставок лесного налога будет необходима также, если его использовать в качестве регулятора лесного рынка с целью ограничения или расширения по-требления древесины в определённых сферах, включая экспортные поставки.

На этом направлении федеральный лесной налог может успешно заменить вывозные таможенные пошлины, вводимые для ограничения или полного запрещения вывоза за рубеж необработанного круглого леса.

Результат воздействия высоких ставок федерального лесного налога на поведение частного бизнеса
на экспортных лесных рынках будет аналогичным тому, какое оказывают экспортные пошлины, но при этом не будет политических последствий из-за нарушения свободы торговли, что на практике снимет сложности во взаимоотношениях Российской Федерации с приграничными странами-покупателями лесопродукции.

Субъекты Российской Федерации управляют инновационным развитием лесного сектора.

Экономические интересы субъектов Российской Федерации защитит разница между верхним пределом цены древесины на корню, которую оплачивает частный бизнес, и федеральным лесным налогом.

Величина этой разницы может устанавливаться по аналогии с федеральным лесным налогом по вариантам, когда:

а) средства на ведение лесного хозяйства и строительство лесных дорог на всей площади лесного фонда, включая земли, находящиеся в аренде, передаются субъектам Российской Федерации через субвенции из федерального бюджета;

б) средства на названные выше цели создаются в бюджетах субъектов Российской Федерации.

В зависимости от того, какая будет величина разницы между ценой древесины на корню и федеральным лесным налогом, субъект Российской Федерации может проводить различную инновационную политику в развитии лесного сектора.

При сокращении названной разницы приближением цены древесины на корню к ставке федерального лесного налога бизнес получает дополнительные финансовые средства для своего инновационного развития, что может быть установлено специальными условиями в договорах аренды лесных участков.

Управляя лесным доходом в виде разницы между ценой древесины на корню и федеральным лесным налогом, органы государственной власти субъектов Российской Федерации получат возможность реализовать те выгоды, которые предоставляет им осуществлённая децентрализация в управлении лесами.

В настоящее время, к сожалению, в условиях действующих экономических отношений финансовых выгод от децентрализации лесоуправления субъекты Российской Федерации не имеют.

 

Цена предмета аукциона
и арендная плата:
разный подход к их определению

Для того чтобы предложенный подход к установлению, взиманию и распределению платы за использование лесов оказался работоспособным и приемлемым для всех субъектов лесных отношений, необходим ещё ряд дополнительных условий:

- взимание арендной платы и федерального лесного налога с фактических объёмов заготовленной древесины по результатам её обмера и учёта;

- установление начальной це-ны предмета аукциона по методике, отличной от предлагаемой методики определения арендной платы.

Сам предмет аукциона по продаже прав на заключение договора аренды лесного участка должен отличаться от предмета при взимании арендной платы.

В первом случае на аукционе приобретаются права на пользование лесным участком на длительное время, и здесь главным показателем предмета аукциона должна быть площадь участка; во втором случае пользователь лесного участка передаёт государству часть своего дохода в виде платы за использование лесов наряду с налоговыми выплатами.

Поскольку права на лесной участок приобретаются только один раз, внесение платы в размере цены предмета аукциона должно быть разовым платежом, поступающим в бюджет субъекта Российской Федерации в качестве обязательного условия заключения договора. В то же время периодичность внесения арендной платы определяется условиями договора, там же в договоре приводятся и согласованные сторонами ставки платы, действующие в течение фиксированного периода времени.

Порядок взимания федерального лесного налога устанавливается налоговым законодательством. Переход на оплату фактически заготовленной древесины потребует ещё одного условия в организации арендных отношений, а именно обязательного введения штрафных санкций для арендаторов лесных участков при невыполнении ими согласованных годовых объёмов заготовки древесины по причинам, не заявленным в договорах.

Такое положение наряду с введением системы обязательного учёта и обмера заготовляемой древесины в значительной мере сократит коррупционные риски и будет противодействовать нелегальному обороту древесины.

Предложенный подход к установлению, взиманию и распределению платы за древесину на корню отличается прозрачностью, процедуры принятия решений открыты для участия в переговорных процессах частного бизнеса.

Для практической реализации названного подхода необходимо:

1. Руководству страны иметь политическую волю изменить положение дел в лесном секторе к лучшему.

2. Внести столь необходимые поправки в Лесной кодекс, меняющие экономические отношения между государством и частным бизнесом.

3. Подготовить и принять федеральный закон «О федеральном лесном налоге» с одновременной отменой экспортных пошлин на круглый лес.

4. Получить разрешение у Правительства Российской Федерации на подготовку и проведение экономического экспериме


Дата публикации: 18 апреля 2011
Опубликовано в "Лесной Регион" №-


Другие новости по теме:





Комментарии (0)
Оставить комментарий